«Закон и правда на нашей стороне»

«Закон и правда на нашей стороне»

07/02/2017 702
Автор: 

«Сретенский храм города Константиновка захвачен теми, кто называет себя Киевским патриархатом, – рассказывает митрополит Горловский и Славянский Митрофан. – Ситуация сегодня пока находится в режиме ожидания. Потому что мы решили действовать по закону: подали в суд. Все суды нами выиграны, вплоть до Верховного суда в Киеве, который нас запустил по второму кругу. Мы идем по тому же пути. Новых аргументов нет, объяснений, почему нам нужно идти по второму кругу, тоже нет. Поэтому избрана такая тактика – время тянуть. Мы это понимаем. Когда нечего сказать, то тянут время.

– Владыка, с чего начинался конфликт вокруг храма?

– Есть такой бизнесмен, Шапран Юрий Владимирович. И он обратился ко мне. Тогда еще никакой войны не было. Сказал: «Владыка, когда-то моя жизнь была связана с Афганистаном. Хочу построить храм в память о погибших воинах-афганцах. 15 февраля – это день вывода войск из Афганистана, и это совпадает с Праздником Сретение Господне. Давайте назовем храм этим именем и приурочим к Празднику?» Но так как это был такой «интересный» бизнесмен, и у него не всегда складывались хорошие отношения с городскими властями и с администрацией, то ему никто не шел навстречу и не давал землю. Тем более, что землю он просил в хорошем месте – почти в центре города. И вот он обратился ко мне за помощью. Я благословил зарегистрировать там общину. Мы с благочинным помогли с выделением земельного участка. Мы для Церкви это делали, а не для какого-то конкретного человека. Просто наши интересы здесь полностью совпадали. Благодаря моему ходатайству был выделен участок земли, и сам бизнесмен может об этом рассказать. Пусть ответит на вопрос: дали бы ему землю, если бы мы об этом не просили? Какие у него были отношения тогда с городской властью?

– Он называл себя православным?

– Да, тогда объявлял себя православным человеком. Его мама и до сегодняшнего дня –одна из прихожанок православного храма УПЦ. Какие тогда у нас могли возникнуть сомнения? Начали строить храм, и этот человек делал все, чтобы строительство продвигалось нормально. Я был очень доволен: никаких к нему не было претензий. Бога благодарил, что есть такой добрый человек. Но началась война и, по-моему, у него там какие-то проблемы с бизнесом возникли. Потому что одно время Константиновка находилась на территории ДНР, потом у него и в Донецке какой-то бизнес есть. Я во все эти дела не вмешивался и не вникал – я не бизнесмен. Но, видимо, на каком-то этапе храм стал условием для того, чтобы этот человек и дальше мог продолжать вести свой бизнес. Потому что он как-то вдруг очень резко стал прихожанином Киевского патриархата.

– Вы пытались у него выяснить подробности?

– У меня был с ним телефонный разговор, и я прямо задал вопрос: «Скажите, вас кто-то обидел? Или кто-то дал повод?» Как можно было так резко сменить конфессиональную принадлежность? Ведь не было никаких бесед или разговоров на эту тему. Не было ни взаимных претензий, ни конфликтов. Ничего такого, что могло бы послужить толчком, причиной такой смены настроений. «Может быть, я о чем-то не знаю, так расскажите мне?» – спрашивал его. Он ответил: «Нет, ничего такого нет, но вот ваши попы, московский патриархат...» Я его спросил: «А вот можно в этом месте поподробнее? Конкретно: кто, где когда? Что именно сделал?» Потому что, когда начинают говорить так – в общем, что «ваши священники террористов благословляют, на блок-постах стоят, им помогают, имеют с ними какие-то общие дела». У меня всегда один вопрос к утверждающим такое: а можно конкретно и с именами? Какой священник? Из какого прихода? Где, кого конкретно, в каком месте благословил? У нас ведь есть прокуратура, СБУ, полиция… На кого конкретно заведено уголовное дело? А то сплетен полно, разговоров хватает. И я понимаю, что там, где остро, где болит, там много спекуляций, инсинуаций. Много всего того, что можно назвать словом «домыслы». Поэтому всегда интересуюсь конкретикой, чтобы я сам хотя бы понимал, как оно происходит. Ответа на этот вопрос нет. Поэтому и разговор наш дальше был «ни о чем». Понимаете, когда человеку нечего скрывать, когда у него открыты сердце и душа, когда ему нечего бояться, то он спокойно говорит о причинах, их называет и указывает: что вот эти вот конкретные вещи для меня являются препятствием. И результат беседы был такой, что он сказал, что будет настаивать, чтобы община поменяла юрисдикцию. Я ответил, что это невозможно, потому что мы живем в правовом государстве. Земля принадлежит нам, имущество нам принадлежит, устав нами зарегистрирован. Я ему сказал, что «да, вы благотворитель и спонсор, но у нас многие храмы строятся на основе благотворительных пожертвований со стороны разных спонсоров. И невозможно себе представить ситуацию, когда каждый из них вдруг решит поменять конфессиональную принадлежность и заявит, что теперь и храм ему принадлежит как частная собственность». Я ему объяснил, что между нами есть договоренность, что у него есть обязательства, и он так не может поступить. Но, наверное, интересы бизнеса для него оказались выше. Пусть он теперь со своей совестью об этом разговаривает.

– И как складывается ситуация на сегодняшний день?

– С нашей стороны мы инициировали судебное разбирательство. И суды мы все выигрываем один за другим. Они об этом знают, у них аргументов нет. А наши – железные. Потому что нам ничего не надо выдумывать и ни от кого прятаться. Начиная от разрешения на строительство, выделения земельного участка, регистрации общины – все это принадлежит нам. Община там была православная, пока ее не выгнали представители Киевского патриархата. Сегодня там привезенные люди, военные, которые охраняют этот объект. Люди, которых привозят на автобусах для совершения богослужений (человек 20-30). В основном, эту полемику ведут те люди, для которых Церковь не является чем-то важным, и она не стоит на первом месте в жизни. Они очень боялись, что мы будем пытаться силой отбирать этот храм. Что будем устраивать какие-то акции протеста. Большинство ведь на нашей стороне, и мы можем все это сделать: люди нас поддержат. Просто я не думаю, что сегодня в зоне конфликта это было бы правильным. Там, где льется кровь и столько страданий и оружия, не следует провоцировать еще и такой конфликт вокруг храма.

– И вы намерены не сдаваться?

– Мы не хотим оказаться в ситуации, когда любой, только потому, что ему так захотелось, пришел бы, забрал, выгнал людей и заявил, что «это моя община!». Поэтому естественно, что мы будем продолжать участвовать в судебном процессе. Украина – правовое государство? Вот пусть ответят на вопрос: кому по закону принадлежит это здание. Где молиться, у нас есть. И ответ на вопрос, на чьей стороне правда, можно получить, придя в воскресный день туда и в наш храм. При этом наши храмы никто не охраняет: ни милиция, ни вооруженные люди. Никаких конфликтов вокруг нет. А себя они сами охраняют и сами себя боятся. И мне их жаль. Ведь на самом деле в Церковь люди приходят не для того, чтобы заниматься политикой. Для этого можно куда угодно пойти: на любой митинг, любой телеканал, в любую газету. В храм люди приходят молиться Богу. А если в храм приходят заниматься политикой, то таких мне жаль. Они не получают то, что могли бы получить. Я сожалею, что сегодня они сами себя обманывают. Ведь это тоже люди. И наша пастырская задача состоит в том, чтобы эти люди пришли к Богу, а не ушли от Него. Нужно и к ним относиться с любовью и не считать их своими врагами. И не накручивать ситуацию таким образом, чтобы мы в результате воздействия какой-то внешней силы доказали, что мы правы. Зачем нам это? Господь сказал в Гефсиманском саду: «Неужели вы не понимаете, что если я захочу, Отец Небесный даст мне легион ангелов, чтобы меня защитить». И если Господь попустил нам эту борьбу, то сделал это для того, чтобы мы что-то увидели и осознали. Мы будем продолжать, и унывать не собираемся. Знаем, что закон и Правда на нашей стороне. Не боимся никаких внешних обстоятельств. А вот им почему-то страшно, и они тянут время. Я думаю, что им гораздо сложнее, и я им сочувствую.

30 января 2017 года состоялось очередное заседание Хозяйственного суда Донецкой области в Харькове по повторному рассмотрению дела о признании недействительными изменений, внесенных в протокол приходского заседания Сретенского храма города Константиновка представителями «Киевского патриархата» относительно смены главы приходского совета.

Суд принял решение в пользу Горловской епархии.

Теперь у представителей «Киевского патриархата» есть десять дней с момента получения решения суда, чтобы подать апелляционную жалобу по делу.

СПЖ следит за развитием событий.


Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: