Интервью митрополита Онуфрия о войне на Донбассе

Интервью митрополита Онуфрия о войне на Донбассе

17/07/2015 6509
Автор: 

Видео имеет русские субтитры, которые можно включить в настройках проигрывателя YouTube.

–Владыка Онуфрий, сейчас на Украинскую Православную Церковь оказывают беспрецедентное давление. В отличие от других, Вы не поддерживаете антитеррористическую операцию на Востоке Украины. В частности, из-за этого и на Вас лично, и на Церковь в СМИ безудержно льется грязь, таким образом, видимо, пытаются вбить клин между УПЦ и украинским обществом. Оппоненты умело этим пользуются, под благовидными лозунгами о любви к стране в Украине массово захватывают храмы в регионах, дошло и до призывов с трибуны Верховной Рады передать то Киево-Печерскую, то Почаевскую Лавру другим, более патриотичным, церквям. Тем не менее, Вы остаетесь на достаточно жесткой позиции по вопросу военного конфликта на Донбассе. Почему это так, почему Вы не идете на компромиссы с властью, учитывая, что сегодня УПЦ находится в очень сложной ситуации?

 – Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала сделать экскурс в историю. Когда на землю пришел Спаситель, Сын Божий, принявший нашу, человеческую природу, еврейский народ ждал от Него, что это будет та личность, тот герой, который организует, или построит, или восстановит Царство Израильское. Но этого не случилось. И когда Христа спрашивали об этом, он отвечал, что Царство, которое он проповедует, не от этого мира. Спаситель творил много чудес. Когда Господь воскресил праведного Лазаря, многие уверовали в Него. Тогда собрался Синедрион – первосвященники, фарисеи. Они решили, что если люди и дальше будут идти за Иисусом, то придут римляне и завладеют ими всеми. То есть они считали, что чудеса Спасителя – это не патриотические поступки. И когда Спасителя судили, то ему вменяли в вину, что он противник Кесаря, то есть римского царя, императора. Подытожить сказанное можно так: нашего Спасителя, Господа, обвинили в том, что он не был патриотом, что он не поддерживал политические идеи, доминировавшие в то время, когда он жил. Но кто может сказать, что это так? Спаситель пришел обнять всех людей, освободить от греха. Ему такой ярлык пришили. И Господь сказал: «Как со мной поступали, так будут поступать с вами». Мы являемся Церковью Христовой. Каноническая Церковь – это Церковь, которая основывается на том, что дал Христос и его апостолы. И во все времена, сколько наша Церковь существует, нас всегда обвиняли в том, что мы не патриоты. Хотя больших патриотов, чем в нашей Церкви, я не вижу и никогда не видел.

– Извините, а в чем этот патриотизм выражается?

– Патриотизм выражается в том, что если я – патриот, то я хочу блага своей земле, я хочу блага своему народу. Как получить эти блага? Кто податель этих благ? Это – Господь! Господь подает блага, не мы! И так выходит с каждым: если я служу верно Богу, выполняю Божьи уставы, правила, законы, то я и есть патриот, самый лучший, потому что через меня, грешника, который старается выполнить эти законы, идет благословение Божие на всю нашу землю, на наш народ. Если я этого не делаю, то я живу вопреки Божественным Законам, тогда можно проломить грудь кулаком, что я великий патриот, и вредить при этом себе, своему народу, земле. Потому что через греховный сосуд благодать Божья не подается на землю. Так что наша Церковь всегда была и есть патриотом, но выражается наш патриотизм в том, что мы призываем людей жить с Богом, быть в мире с Ним. И в этом мы находим для себя счастье, и через это выпрашиваем благодать Божью на свою землю, на свой народ.

Если теперь уже конкретно сказать о войне, кипящей на Востоке, то я хотел бы указать на сущность этой войны. Это война – гражданская. Потому, что я говорю это не просто так, будто бы за кем-то повторяя, но я знаю это лично от епископов, которые там служат, от людей моих знакомых, что, например, отец в семье служит в Национальной гвардии, а сын – на стороне ополчения. У многих друзей один брат на одной стороне, а второй брат на другой. Многие друзья, которые живут в Киеве, а сами родом из Донецка, говорят, что друзья их оказались на той стороне. Те, кто живет тут, на нашей стороне, а те, кто остался там – на другой. Конечно, когда идет военный конфликт, когда, например, была гражданская война после революции 1917 года, тогда к ней прилипали какие-то мародеры и убийцы, и криминал, и все, что угодно. Так и к нынешней братоубийственной войне теперь тоже прилипает жестокость, которая там творится. Но эту ситуацию создают не те люди, которые воюют, а те, которые являются причиной этой войны. Это братоубийственная война. И поэтому Церковь, как и после революции 1917 года, сейчас призывает примириться друг с другом, простить друг друга. Так мы сможем сохранить целостность своего государства – Украины. Так мы дадим своему народу возможность развиваться, как-то улучшать материальное положение. Этого не будет на основе войны и крови, поэтому Церковь призывает людей найти в себе силы простить друг друга, перестать убивать друг друга. Это позиция нашей Церкви не с сегодняшнего дня, она сохраняется с 1917 года, она была таковой и в другие времена, когда были такие же войны, когда наши князья, восставшие при святом князе Владимире, братьев убивали – Святополк, потом другие. И в те времена наша Церковь, Каноническая Церковь, призывала прощать друг другу. За это выгоняли монахов, епископов, ненавидели нас, а потом понимали, что мы были правы, и примирялись. Так что я думаю, нас поймут и в нынешней ситуации.

– Вы хотите сказать, что в гражданскую войну после 1917 года Церковь не поддерживала ни одну из сторон?

­– Ни одну. Хотя власти нужно было от Церкви, чтобы она поддержала ее (советской власти). Были и тогда священники, епископы, которые на это пошли, они перешли на ту сторону – это известные обновленцы. Они начали предлагать свои услуги, мол, что скажут, то и сделаем, только впустите нас сесть на этот стул, что рядом с вами, и будем делать все, что скажете. И они пропали все, их возненавидели даже те, кто ими пользовался, потому что предателей никто не любит. Предателями пользуются, но их никто не любит. И сегодня у нас тоже есть где-то политизированные епископы и священники, которые тоже хотят поплыть по течению политической линии. И они тоже там все приветствуют, но это нечестно, это неправильно!

– Это происходит даже в Украинской Православной Церкви?

Думаю, есть такие и у нас. И это не правильно и нечестно. За это надо отвечать, дать ответ Господу. Как я могу утешить мать, пришедшую ко мне? Ко мне много матерей приходит, сыновья которых погибли там на войне, на стороне украинской армии или на другой стороне. С той армии ко мне не приходят, но приходят к нашим епископам. И мы не можем, я не могу матери что-то доказать или утешить ее, знаете… у меня нет аргумента, который бы ее успокоил. Сказать, что сын ее погиб потому или потому… что он защищал целостность Украины там, на войне. Я не могу: ей ничего этого не надо – ей сын нужен. Ведь мы живем среди обычных, простых людей.

Я уважаю власть и люблю власть. Она поставлена Богом. Но Бог ставит власть для того, чтобы она творила волю Божию. Для того, чтобы она утверждала и создавала мир, а не войну. Так что я люблю и уважаю власть, но прошу, чтобы она делала все возможное, чтобы прекратить войну. Я не иду на компромисс и не уступаю лишь в том, что перечит Божиему Закону. А так я иду на компромиссы и уступаю в том, в чем могу. Но в том, что касается канонических правил и жизни Церкви, которая руководствуется ими на нашей земле больше тысячи лет, а в истории – больше двух тысяч лет, то в этом Церковь никогда не уступала и не может уступать. Если я так поступлю, если пойду на компромисс, мы перестанем быть в Церкви. Она будет, но я буду уже вне Церкви, а я этого не хочу, я хочу быть в Церкви.

– Еще один вопрос. Он волнует меня и, я знаю, очень многих людей. Почему Бог допускает войну? В Евангелии сказано, что все происходит по воле Божией, без которой даже волос с головы не упадет. Получается, что Бог смотрит на человека, на все, что происходит, с неба, на нас сверху – и смотрит, как снаряд попадает в жилой дом, а там разрывает на части маленького ребенка. Мне очень сложно это понять и принять.

– В Святом Евангелии сказано: «И волос с головы человека не упадет без воли Божией». Но это касается тех людей, которые живут по воле Божией. А те, кто живут без нее, сами рвут себе волосы на голове. Объясню это иначе: грех имеет свойство распространяться на поколение того человека, который грешит. Добродетель тоже распространяется на потомство того, кто творит добродетель. И в Святом Писании сказано, что если человек творит добро, то благословение Божие распространится на тысячи родов этого человека. Если же зло, то следствие зла распространится до третьего, четвертого поколения. То есть если я грешу, от греха моего пострадает мой сын, внук, правнуки могут страдать. И то, что идет война, то в этом виноват не Бог, а человек. Человек одарен от Бога свободной волей. И если люди сами хотят воевать, они не слушают Бога, они воюют. А почему дети гибнут? Вследствие войны, от попавшего снаряда, и в этом тоже виноваты те, кто воюет, а не Бог. Бог не хочет, чтобы кто-то погиб и чтобы гибли дети. Но это допускают те, кто грешит.

– Но Он же может это остановить..

– Он может остановить, но тогда произойдет нарушение свободы воли человека. То есть люди станут, как животные, потому что свобода воли – это и есть свойство подобия Божьего, которое есть в человеке. Что такое нести в себе подобие? Это значит быть способным наслаждаться счастьем, миром, радостью. Если этого образа не будет в человеке, то он этого не будет испытывать, он будет, как животное – поело, поспало, опять поело, через пару лет пошло в землю, да и конец на том. А образ Божий дает человеку возможность насладиться благами, которые Господь имеет в Себе, и дает через образ этот людям возможность оставаться тут и иметь продолжение этого наслаждения в вечности. Потому Бог и не забирает у человека это свойство, не говорит: хотите войны, значит, я свободу воли забираю, а не хотите – даю. Разве это будет справедливо? Даже тот человек, у которого Бог отнял бы эту свободу воли, может потом сказать на Страшном Суде – что Ты, Господи, я мог бы и не пойти на войну, я бы не пошел и никого не убивал, просто Ты не дал мне такой возможности. А Бог дает возможность человеку реализовать этот образ, Он хочет, чтобы его реализовали по воле Его, в добре, а не во зле. Потому виноваты в войне не Бог, а люди. И виноваты в том, что гибнут дети на войне, те, кто ее творит, а не Бог.

– Наверное, в самом тяжелом положении сейчас те, кто оказался в прифронтовой полосе с обеих сторон. Что Вы можете пожелать им, какое слово им можете сказать?

– Я хочу им сказать, что они не самые грешные, как кто-то думает, потому что они страдают от войны. Я говорю о простых жителях, которые не имеют никакого отношения к войне, не про ее творцов, а про мирных жителей. Они не самые грешные. Как Господь сказал когда-то, что там башня упала на людей, убила их, но они не были самыми грешными, а вот если вы не покаетесь, то все так погибнете. И это Господь через них так показывает нам, что, если мы не будем жить по воле Божией, нас ждет то же самое. «Меч вас поест», – таково библейское слово. Когда евреи жили с Богом, благополучие было, земля родила, дети развивались, все было, счастье было. Начали отходить от Бога – пошел голод, мор, война, меч. Потопчет их, потопчет, потом они снова покаются и опять живут хорошо. И это много раз повторялось, и с нами повторяется в таком же мировом масштабе. Не живем с Богом – сами себе делаем войну, мы в этом виноваты. Покаемся, вернемся к Богу – и все прекратится, и снова будет добрая, красивая, мирная жизнь. А этим людям, которые страдают, я желаю Божьего благословения, чтобы они мужались. А Господь их не покинет. Главное, чтобы они жили с Богом, Господь от них не отвернется. Они все вытерпят.

– Спасибо большое!

– Спаси Господи!

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: