Муж – гонитель христиан, жена – святая

Муж – гонитель христиан, жена – святая

06/05/2017 469
– Какие же красивые у вас волосы, моя госпожа, – укладывала Татиана, молоденькая служанка, золотистые локоны царицы Александры под диадему. Ловкая и быстрая девушка, она успевала везде – справлялась с работой в дворце, успевала пошептаться со стражей и узнать последние новости. При этом оставалась всегда приветливой и, казалось, никогда не уставала. Вот и сейчас она порхала вокруг императрицы и щебетала, словно канарейка, пересказывая услышанное от других слуг. Татиана была любимицей Александры. Девушка напоминала ей собственную дочь, Валерию, которую Диоклетиан, ее отец и великий правитель империи, насильно выдал замуж. Молодая женщина жила во дворце мужа, соправителя императора Максимиана Галерия, и Александра очень скучала по дочери.

Царица вообще не была похожа на надменных и чванливых жен римских императоров – тихая, скромная, непритязательная, она никогда не повышала голоса ни на слуг, ни на дочку. Много времени проводила в уединении, любила беседовать с философами и была хороша той особенной женской красотой, что с годами становится только ярче. Но главным ее отличием от большинства знатных римских матрон того времени была ее вера. Трудно поверить, но Александра, жена императора-гонителя христиан Диоклетиана, была христианкой. Ее никогда не видели на праздничных жертвоприношениях, она не возжигала фимиам перед идолом Юпитера, не носила роскошные корзины с цветами к пантеону. Настоящим чудом было то, что ей удавалось скрывать свою веру и от мужа, и от окружения.

Муж… Александра часто вспоминала свою юность и то, как впервые увидела Диоклетиана. К власти он пришел при Галлиене, а поначалу был простым легионером Диоклом. Основные его черты – умение быстро принимать решения, хитрость, проницательность, энергичность, даже жестокость – помогли молодому человеку весьма преуспеть в военной службе. Он стремительно продвигался по карьерной лестнице, прошел путь от царского советника, консула, потом встал во главе элитного императорского полка. К власти Диоклетиан пришел удивительным образом. Друидская пророчица, которую он встретил в юности, предсказала легионеру, что он станет императором, если убьет кабана. Диокл на каждой охоте добывал множество трофеев, но трон не становился ближе. Но как-то во время мятежа префект преторианцев Аррий Апр убил сына императора по имени Нумериан. В этот момент солдаты заковали Апра в кандалы и провозгласили императором Диокла. На первой же сходке он собственноручно заколол Апра мечом и воскликнул: «Наконец-то я убил кабана». Так Диокл стал Диоклетианом, и Александра вошла во дворец уже императрицей.

Проходили годы, а с ними отношения между царственными супругами становились все холоднее. Нет, Александра по-прежнему очень любила мужа и уважала его как государственного деятеля. Диоклетиан был талантливым правителем, но фанатичным приверженцем римских богов. Поставив себе целью возродить в Римской империи отмирающее язычество, он превратился в одного из самых жестоких гонителей христиан. Ей было искренне жаль наблюдать, как он старается любой ценой сохранить империю и, при этом, губит свою душу. Она знала Диоклетиана как доброго человека и любящего отца, но когда настал момент превращения ее супруга в настоящего зверя – бесчувственного и жестокого – Александра не могла понять.
  
Всего себя он отдавал империи, был отличным воином, достиг впечатляющих результатов в расширении границ государства, его обороны, в создании огромной по численности регулярной армии, в усмирении бунтующих провинций. Но Диоклетиан никак не мог справиться с проблемами экономического характера: цены на товары, особенно на продукты питания, стремительно летели вверх. Римляне узнали, что такое дефицит. Проблем добавили и христиане, вернее, их отказ защищать империю с оружием в руках. К этому времени император провел реформу армии и разделил власть с тремя правителями, создав тетрархию.

Александра никак не могла осознать, почему муж так взъелся на христиан. Проницательная женщина, она понимала, что кесарь, желавший собрать воедино распадающуюся империю, захочет прибегнуть к помощи римских богов. Римляне того времени жили по принципу «почитаешь бога – почитаешь императора», а религиозность была одной из главных основных гражданских добродетелей. Поэтому правитель видел в возрождении древней религии способ оздоровления общества и поднятия дисциплины.

А общество уже не хотело видеть в христианах опасность, как это было в I-II веках, не считало их опасными для единства империи экстремистами, не желавшими приносить жертвы. Диоклетиан с ними категорически не соглашался. Александра помнила его первый эдикт: «Приказано было места общественных собраний христиан, как обширные церкви, так и маленькие, разрушить, священные книги от христиан отобрать. Затем все христиане подвергались, так сказать, гражданской смерти. Без различия своего ранга и состояния все христиане объявлены подлежащими пытке. Те, которые занимали должности, объявлены лишенными этих должностей. Сказано, что все могут обвинять христиан, но христиане не имеют права выступать против кого бы то ни было обвинителями на суде и даже обращаться к гражданскому суду с просьбою о защите».

Ранее христиане, по-тихому отправляющие свой культ, пользовались всеми правами гражданства. Их величественные храмы мирно соседствовали с храмами государственных богов. Но после приказа императора-воина насильственно приводить к поклонению государственным богам и начался этот кромешный ад. Только спустя несколько лет Диоклетиан поймет, что пролитая христианская кровь только еще больше расколола и так разрозненное общество.

Александра попыталась прогнать от себя дурные мысли, тем более в дверь опять постучали. Поклонившись, вошла Татиана. Царица с порога увидела, что девушка чем-то встревожена.

– Моя госпожа, Георгия-тысяченачальника повели к императору.

Сердце Александры сжалось. Она хорошо знала Георгия. Только поступив на военную службу, юноша выделялся среди прочих своим умом, храбростью, физической силой, выправкой и красотой и вскоре стал тысяченачальником и любимцем Диоклитиана. Служанка, запинаясь от волнения, сбивчиво рассказала царице историю Георгия. Услышав однажды на суде бесчеловечный приговор об истреблении христиан, он воспламенился состраданием к ним. Предвидя, что его тоже ожидают страдания, Георгий раздал свое имущество бедным, отпустил на волю своих рабов, явился к Диоклитиану и, объявив себя христианином, обличил его в жестокости и несправедливости. Его жестоко пытали, но он все переносил и только молился к Господу.

– Госпожа, стражники, что присутствовали при той гневной речи, говорят, что она была полна сильных и убедительных возражений против императорского приказа преследовать христиан. Они говорят, что еще не видели людей такой силы веры.

– А что мой муж?

Служанка отвела глаза.

– Ну же, говори, – едва не перешла на крик царица, но потом взяла себя в руки. – Говори, дитя.

– Госпожа, вы только не волнуйтесь, – уже не прячась, плакала девушка. – На площади перед дворцом уже готовят место для казни.

Алексадра схватилась за сердце. Она знала, что окунув не то, что по локоть – по плечи замаравшись в крови христианских мучеников, Диоклитиан не остановится ни перед чем. И решение пришло само собой.

– Подай мне тунику, живей, – позвала служанку царица. Татиана удивленно уставилась на госпожу, но, не приученная обсуждать приказания, молча подошла ближе.

– Ту, голубую, шелковую. И пояс золотой с камнями, – поторапливала девушку императрица. Собиралась старательно, словно на какой-то великий праздник. Роскошная туника тончайшего шелка мягкими складками падала на пол, драгоценный пояс подчеркивал по-девичьему тонкий стан Александры. Царица сама уложила золотистые волосы, украсив локоны венцом. Посмотрела на себя в зеркало. Стояла, словно изваяние богини. Солнце осветило ее со спины, и вся фигура императрицы, казалось, светилась каким-то неземным светом.

Александра шла к выходу из дворца и мысленно молила Бога о вразумлении мужа. Уже перед ступеньками, что вели на дворцовую площадь, она остановилась, выдохнула.

– И меня, Господи, вразуми. Дай достойно засвидетельствовать о вере Твоей и если надо – умереть за Твое Имя, – и ступила на первую ступень.

Диоклитиан удивился, увидев рядом жену. Александра редко появлялась на публике. Тем более никогда не присутствовала на истязаниях мучеников. Но император молча поприветствовал супругу и, на миг отвлекшись, залюбовался ею. Александра даже в свои лета была чудо как хороша, но в ее лице что-то изменилось. Диоклетиан хотел было спросить у жены, но она стояла, не отрывая глаз от площади. А там происходило что-то страшное. Георгий, тысяченачальник и любимец императора, лежал весь окровавленный, а палачи без остановки хлестали его воловьими жилами.

– Не оставь, Господи, – мысленно взмолилась Александра и таки решилась – быстро сбежала вниз, к распростертому на камнях телу мученика. Упав наземь, она краем драгоценной туники стала обтирать кровь Георгия, потом так же стремительно схватилась на ноги.

– Я, Александра Римская, жена императора Диоклитиана, свидетельствую, что верю в Господа нашего, Иисуса Христа. Пусть слышат все: я – христианка, как и этот храбрый воин, Георгий.

Диоклетиан сначала не мог понять, что происходит, но звонкий голос жены и ее решительный вид вывел его из ступора.

– Александра, немедленно подойди! – взревел взбешенный император. Но жена стояла как вкопанная, возле едва живого от пыток мученика.

Ни уговоры, ни угрозы не помогали. Диоклетиан был озлоблен и обижен. Чувствовал себя преданным. Он мог простить всем их отступничество от веры предков, но признание собственной жены считал ударом в спину. Его уверенность в собственном превосходстве и божественности была безмерна, а Александра своим исповеданием христианства посмела разбить этот ореол. В очередной раз выйдя из покоев жены, разъяренный Диоклитиан подозвал начальника стражи.

– Казнить императрицу, – бросил на ходу.

Казнят императрицу! Казнят императрицу! – страшная весть в считанные минуты разлетелась дворцом. Никто не верил, не верилось и самой Александре. Но она уже знала, что не отступится от своей веры и от Того, Кто принял крестную смерть за грехи мира. – И за тебя, Диоклетиан, – шептала царица, идя навстречу страже. Воины не знали, как себя вести, прятали глаза и молчали. Дорогой к месту казни шли тихо. Было слышно только топот воинов и позвякивание украшений на императрице. До места казни оставалось еще несколько минут ходу, но Александра вдруг почувствовала, что больше не может идти – совсем не слушаются ноги. Попросила стражу остановиться хоть на минутку и присела прямо в дорожную пыль у стены какого-то здания. Прикрыла глаза. В полудреме видела Диоклитиана, он что-то говорил, но слов не было слышно. А потом была вспышка белого мягкого света и Голос, зовущий к Себе. Начальник стражи так и не смог привести в чувство царицу Александру. Она тихо почила под серой каменной стеной, увитой виноградом.

Та, у ног которой лежала вся империя, пошла на смерть за имя Христово. Покорная приказу мужа, как и тысячи ее подданных, так же смиренно и безропотно. Те гонения Диоклитиана были последней попыткой уничтожить Церковь, чтобы сохранить империю, жестокой, но недолгой. Правитель дорогой ценой хотел продлить время существования Рима, но до падения Вечного города оставалось уже чуть меньше ста лет. А в развалинах терм Диоклитиана, сохранившихся и до наших дней, сейчас находится христианская церковь.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: