«Наиболее совершенный в добродетелях ...

«Наиболее совершенный в добродетелях»: преподобный Пимен Великий

09/09/2017 196
В IV веке после Рождества Христова Египет переживал новый виток своей истории – еще одно возрождение, оставившее, однако, в мировом культурном сознании след куда больший, чем бывшие ранее фараоны, мумии и каменные пирамиды.

В египетской пустыне, земле бесплодной и практически мертвой, забил родник живой воды, которая и по сей день питает миллионы жаждущих по всему миру. Именно здесь появилось христианское монашество, именно здесь подвизались великие столпы нашей Церкви. Мы так и называем их – Великие. Антоний Великий, Пахомий Великий, Макарий Великий, Паисий Великий и еще один преподобный отец, давший ответы на главные вопросы человеческого существования, – Пимен Великий.

«Он восшел на вершину бесстрастия и стал славнейшим из всех пустынных отцов, как наиболее совершенный в добродетелях», – говорит о преподобном его житие. Старец-пустынник, рачитель безмолвия и умертвления страстей, учитель добродетели, – все это о нем, преподобном старце, Пимене Великом, память которого мы чтим сегодня.

Авва Пимен родился около 340 года в Египте. О его домонашеской жизни информации нет. Известно только, что преподобный имел шестерых братьев, с двумя из них (Анувием и Паисием) и ушел в один из египетских монастырей в Скитской пустыне в поисках уединения и покоя. Сохранилось предание об этом периоде жизни преподобного, когда он 15-летним юношей пошел спросить одного старца о трех помыслах, которые его беспокоили, но во время беседы забыл об одном из них. Вернувшись к себе и вспомнив о мысли, он тотчас вышел и пробежал большое расстояние, которое отделяло его от старца, чтобы все-таки получить совет. Удивленный мудрец предрек молодому человеку, так пекущемуся о чистоте сердца: «Пимен, твое имя будут произносить по всему Египту, и ты действительно станешь пастырем огромного стада».

Со временем это предсказание забылось. Пимен вместе с братьями принял иноческий постриг и подвизался в Скитской обители. Но даже тогда его мудрость и рассудительность удивляла окружающих. Как-то братьев пришла навестить их мать. Она ждала сыновей возле церкви, но те отказывались даже показаться ей. Она побежала вслед за ними и стала горько плакать перед закрытой дверью. Пимен отвечал ей изнутри: «Что ты предпочитаешь: увидеть нас здесь или в грядущем веке?» Она воскликнула: «Разве я не ваша мать? Разве не я вскормила вас грудью? Ныне мои волосы поседели, разве не могу я вас увидеть?» Он объяснил: «Если ты заставишь себя не видеть нас здесь, ты увидишь нас там, в вечности». Предание говорит, что мать приняла выбор детей, и ушла со словами: «Если я обязательно увижу вас там, то в таком случае я более не хочу видеть вас здесь».

Шли годы. Однажды случилось так, что после набега берберов вместе с другими насельниками Пимен был вынужден бежать вглубь пустыни, чтобы спасти собственную жизнь. Небольшая община отшельников пошла по дороге добытчиков селитры и нашла себе пристанище на развалинах старого языческого храма в Теренуфисе, в Верхнем Египте, на берегу реки Нил.

Очевидно, к тому времени преподобный был уже в достаточно уважаемом, по нашим меркам, возрасте – берберы напали в 407 году, значит, старцу шел 67-й год. Игумена, как такового, у монахов не было – ими по очереди руководили братья Анувий и Пимен. Распорядок дня отшельников был суровым: до полудня они работали, затем, во время невыносимого солнцепека, три часа читали, потом собирали хворост, а из 12 ночных часов 4 работали, 4 пели псалмы и только 4 спали.

Сам преподобный Пимен снискал репутацию уникального человека. Он не просто проводил время в строгом посте и молитвенных подвигах – порой старец не вкушал совершенно ничего целыми неделями и достиг такой высоты добродетелей, что вошел в совершенное бесстрастие. При этом многочисленным ученикам, ищущим духовного руководства и наставления, авва советовал не изводить себя чрезмерно: «Мы постимся не чтобы убить наши тела, а чтобы господствовать над ними». Преподобный советовал следовать царским путем, который легок и необременителен, чтобы не впасть ни в гордость, ни в чревоугодие.

Со временем о дивном наставнике, который имеет ответ на любой житейский вопрос, узнали благочестивые люди из окрестностей. Авва Пимен стал для обитателей пустыни врачом, кормчим и светочем рассуждения. Порой верующие даже оставляли старцев, у которых имели обыкновение спрашивать совета, и приходили с вопросами к нему. А сам преподобный, в силу своей чрезвычайной скромности, никогда не брал слова в присутствии старшего брата и отказывался говорить при другом старце, хотя мудростью и превосходил их всех.

Его советы были просты и понятны, авва всегда был готов действовать по ситуации, а не по традиции. Он давал собеседникам ответы, соответствующие их пониманию и их возможностям, для того чтобы побудить к борьбе со страстными помыслами и гордыней. Это иногда разочаровывало людей, искавших ценных указаний, зато советы преподобного не устарели по сей день, в отличие от большинства уставов. Когда посетитель хотел поразглагольствовать с ним о возвышенных предметах, авва Пимен хранил молчание. Если же речь шла о том, как спасти душу от страстей, старец с радостью отвечал. Преподобный Пимен считал, что главным делом на пути к спасению есть борьба со страстями человека. «Мы не можем помешать им приходить, чтобы нас возмущать, но в нашей власти им сопротивляться», – учил он. Повергаться пред Богом, не оценивать самого себя и оставлять позади себя всякое собственное произволение – все это неплохие средства для очищения души, но только самоосуждением и бодрствованием она может продвигаться к совершенству.

Добродушный и умеренный в советах для других, он был крайне суров в том, что касалось себя. Преподобный считал свою келью могилой, в которой монах, как покойник, должен оставаться чуждым любым земным привязанностям. Увидев однажды женщину, которая плакала на могиле мужа и сына, авва Пимен сказал брату Анувию, что, если не стяжать такое состояние скорби и постоянного умерщвления плоти, невозможно стать настоящим монахом. Примером такого состояния для старца была Богородица. Как-то в присутствии одного из братьев он был восхищен. После тот спросил у преподобного, куда тот исчез. Святой ответил: «Моя мысль была там, где находится святая Матерь Божия, плачущая у Креста Спасителя, и я хотел бы плакать так все время».

Началом всех пороков для монаха он называл рассеянность – когда ему надо было выйти из кельи, авва прежде проводил час, сидя и исследуя свои помыслы. Святой Пимен достиг такой степени презрения к самому себе, что чистосердечно заявлял: «Я повергаю себя в то место, в которое был повержен сатана, и ставлю себя ниже неразумных существ, потому что знаю, что они не подлежат наказанию». На вопрос, как это возможно – считать себя ниже всякой твари и даже убийцы, старец ответил: «Он совершил только этот проступок, но я убиваю каждый день».

Но главным своим долгом преподобный считал сохранить память о старцах-предшественниках и их житейской мудрости. В их изречениях и советах он выдел помощь и спасение для монахов. Как показало время – и не только для монахов. Благодаря авве Пимену и увидела свет «Апофегмата» – сборник древнеотеческих изречений.

Примечательно, что из 1 000 афоризмов около четверти посвящены самому преподобному.

Почил преподобный Пимен тихо и мирно, в возрасте больше 100 лет, став живым образцом всех добродетелей.

В переводе с греческого Пимен означает «пастырь», «пастух». Вот уже больше 16 веков отделяют нас от времен преподобного, но и по сей день его изречения актуальны и поучительны – великий старец своей мудростью и христианской любовью пасет овец, врученных ему Самим Господом. Ниже – только несколько капель из источника богодухновенных поучений святого старца. Пусть они живительной влагой упадут в наши иссохшие сердца и напитают нас благодатью Святого Духа, которой так щедро был наделен великий авва Пимен.

* * *
Человеку необходимо соблюдать три главные правила: бояться Бога, часто молиться и творить добро ближнему.

* * *
Злом никогда не победить зла, если кто-либо причинит тебе зло, окажи тому добро, тогда твоя добродетель победит его злобу.

* * *
Говоришь для Бога – молодец, для Бога молчишь – опять молодец.

* * *
Молчание не добродетель, когда милосердие требует говорить.

* * *
Все, что выше меры, – от бесов.

* * *
Если мы гонимся за спокойствием, то оно бежит от нас; если же мы бежим от него, то оно само гонится за нами.

* * *
Даже если человек сделает новое небо и новую землю, то и тогда не может остаться беспечальным.

* * *
Если человек согрешит и будет отрекаться, говоря: я не грешен, – не обличай его; иначе ты отнимешь у него расположение к добру. Если же скажешь ему: не унывай, брат, не отчаивайся, но будь осторожнее, – чрез это возбудишь душу его к покаянию.

* * *
Злые помыслы, внушаемые врагом нашего спасения, могут, словно искра, разжечь в человеке греховные пожелания. Надо тушить эти искры водой, то есть молитвой и устремлением души к Богу.

* * *
Авва Пимен сказал: страстно ищущий любви человеческой, лишается любви Божией. Не хорошо всем нравиться, – ибо сказано: «Горе вам, когда все люди будут говорить о вас хорошо» (Лук. 6:26).

* * *
Авва Серин пошел некогда с учеником своим Исааком к авве Пимену и говорит ему: что мне делать с этим Исааком, хотя и с удовольствием слушает слова мои? Авва Пимен отвечает ему: если хочешь доставить ему пользу, то самым делом покажи добродетель. Ибо он, и внимая твоему слову, остается праздным; а если ты слова свои покажешь на деле, то это останется в нем.

* * *
Брат: Отец Пимен, я сделал великий грех, и хочу приносить покаяние в течение трех лет.

Авва Пимен: Это очень много, брат.

Брат: Тогда в течение одного года.

Авва Пимен: Что ты! И этого много!

Брат: Тогда 40 дней, как установлено святыми отцами.

Авва Пимен: Я убежден, что если согрешивший покается от всего сердца и уже не будет более впадать в грех, то Бог примет покаяние его и в три дня.

* * *
Братья: Отец Пимен, дай нам совет. Если мы увидим брата дремлющим в церкви, то велишь ли разбудить его, чтоб не спал на молитве?

Авва Пимен: Если я увижу брата моего дремлющим на молитве, – положу голову его на колени мои и успокою его.

Братья: А если увидим, что ближний наш согрешил, то полезно ли будет скрыть его согрешение?

Авва Пимен: Когда мы прикрываем согрешения других людей, Бог покрывает наши согрешения. Если же мы обнаружим согрешение другого человека перед всеми, тогда Бог откроет и согрешения наши.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: