Защита Православной веры – историческая сущность казачества

Защита Православной веры – историческая сущность казачества

13/10/2016 1493
Казаческая республика Запорожской Сечи была духовным уделом Богородицы. Центральным местом в Запорожской Сечи был храм в честь Покрова Пресвятой̆ Богородицы. Церковь Покровы была не только местом молитвы, но и местом казацких рад. Тут проходило избрание казачьего руководства, здесь же встречали высокопоставленных гостей̆, зачитывались важные указы и объявления. Церковь была и тем местом, где казаки, которые стали побратимами, в присутствии священника расписывались, что дают клятву перед Богом «один одного любити, не дивлячись на небезпеки з боку наших, або приятелів, або неприятелів, але поглядаючи на миродателя Бога».

1520-b.jpg


Казаками было пролито много крови, но таковы были исторические реалии того времени. С одной стороны, они боролись с крымскими татарами, которые постоянно осуществляли набеги на наши земли. Их жестокость по отношению к врагам ислама, каковыми они считали христиан, была общеизвестной. Пытки, сажание на кол (а это страшная и мучительная смерть), – были обычными для того времени формами умерщвления пленных казаков.

С другой стороны, казаки участвовали в движении гайдамаков, которые боролись с евреями и поляками жесткими и беспощадными методами. Но и на это были свои объективные причины. С избранием Сигизмунда III польским королем, когда польская шляхта стала видеть в Православии религию второго сорта, и принятием Брестской̆ унии в 1569 г., по решению которой̆ была ликвидирована в Речи Посполитой Православная церковная иерархия, казачество стало отождествлять себя с защитниками православной̆ веры. Издевательство евреев, на откуп которым поляки отдали православные храмы, засвидетельствовано многими историческими документами.

С этого времени запорожские казаки начинают рассматривать борьбу против унии и католической̆ экспансии как свою непосредственную программу, о чем говорит их декларация 1610 г. «О защите православия». Таким образом, исповедание Православия стало для запорожцев идейным обоснованием борьбы с католической Польшей, татарами и турками, как основными врагами православного населения Украины.

Запорожские вербовщики кричали на площадях и ярмарках Украины: «Кто хочет за веру христианскую быть посаженым на кол, кто хочет быть четвертован, колесован, кто готов претерпеть всякие муки за Святой̆ Крест, кто не боится смерти – приставай̆ к нам. Не надо бояться смерти: от нее не убережешься. Такова казацкая жизнь».

Православная вера становится характерной̆ чертой̆ запорожцев в их собственном самосознании: «От древних времен мы, войско запорожское, никакого иного намерения не имели, токмо…стояния против неприятелей̆ за сохранение церквей̆ святых и за целость всего православного христианского народа» (Договор и Конституция Филиппа Орлика).

Главным критерием принятия в Запорожское Войско являлось православное исповедание новоприбывших. В начале прибывшего в Сечь приводили к кошевому атаману который̆ спрашивал его: «А чи віруєш в Бога?» Новоприбывшиӗ отвечал: «Вірую». «І в Богородицу віруєш?» «І в Богородицу вірую». «А ну, перекрестись!»

Человек крестился. Кроме этого, желающий̆ поступить в казачество был обязан не просто формально исповедовать Православие, но признавать, а значит и знать, догматы Православной̆ Веры, соблюдать посты, знать символ веры и молитву Господню, а также должен был присягнуть верно и неизменно до конца своей̆ жизни служить православному народу и принести о том присягу в Церкви перед престолом Божиим.

Конечно, на Сечь приходили не только природные малороссы, но люди разных национальностей̆ и вероисповеданий. Но все они обязаны были принимать Православную веру. Без исполнения этого условия переселенцы не имели права находиться на Запорожье. Обязательность этого указывает ряд документов.

У казаков был распространен даже такой̆ вид «миссионерства», как кража и пленение детей̆ иноверцев с целью на Запорожье крестить их. Приняв в свои ряды перекрещенцев из других религий и конфессий, запорожцы не создавали им никаких препятствий, и они могли достигать высоких руководящих постов. Так, поляк Григорий Покотило стал куренным атаманом, сын польского помещика Алексей Григорович (Билицкий) занял такой̆ же пост, бывший̆ крымский̆ мусульманин Иван Чугуевец стал войсковым писарем.

Но это, конечно, не означало религиозной̆ терпимости запорожцев, а скорее, наоборот. Казаки видели свою миссию защиты и распространения Православного христианства путем войны с иноверцами и покорения их православным.

Все эти идеи оформились и окрепли во время освободительной̆ войны Богдана Хмельницкого, когда казаки проходили огнем и мечем по всей̆ Украине, борясь с врагами православной веры. Эти же настроения проявились и на закате Запорожского казачества, когда они участвовали в гайдамацком движении на Правобережной̆ Украине. Казаки, нещадно убивая во время гайдамацкого наступления католиков, униатов и евреев, стремились при этом не причинять вреда православному населению. Некоторые даже брали от православных жителей̆ «свидетельства», что гайдамаки им никаких притеснений не чинили «і пограбування християн ніякого не робили».

3a9194f678277ee0dbc44793c9c.jpg

Часто Запорожцы, вменяя себе в обязанность защиту православных от мусульман, организовывали набеги на татарские и турецкие земли с целью отбить «ясыр» (пленников, угнанных для продажи в рабство). Освобожденные православные обычно сопровождались в Самарский̆ монастырь, где лечились, после чего отправлялись по своим домам. Но если пленные попадались не православные, то за них требовали выкуп или предлагали им креститься и оставляли у себя. Враждебность и воинственность к врагам веры стала основной̆ чертой̆ характера казака.

Не только на войне казак чувствовал себя православным воином, но и в мирное время на Сечи православная жизнь товарищества сохраняла свою строгость и ревностность. Сечевая церковь казаков отличалась богатым убранством, которое, по свидетельству очевидца, «во всей̆ тогдашней̆ России едва ли можно было встретить».

Богослужение у запорожских казаков совершалось каждый̆ день по монашескому уставу. Во время богослужения запорожцы держали себя благопристойно. Войдя в церковь, они размещались соответственно чинам по разным местам. При чтении Евангелия все казаки выпрямлялись во весь рост, брались за эфесы сабель и вынимали лезвия до половины из ножен, в знак готовности защищать оружием Слово Божие от врагов Христовой̆ веры. Казацкая старшина и старые запорожцы ходили в церковь ежедневно по три раза.

О повсеместной̆ строгости богослужения в землях казаков так красноречиво свидетельствовал зарубежный̆ православный̆ автор архидиакон Павел Алепский, описавший̆ путешествие своего отца, Антиохийского патриарха Макария, в Украину в середине XVII века: «Представь себе, читатель: они (казаки) стоят от начала службы до конца неподвижно, как камни, беспрестанно кладут земные поклоны и все вместе, как бы из одних уст, поют молитвы... Усердие их к вере приводило нас в изумление. О, Боже, Боже! Как долго тянутся у них молитвы, пение и литургия!», «С их (казаков) стороны мы видели чрезвычайную набожность, богобоязненность и смирение». Более того, как свидетельствует тот же автор, на дверях каждой̆ из казацких церквей̆ бывает железная цепь, вроде той цепи, которую налагают на шею пленникам. Всякому, кто опаздывает на службу, вешают эту цепь на целый̆ день, и он остается распятым на дверном створе, не имея возможности шевельнуться. Это его епитимия.

Вся книга этого православного иностранца переполнена патетическим восторгом от силы веры казаков, в то время как на своей̆ Родине он видел духовное оскудение. Естественно, что при таком усердии в вере не должно вызывать сомнения и знание казаками основ православного вероисповедания, которое они черпали в богослужении.

Надо отметить, что казачество, как православное воинство, в отправлении христианских обрядов часто использовало казачье оружие. Некоторые исследователи даже говорят о «культе оружия» у запорожцев. На Запорожье существовал обычай при крещении младенца подсыпать в крещальную купель порох, «щоб загартувати козака змалку». На праздники Крещения во время Великого освящения воды и часто во время молебнов казаки давали залп из пушек и ружей̆. Выше уже говорилось, что казаки с оружием заходили в Церковь и во время чтения Евангелия обнажали сабли до половины. Также большую роль играло оружие при обряде погребения казака. В церковь казака несли в гробу в полном военном убранстве и в сопровождении боевого коня, также в полном боевом снаряжении, а на гроб клали казачью саблю и пику.

Естественно что весь быт казачества был пропитан православной̆ обрядностью. Молились казаки перед сном и после, до и после еды, перед походами. В походах имели на этот случай походную церковь. После походов и баталий служили благодарственные молебны, молились и во время эпидемий. Обязательно носили нательные кресты и образы Святителя Николая Чудотворца и Архангела Михаила. В своих хатах и куренях вешали на видном месте иконы, которые обильно украшались и перед которыми в праздники зажигались лампады. Такое почитание икон делало, по свидетельству очевидцев, внешнее убранство куреней̆ похожим на часовни. Строго казаки блюли посты, даже при угрозе собственной̆ жизни.

Вышеупомянутый̆ архидиакон Павел Алепский писал, что во время Богдана Хмельницкого поляки нападали на жителей̆ земель казаков «в ночь на Великую Пятницу, Субботу, и на Пасху, зная, что жители в эти дни заняты молитвами в своих церквях, и что казаки никогда не берутся за оружие в Великий̆ Пост».

Архистратиг Михаил был невидимым руководителем казаков на войне, возвещал им своей̆ трубой̆ победы и давал знак к отступлению. Святитель Николай, издавна пользующийся у православных людей̆ особым почитанием как покровитель всех «плавающих, странствующих и путешествующих», невидимо сопутствовал казакам в их морских путешествиях, ободрял и утешал их во время бурь на Черном море.

Со второй̆ половины XVIII в. большим уважением стал пользоваться праздник святого апостола Андрея Первозванного, как первого насадителя в стране приднепровской̆ истинной̆ православной̆ веры.

Под влиянием религиозного чувства многие из запорожских казаков, чуждаясь веселой̆ и вольной̆ жизни в Сечи, уходили в леса, береговые пещеры, речные плавни, и там, живя между небом и землёй̆, «спасались о Христе». На этом поприще являлись истинные подвижники, высокие молитвенники и ревностные исполнители заповедей̆ евангельских и преданий апостольских, как, например, есаул Дорош, казак Семен Коваль и др. Многие созидали в своих зимовниках часовни, устраивали скиты, приглашали к себе греческих и славянских монахов.

Такое явление получило среди казаков название «дикого поповства». Такие выдающиеся казаки-подвижники, как, например, Дорош, придавали в глазах казаков авторитет людям, посвятившим себя служению Богу, понуждали многих казаков, хоть и не следовать их примеру, но ограждать себя от греховной̆ жизни.

Побуждаемые религиозным чувством, запорожские казаки в мирное время два раза в год отправлялись пешком «на прощу», на поклонение святым местам в монастыри: Самарский, Мотронинский, Киево-Печерский, Межигорский, Лебединский и Мошенский. Святость монашеской̆ жизни и сознание всей̆ суеты собственной̆ жизни в Сечи заставляли многих казаков навсегда оставаться в этих монастырях и даже уходить в именитые монастыри дальних стран: греческий̆ Афон и молдавскую Драгомирну. Был также обычай у престарелых запорожцев оканчивать свою жизнь в монастыре.

Таким образом, все что мы называем «духовными традициями» казачества, и что неотъемлемо составляет его историческую сущность, коренится именно в Православной̆ вере казаков. Только под влиянием традиций православного воинства сложился менталитет украинского казака. Свою историческую миссию казаки видели исключительно в защите Православия и в войне против врагов веры. И в этом только и может заключаться исторический̆ смысл существования казачества в Украине вплоть до сегодняшнего дня.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Пропан Лавочников
Брестская уния была в 1596 г.