Мы – сторонники единства государства. Интервью с Управляющим делами УП ...

Мы – сторонники единства государства. Интервью с Управляющим делами УПЦ

18/03/2016 642

Управляющий делами Украинской Православной Церкви митрополит Антоний дал интервью журналу "Корреспондент".

Прокатившаяся по стране волна силовых столкновений за храмы между прихожанами различных патриархатов обострила застарелую проблему Украинской Церкви. Большинство соотечественников считают себя православными. Но какими именно? В Украине представлено три «варианта православия», пишет Елена Сыроед в №9 журнала "Корреспондент" от 11 марта 2016 года.

Во-первых, это Украинская Православная Церковь Московского Патриархата (УПЦ), которая возникла в 1990 году как самостоятельная и независимая в управлении часть Московского Патриархата. Единственная каноническая, то есть официально признанная мировым православным сообществом, Церковь.

Во-вторых, это Православная Церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП), появившаяся в 1992 году.

В-третьих, Украинская Автокефальная (независимая) Православная Церковь (УАПЦ), которая была создана в 1919-м.

Последние две возникли в кризисные годы из явного желания максимально отстраниться от Московского Патриархата. Сейчас Украина вновь переживает кризисные времена: будет ли снова поднят вопрос об автокефалии?

Об этом и многом другом "Корреспондент" пообщался с Управляющим делами УПЦ, митрополитом Антонием (Паканичем).

— Будет ли решаться на Вселенском соборе, который состоится в июне нынешнего года, вопрос об официальном придании Украинской Православной Церкви статуса автокефальной?

— Повестка дня Всеправославного собора была в основном сформирована ещё в 1970-е годы. Как видите, процесс подготовки к Собору очень длительный. И на нём действует общий принцип: должны обсуждаться вопросы, которые касаются всех Православных Церквей, а не отдельных поместных. Поэтому в проектных документах к Собору (они уже есть в свободном доступе для ознакомления) нет ничего o статусе Украинской Православной Церкви.

В то же время, положение украинского Православия сейчас в поле зрения всех Православных Церквей. Дело в том, что агрессивные действия по отношению к нам некоторых украинских конфессий (не признанных мировым Православием) неприемлемы c точки зрения церковного подхода. Мы можем ознакомиться c теми письмами, которые приходят как от Глав Поместных Церквей, так и от Архиерейских соборов, где выражено их отношение к тому состоянию, в котором сейчас находится наша Церковь.

Например, недавно было отправлено письмо от Архиерейского собора Сербской Православной Церкви Президенту Петру Порошенко, где выражается обеспокоенность тем, что сейчас, по сути, наблюдается попытка разрушения единственной канонической Церкви в Украине. Поэтому в кулуарах Всеправославного собора, так или иначе, тема Украинского Православия, конечно, будет звучать.

— Говоря o неприемлемом отношении, вы имеете в виду захваты храмов Московского Патриархата, о которых в последнее время часто сообщают? Сколько подобных случаев уже зафиксировано?

— На протяжении 2014-15 годов был захвачен 31 храм, и ещё в 12 населённых пунктах наблюдается подобная угроза. Захваты проходили c оружием в руках, организованно. И что нас больше всего беспокоит, так это бездействие местной власти. А в некоторых случаях она даже становится на сторону захвативших.

Мы современные люди и понимаем, что такое религиозная свобода. Мы являемся сторонниками того, чтобы воспитывать в обществе правовое сознание. Каждый человек имеет право выбора — в какой именно храм ходить и ходить ли вообще. Но то, что происходит в религиозном аспекте, должно непременно соответствовать законодательным нормам.

митрополит Антоний

Фото Таисии Стеценко 

— То есть, у прихода есть возможность сменить конфессию законно?

— В последнее время восемь приходов сознательно и в рамках правового поля перешли в Киевский Патриархат. Не возникает никаких споров и когда происходит обратный процесс: когда несколько приходов Киевского Патриархата добровольно перешли к нам. Община имеет на это право согласно Закону Украины "О свободе совести и религиозных организациях".

Но подчеркну, что незаконный захват храма путём насилия и обмана нельзя назвать переходом. По закону, переход происходит, когда решение принимается членами приходского совета, а не просто жителями села, ведь в селе живут не только православные, но и сторонники других христианских направлений, да и вообще неверующие люди. Даже если десять верующих УПЦ не желают менять подчинение прихода, а церковь передают УПЦ КП, то это нельзя назвать переходом.

Кстати, ныне действующий закон "О свободе совести и религиозных организациях" не устраивает некоторых политиков, поэтому 23 февраля в Верховной Раде был зарегистрирован законопроект № 4128. Если не вдаваться в подробности и не акцентировать на несоответствии с международной юридической практикой, нужно подчеркнуть: внесённые поправки — это попытка узаконить рейдерские захваты наших храмов. Думаю, излишне сейчас говорить, что всё это может привести только к конфронтации и ещё более усилит межконфессиональные противостояния.

— Вы обращались в суд?

— После каждой конфликтной ситуации, если мы считаем, что нарушены права наших прихожан, мы подаём судебные иски. Мы выиграли многие суды. Но местная власть не исполняет их решения.

Наиболее резонансное дело в этой связи — захват храма в селе Птичья Ровенской области. Мы выиграли суды разных уровней, однако местная власть добилась того, что имущество и сам храм арестованы. Таким образом, заблокировано выполнение судебного решения.

— А чем вы можете объяснить такое отношение? Я, например, в качестве прихожанки видела, как люди просто выходили из церкви во время службы, когда там упоминался Патриарх Кирилл…

— Замечу, тем не менее, что большинство наших прихожан как раз внимательно следят, чтобы ничего не было упущено из той богослужебной традиции, которая развилась и утвердилась молитвенным подвигом наших предшественников.

Всё, что не связано c церковной жизнью, должно оставаться за стенами церкви. К сожалению, не все могут совладать с подчас неправдивым информационным потоком в отношении нашей Церкви в целом и Святейшего Патриарха Кирилла в частности. Через СМИ распространяется много негативной информации, при том, что она, как правило, не имеет реальных оснований.

Кто-нибудь привёл достоверные факты o том, что в храмах Украинской Православной Церкви хранится оружие? Или что украинский священник отказывается отпевать воина, погибшего в АТО?

Таких заявлений много, но, когда начинаем разбираться, выясняется, что это чистой воды клевета. И когда мы указываем тому или иному каналу или газете, что этого не было, когда предоставляем факты, — только некоторые дают опровержение, причём в уголочке мелким шрифтом.

Поэтому нужно проявлять здравомыслие, терпимость и даже некоторое хладнокровие при восприятии той негативной информации, которая сейчас публикуется o нашей Церкви. Этой информацией пытаются внести раскол в среду наших прихожан.

— Многих прихожан, вероятно, просто расстраивает приставка «Московский» относительно Украинской Православной Церкви. Например, в недавней проповеди Патриарха Кирилла прозвучала мысль o том, что Московская Патриархия — это «Церковь-Мать» для Киева. При том, что исторически эта «мать» на полтысячи лет младше своей «дочери» (епископская кафедра в Москве появилась одновременно с утверждением патриаршества в 1589 году; московских митрополитов и епископов история просто не знает). Каково отношение Украинской Церкви к подобным заявлениям?

— В церковной лексике понятие «Церковь-Мать» употребляется в двух разных значениях. Православные могут называть Церковью-Матерью ту Церковь, от которой они получили Крещение. Думаю, что именно в этом смысле Патриарх Варфоломей именовал Константинопольский Патриархат «Церковью-Матерью» по отношению к Православной Церкви на территории Украины. Ведь в ІХ веке святой князь Владимир принял Крещение именно от Константинополя. И c этой точки зрения именно Киевская Церковь стала матерью по отношению к Православной Церкви на территории современной России и не только.

Но есть и другое, сугубо каноническое значение термина «Церковь-Мать». Для каждой церковно-административной структуры Церковью-Матерью является та автокефальная Церковь, которой эта структура в данный момент подчинена и через которую эта структура связана со всем мировым Православием.

До 1686 года Киевская митрополия входила в состав автокефальной Константинопольской Церкви. Но потом она перешла под юрисдикцию Московского Патриарха. Можно по-разному оценивать исторические аспекты того решения, но всё же оно остаётся в силе. Хотя некоторые константинопольские Патриархи отзывались об этом решении критически, всё же оно никогда официально не отрицалось.

В современном уставе Украинской Православной Церкви сказано, что наша Церковь поддерживает связь со всеми Поместными Православными Церквями через Русскую Православную Церковь. Именно в этом смысле Русская Православная Церковь именуется Церковью-Матерью для современной Украинской Православной Церкви. Мы находимся в каноническом единстве c Московским Патриархатом, имея права широкой автономии.

митрополит Антоний
Фото Таисии Стеценко  

— Согласитесь, случается, что священники принимают ту или иную политическую позицию. Например, бывший киевлянин Андрей Ткачёв, проклявший Майдан… Каково отношение к ним церкви?

— Украинская Православная Церковь неоднократно в своих официальных документах (решениях как синода, так и Архиерейского собора) подчёркивала, что церковный амвон не может служить трибуной для пропаганды каких бы то ни было политических воззрений. Церковь должна быть вне политики.

И в 2007 году было принято Синодальное постановление против политизации Православия, когда Церковь пытались использовать как один из способов воздействия на людей, чтобы направлять их в русло нужных политических убеждений. Для Церкви подобное неприемлемо. Это касается не какого-то конкретного направления в политике, это касается всех без исключения политических доктрин.

Главная задача любого священника — умиротворить души. Вокруг слишком много агрессии. Люди готовы убивать друг друга, лишь бы не договариваться. И вот священник, которому через рукоположение Господь даёт особую благодать, обязан сделать всё возможное, чтобы понизить этот градус ненависти.

Мы — сторонники государственного единства. Украинская Православная Церковь провозглашает не только на словах, но и своими поступками, что мы — за целостность украинского государства. Но каждое наше слово очень осторожное: мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что если ещё и священник начнёт участвовать в этом противостоянии, то вообще не останется никаких возможностей, чтобы в дальнейшем всем нам жить вместе. В этом плане, если мы видим, что кто-то из священников поступает по-другому, мы ему внушаем правильный подход.

— На протяжении всего времени существования раскола в Украинской Церкви постоянно возникают вопросы o возможности его преодоления. Кажется, сейчас это стало еще более нереальным?

— Каждый православный человек, живущий в Украине, осознаёт неестественное состояние разделения людей, которые, в принципе, одной веры. Ведь разделение проходит не в религиозной сфере. Поэтому мы всегда говорили o необходимости в Украине единой Православной Церкви. Но, поскольку это церковная проблема, то её решение должно исходить из сугубо церковных критериев, из того, что мы называем канонами.

Не стоит опираться на политическую целесообразность или личные предпочтения. Ещё раз подчеркну: Церковь вне политики. Наше предназначение — спасение души человеческой. Поэтому интересует не сиюминутность, а вечность.

К сожалению, на процесс воссоединения пагубно влияет поведение некоторых конфессий, в частности так называемого Киевского Патриархата. Прологом к диалогу должен быть, как минимум, отказ от агрессивной риторики и агрессивных действий по отношению к Украинской Православной Церкви.

Но всё же, мы, прежде всего, люди верующие и молимся, чтобы Господь помог нам всё это преодолеть. Необходимы и наши человеческие усилия, и благословение Божие. Очень надеюсь, что ещё при моей жизни в Украине будет единая Православная Церковь, соединённая на основе принципов канонических норм.

— Как бы вы оценили встречу Патриарха Кирилла и Папы Римского Франциска? Для многих православных она стала чуть ли не «предательством», учитывая тысячелетнюю историю догматического противостояния католиков и православных.

— Я и сам был в составе делегации в той поездке. И лично не вижу ничего плохого в том, что Глава Римско-Католической Церкви и самой большой Православной Церкви сказали всему миру и политикам, от которых многое зависит: необходимо остановиться. Ведь все мы сейчас находимся у некой черты, перейдя которую, возможна мировая катастрофа: война, способная уничтожить человечество в целом.

Что касается тех православных, которые, может быть, c определённой настороженностью отнеслись к этой встрече, поскольку и ко всей Римско-Католической Церкви относятся c недоверием, то должен всех заверить: вопрос o вероучительных истинах вообще не обсуждался. Мы все, особенно епископы, при рукоположении даём клятву, что будем хранить догматические истины, данные нам во спасение.

Как в подписанной Патриархом Кириллом и Папой Франциском Декларации мы не найдём причин для страхов, так и в их беседе эти вопросы не поднимались.

Главный вопрос на этой встрече состоял в другом. Сейчас слишком напряжённые отношения между Востоком и Западом. Учитывая, что и там, и там есть ядерное оружие, последствия столкновения могут быть необратимыми. Все несогласия должны быть решены в рамках договорённостей, диалога. Только он даёт перспективу жизни и развития человеческой цивилизации.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: