100 лет гонений на Церковь – 5: уже с Патриархом

100 лет гонений на Церковь – 5: уже с Патриархом

23/08/2017 622
Предыдущие публикации цикла: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.

С избранием Святейшего Патриарха работа Поместного Собора 1917-18 годов не закончилась. Не закончилась даже первая сессия Собора, коих всего было три.

Интронизация Патриарха Тихона на первосвятительский престол явилась самым значимым событием в жизни Церкви за последние 200 лет. Предсоборные совещательные органы не предлагали Собору менять синодальную форму управления Церковью. На самом Соборе развернулась широкая дискуссия по вопросу восстановления патриаршества. Много нашлось противников этого, которые высказывали довольно веские аргументы. Но во время обсуждения этого вопроса все яснее становилось, что возвращение Патриарха в Русскую Православную Церковь – это есть воля Божия, против которой бессильны всяческие аргументы.

А уж когда Патриарх был избран, тут уж весь Собор и церковный народ возликовали радостию велиею, увидев в святителе Тихоне не столько «великого господина», сколько «отца нашего».

Вот как описывает первое после интронизации появление на Соборе патриарха Тихона митрополит Евлогий (Георгиевский): «С каким благоговейным трепетом все его встречали! Все – не исключая "левых" профессоров… Когда… Патриарх вошел, все опустились на колени… В эти минуты уже не было прежних несогласных между собой и чуждых друг другу членов Собора, а были святые, праведные люди, овеянные Духом Святым, готовые исполнять Его веления… И некоторые из нас в этот день поняли, что в реальности значат слова: "Днесь благодать Святаго Духа нас собра"».

После избрания Патриарха Собор принял несколько важных определений, касающихся высшего управления в Церкви:
  • О правах и обязанностях Святейшего Патриарха Московского и всея России;
  • О Священном Синоде и Высшем Церковном Совете;
  • О круге дел, подлежащих ведению органов Высшего Церковного Управления.

Первое определение, описывающее права и обязанности Патриарха, мы рассмотрели более детально в части 3 цикла. Вкратце, Патриарху Собор предоставил права обычные для предстоятелей других Поместных Церквей: нести попечение о благополучии Русской Церкви и представлять ее перед государственной властью, сноситься с автокефальными Церквами, обращаться ко всероссийской пастве с учительными посланиями, заботиться о своевременном замещении архиерейских кафедр, давать епископам братские советы. Также за Патриархом признавались полномочия епархиального архиерея Патриаршей области, которую составляли Московская епархия и ставропигиальные монастыри.

При учреждении высших органов управления в Русской Церкви Собор не стал изобретать велосипед и воспользовался той моделью управления, которая сформировалась в Константинопольском Патриархате еще в 1862 году.

Поскольку Поместный Собор, обладающий наивысшими полномочиями, не является постоянно действующим органом, то для промежуточных периодов между Соборами были образованы два органа коллегиального управления: Священный Синод и Высший Церковный Совет.

К компетенции Синода были отнесены дела иерархическо-пастырского характера в следующих областях:
  • Вероучительной: хранение догматов и правильное их истолкование, хранение правильности текста Священного Писания, утверждение учебников по богословским предметам, цензура духовной литературы.
  • Богослужебной: хранение правильности богослужебных текстов, благословение на печать чинопоследований и молитвословий.
  • Церковного просвещения: общее наблюдение за духовными школами.
  • Церковного управления и дисциплины: рассмотрение отчетов о состоянии епархий, утверждение избранных архиереев и увольнение их на покой, учреждение монастырей, дела о награждениях и прещениях духовенства.

В ведение Высшего Церковного Совета передавались дела церковно-общественного порядка: установление штатов церковных учреждений и утверждение их руководителей, распоряжение церковным имуществом и капиталом, благотворительность, пенсии духовенству, юридические вопросы.

Особо важные вопросы рассматривались на совместных заседаниях Священного Синода и Высшего Церковного Совета. К ним относились: защита прав Церкви, подготовка к следующему Поместному Собору, открытие новых епархий и т.д. Интересные полномочия из этой категории: «наблюдение за строго православным и художественным направлением церковного искусства-зодчества, иконописи, пения и прикладных искусств».

В состав Священного Синода входили Святейший Патриарх и 12 архиереев: митрополит Киевский по кафедре, 6 архиереев по избранию Собора на три года, а также 5 епископов, вызываемых по очереди на один год. Высший Церковный Совет возглавлялся также Патриархом и состоял из 15 членов: 3 архиереев, которые делегировались Синодом, а также 1 монаха, 5 клириков из белого духовенства и 6 мирян, которых избирал Собор.

После решения вопросов о высшем церковном управлении Собор приступил к обсуждению доклада о правовом положении Церкви в государстве. Началось это обсуждение 13 (27) ноября, как раз в то время, когда это самое государство уже прекратило свое существование. Осознавали это, хотя еще и не вполне, и члены Собора. Декларация об отношениях Церкви и государства гласила: «И ныне, когда волею Провидения рушится в России царское самодержавие, а на замену его идут новые государственные формы, Православная Церковь не имеет определения об этих формах со стороны их политической целесообразности, но она неизменно стоит на таком понимании власти, по которому всякая власть должна быть христианским служением».

Это определение помогает нам понять отношение Церкви к светской власти: Церковь не решает вопрос о политической целесообразности той или иной формы государства, Церковь призывает всякую власть к христианскому пониманию своего служения.

Само «Определение о правовом положении Церкви в государстве» явилось довольно инерционным: оно пыталось описать политическую реальность, которой уже не существовало. Например, в ней присутствовали такие пункты:
  • Православная Российская Церковь <…> занимает в Российском государстве первенствующее среди других исповеданий публично-правовое положение.
  • Постановления и указания, издаваемые для себя Православной Церковью, <…> признаются государством имеющими юридическую силу и значение.
  • Государственные законы, касающиеся Православной Церкви, издаются не иначе, как по соглашению с церковной властью.
  • Глава Российского государства, министр исповеданий и министр народного просвещения и товарищи их должны быть православными.
  • Во всех случаях государственной жизни, в которых государство обращается к религии, преимуществом пользуется Православная Церковь.

А в это время в Москве шли кровавые бои между занимавшими Кремль юнкерами, верными Временному правительству, и повстанцами-большевиками, уже занявшими весь остальной город. Многие члены Собора явили в эти опасные дни пример истинного милосердия и служения ближним. Они, рискуя каждую минуту своей жизнью, ходили по городу, подбирали раненых, оказывали им возможную медицинскую помощь. Одним из таких подвижников был преподобный Димитрий (князь Абашидзе), канонизированный Украинской Православной Церковью в 2011 году и почивающий в Ближних пещерах Киево-Печерской лавры.

Гонения1.jpg

Стремясь остановить кровопролитие, Собор направил делегацию во главе с митрополитом Платоном (Рождественским) для переговоров с противоборствующими сторонами: Военно-революционным комитетом и комендатурой Кремля. Эти усилия оказались тщетны. Тогда Собор обратился к враждующим с воззванием: «Во имя Божие… Собор призывает сражающихся между собою дорогих наших братьев и детей ныне воздержаться от дальнейшей ужасной кровопролитной брани… Собор… умоляет победителей не допускать никаких актов мести, жестокой расправы и во всех случаях щадить жизнь побежденных. Во имя спасения Кремля и спасения дорогих всей России наших в нем святынь, разрушения и поругания которых русский народ никогда и никому не простит, Священный Собор умоляет не подвергать Кремль артиллерийскому обстрелу».

К этому призыву тоже никто не прислушался. Обстрел предотвратить не удалось.

Гонения2.jpg

17 ноября Собор призвал к всеобщему покаянию: «Вместо обещанного лжеучителями нового общественного строения – кровавая распря строителей, вместо мира и братства народов – смешение языков и ожесточение, ненависть братьев. Люди, забывшие Бога, как голодные волки, бросаются друг на друга. Происходит всеобщее затемнение совести и разума… Русские пушки, поражая святыни кремлевские, ранили сердца народные, горящие верою Православною. На наших глазах совершается суд Божий над народом, утратившим святыню… К нашему несчастью, доселе не родилось еще власти воистину народной, достойной получить благословение Церкви Православной. И не явится ее на Русской земле, пока со скорбною молитвою и слезным покаянием не обратимся мы к Тому, без Кого всуе трудятся зиждущие град».

Об обстановке, царившей тогда на Московских улицах, красноречиво говорит эпизод, описанный в воспоминаниях сестры милосердия М. Нестерович-Берг: «В Охотном ряду, на мостовой лежал раненый юнкер с простреленной грудью и желудком. Я нагнулась над ним, хотела сделать перевязку. Но тут как из-под земли возникли 2 красногвардейца. Закричали:

– Что, эту сволочь перевязывать?

И штыками винтовок прокололи мальчику грудь. Я плакала и кричала, что раненых не добивали даже немцы на фронте. На что один из молодчиков ответил мне:

– Нынче, мамзеля, мода другая. Это буржуй, враг народа!»

Все эти катастрофические события коренным образом изменили атмосферу Собора. Вместо разногласий и полемики явилось единодушие и сплоченность. Вместо политических соображений на первое место вышло понимание непреходящего значения религиозных и нравственных ценностей. Митрополит Евлогий (Георгиевский) в своих воспоминаниях описывал это так: «В эти кровавые дни в Соборе произошла большая перемена. Мелкие человеческие страсти стихли, враждебные пререкания смолкли, отчужденность изгладилась… Собор, поначалу напоминавший парламент, начал преображаться в подлинный "Церковный Собор", в органическое церковное целое, объединенное одним волеустремлением – ко благу Церкви. Дух Божий повеял над собранием, всех утешая, всех примиряя».

9 декабря 1917 года Поместный Собор завершил работу своей первой сессии и разъехался на Рождественские каникулы.

О дальнейших событиях этого непростого времени – в следующих публикациях СПЖ.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: