Игумен Даниил (Ирбитс): «Здесь мы, православные, как одна большая семь ...

Игумен Даниил (Ирбитс): «Здесь мы, православные, как одна большая семья»

25/09/2017 1965
Игумен Даниил (Ирбитс), наместник единственного в Германии православного Георгиевского мужского монастыря, рассказал СПЖ, как живут православные в ФРГ, как Киевский патриархат безуспешно пытается развивать в стране свои общины и какой должна быть позиция власти в религиозной сфере.

– Германия не является канонической территорией ни одной из Поместных Церквей, и в стране могут быть представлены все Церкви. Какое место в местной православной общине занимает Русская Православная Церковь?

– Да, действительно, в Германии, помимо Московского Патриархата, представлены Константинопольская, Антиохийская, Болгарская, Румынская и Сербская Православные Церкви. Работает епископская конференция, которая действует в интересах всех местных православных общин и способствует координации на стратегическом уровне. В основном православное духовенство занимается окормлением диаспор по национальному признаку, но у нас очень теплые взаимоотношения и крепкие братские связи.

По численности общин мы занимаем в Германии второе место после Константинопольского Патриархата, так как русское Православие имеет довольно долгую историю в этих землях и охватывает очень много слоев общества: это и потомки белой эмиграции, и репатрианты из числа этнических немцев Поволжья и Восточной Пруссии, и новые трудовые русскоязычные мигранты из бывшего СССР.

В годы правления архиепископа Феофана (1992-2017 гг. – Ред.) Московский Патриархат увеличил количество приходов в десять раз и наладил твердые связи с представителями немецкой власти. Сейчас Берлинская епархия – одна из самых больших в Западной Европе, у нас около 90 приходов по всей стране.

photo_2017-09-19_15-05-34.jpg

– В последние годы немецкое общество сталкивается со многими социальными вызовами – террор, гомосексуальные браки, секуляризация общественного пространства, миграционный кризис. Как на них реагируют верующие и Церковь?

– Православные верующие – это часть общества Германии, а любое общество неоднородно. И наши верующие тоже довольно разные люди, поэтому они вольны занимать любую политическую и социальную позицию, которая не противоречит Писанию.

Миграционного кризиса в Германии, как его описывают СМИ, нет, так как правительство слаженно и четко справилось с очень большим числом мигрантов, вынужденных оставить родину из-за войны в своих регионах. Сейчас их прибывает абсолютно незначительное количество. А прибывшие ранее мигранты обеспечены местами проживания и социальной помощью, многие из них уже получили работу в Германии.

Церковь в эти вопросы не вмешивается, так как к проповеди Евангелия и духовному окормлению верующих это никак не относится. Политикой занимаются не Церкви, а правительство и парламент Германии.

– Но даже при условии, что Церковь остается в стороне от политики, на ее прихожанах не могут не сказываться все вышеперечисленные явления. Ощущаете ли вы какие-то изменения в повседневной жизни в связи с событиями в неспокойной ныне Европе?

– Значительных изменений мы не ощутили, за исключением увеличения числа мигрантов и беженцев из Украины. Мы в меру сил стараемся помогать им, однако это сопряжено с очень большими трудностями, так как без знания языка и наличия визы, позволяющей работать, человек не сможет нормально жить в ФРГ.

У нас есть служба Diakonia, которая занимается социальным служением. В том числе она помогает и новым мигрантам, оказывая юридическую и консультационную помощь. Это замечательный пример, когда инициатива идет снизу, так как эта служба – объединения мирян по их собственной инициативе.

– Вы часто бывали в Украине, украинские иерархи и священники – частые гости в вашем монастыре. Как вы оцениваете нынешнее положение Церкви в нашей стране в связи с захватами храмов и отношением государственных структур к УПЦ?

– Меня лично с Украиной связывает очень многое. С Божьей помощью я учился на заочном секторе в Киевских духовных школах и имел возможность часто бывать в Киеве. Я до сих пор дружу со многими священниками и архиереями из Украины, что для меня большая честь. Многие батюшки и владыки и по сей день посещают Германию и служат в Кафедральном соборе Берлина и Георгиевском монастыре в Гетшендорфе. Искренне могу сказать, что Украина для меня и по сей день является малой духовной родиной.

Мне сложно со стороны оценивать государственно-церковные отношения, так как я не живу в Украине и не могу дать реальную оценку происходящим событиям. Но могу сказать на примере Германии, которая никогда бы не допустила такого здесь. Немецкое правительство никогда не вмешивается в дела ни одной из религиозных конфессий. Напротив, мы находим большую поддержку от государства. Даже учитывая, что в комитет по интеграции при канцлере Германии, помимо мусульман, представителей католической и евангелической Церкви, из православных вошли только представители Константинопольского и Московского Патриархатов.

Захват храмов, вмешательство государства в дела Церкви – вопиющие факты, которые неуместны ни в одном цивилизованном обществе! Сейчас в Германии активно открываются приходы Киевского патриархата. Католическая Церковь в Германии официально отказалась предоставить их общинам в Гамбурге и в Баварии свои храмы и помещения для совершения богослужений. Государство же никак не вмешивается в эти процессы, оставляя все на решение епископской конференции Германии. Но заметьте: даже не мы, а католики и евангелики Германии не признают приходы Киевского патриархата.

photo_2017-09-19_15-05-33.jpg

– Как живут священники в Германии? Очевидно, что приходы немногочисленны, ктиторов в неправославной стране найти нелегко. Занимаются ли пастыри Церкви чем-то, кроме служения, для поддержания жизненного уровня?

– В нашей епархии есть священники, командированные Священным Синодом РПЦ и получающие номинальную зарплату из Москвы, и есть священники из местных жителей, которые сами открывают приходы. Есть большие и, можно сказать, самостоятельные приходы в крупных городах, но таких немного. Есть маленькие приходы. Но и в том и в другом случае все зависит от священника, от его пастырской, миссионерской и катехизаторской работы с прихожанами. Недаром старая русская пословица гласит: «Каков поп, таков и приход».

Есть примеры, когда священник открывает приход в абсолютно новом месте, и со временем он вырастает в большую общину, которая может самостоятельно содержать священника и храм. Есть же случаи, когда священники, в основном семейные, параллельно подрабатывают в больницах, детских садах, преподают в школах, тем самым обеспечивая свою семью и приход. Много примеров, когда наши священники на свои светские зарплаты покупают церковную утварь, тем самым украшая храм. У нас нет богатых меценатов и спонсоров, страна не православная, и храм в основном содержат такие вот батюшки и благочестивые прихожане, которые и сами-то в основном получают социальное пособие от государства. Но именно в общем духе веры и любви открывается все больше приходов в Германии. Можно уверенно сказать, что здесь мы, православные, как одна большая семья.

Напоследок хотелось бы сказать, что я очень люблю украинский народ, очень люблю вашу страну и надеюсь, что с Божьей помощью у вас все будет хорошо. Всегда об этом прошу у Бога.

СПРАВКА


Георгиевский мужской монастырь располагается в 90 км от Берлина на территории замка Гетшендорф, построенного в 1910 г. как охотничье поместье князя Леопольда IV фон Липпе. Во времена Третьего Рейха поместье служило домом для гостей рейхсмаршала Германа Геринга. После Второй мировой войны здесь сперва нашли приют немецкие беженцы, возвращающиеся в Германию, а во времена ГДР расположилась школа мира, а позднее – лечебный санаторий для военнослужащих народной армии и сотрудников Штази. После объединения Германии замок и прилегающая к нему территория практически на 15 лет оказались бесхозными, из года в год приходя в полное запустение.

В 2006 году по благословению председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (ныне Святейшего Патриарха) Берлинская епархия приобрела пустующее имение, чтобы устроить здесь православную обитель. Цена составила символический € 1 – с непременным условием инвестировать в течение десяти лет не менее € 4 млн.

С немецкой стороны идеологом проекта стал Норберт Кухинке, известный советским зрителям по роли датского профессора в фильме «Осенний марафон». Он наладил контакты с местными жителями и нашел союзника в лице местного евангелического пастора Хорста Каснера, отца федерального канцлера Ангелы Меркель.

В 2006 году начались работы по реставрации существующих зданий и проектированию нового храма. По сметным данным для полного завершения строительства монастыря необходимо около € 10 млн.

21 августа 2007 года решением Священного Синода РПЦ под председательством Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Гетшендорфе был образован мужской монастырь в честь св. влкмч. Георгия Победоносца. Монастырь насчитывает десять человек братии (четыре в священном сане, один инок и пять трудников).

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: