Как преодолеть раскол в украинском Пр ...

Как преодолеть раскол в украинском Православии

18/10/2017 1014
Раскол в украинском Православии длится уже 25 лет. Четверть века сторонники Киевского патриархата надеются на скорое признание и получение канонического статуса. Между тем, есть короткий и единственно реальный путь в Церковь – через диалог с Украинской Православной Церковью.

На это не раз указывали православные иерархи, в том числе и представители Константинопольского Патриархата. Поскольку в непризнанном Киевском патриархате есть много противников такого диалога, следует рассмотреть вариант с привлечением внешнего посредника – медиатора.

Таким посредником может выступить Всеправославное собрание, как это было в случае с расколом в Болгарской Православной Церкви. Представители всех Поместных Православных Церквей могут собраться вместе и вынести соборное решение с учетом канонов и учения Православной Церкви. Насколько реален этот сценарий? Рассмотрим все «за» и «против».

Что такое раскол в православном и светском понимании


Собственно, путаница по этому вопросу возникает исключительно из-за неверного понимания самого термина – «раскол». В светском понимании «раскол» означает ситуацию, когда нечто целое делится на независимые друг от друга части и, следовательно, перестает существовать как нечто единое и неделимое.

Однако с точки зрения православной экклесиологии говорить о церковном расколе можно лишь с определенной долей условности. Церковь не может расколоться на части, как например, разбивается ваза о пол.

В случае церковного раскола более уместна другая аналогия: Церковь являет собой зеленеющее и плодоносящее древо, от которого могут откалываться те или иные ветви, но само древо от этого не терпит урона и не теряет своей целостности. Именно поэтому преодоление церковного раскола не похоже на склеивание разбитой вазы, оно больше напоминает прививку отпавшей ветви, если это еще возможно, к живому древу. И именно поэтому раскол в украинском Православии может быть преодолен только путем возврата в Церковь отпавших от нее людей, через покаяние.

В этом смысле одним из возможных для преодоления церковного раскола в Украине является сценарий, в соответствии с которым в 1990-х годах пытались уврачевать раскол в Болгарской Православной Церкви: «В 1992 году при активном участии политической власти в Болгарской Церкви начался раскол. Часть иерархов выступили против Патриарха Максима, которого они обвиняли в связях с бывшей коммунистической властью, а его интронизацию считали неканонической. Раскольники составили "альтернативный синод". Большинство священнослужителей не присоединились расколу, однако канонические иерархи официально не признавались государством, а почти все имущество Церкви было передано в распоряжение раскольникам. В 1996 году бывший Неврокопский Митрополит Пимен (Энев) был провозглашен альтернативным Патриархом».

Впоследствии отколовшихся от Церкви клириков и мирян приняли в Ее лоно через покаяние. Не последнюю роль в уврачевании этого раскола сыграли другие Поместные Православные Церкви. «30 сентября – 1 октября 1998 г. в Софии состоялся расширенный Всеправославный Собор, созванный по просьбе Патриарха Максима и по предложению Константинопольского Патриарха Варфоломея, под председательством которого он проходил. На заседаниях помимо патриархов присутствовали митрополиты, епископы и клирики БПЦ, предстоятели и представители других Поместных Православных Церквей. Представители раскольников явились на Собор, чтобы просить о прощении. Они признали Его Святейшество Патриарха Максима единственным законным главой БПЦ и отказались от полученных ими во время раскола архиерейских назначений. Учитывая их раскаяние, Свящ. Синод БПЦ принял решение о возвращении их в лоно Церкви» (Православная энциклопедия, М, 2002 г., т. 5, статья «Болгарская Православная Церковь», с. 641).

Роль Вселенского Православия в уврачевании украинского раскола


Вот и в нашем случае вряд ли можно преодолеть раскол без активного вмешательства в ситуацию всей полноты Вселенской Церкви. С этим тезисом согласны даже те, кто активно симпатизирует нашим раскольникам. Вот, например, что говорит по этому поводу доктор богословия и истории Константин Ветошников: «в истории всегда, когда возникали проблемы в какой-то одной Поместной Православной Церкви, многие вопросы разрешались на Вселенских Соборах. Вопросы были иногда локальные, иногда глобальные, и если одна часть Церкви не может справиться с собственными проблемами, то не только право, но и обязанность других прийти на помощь».

Собственно, именно такая ситуация и имела место в истории с болгарским расколом. И, по всей видимости, точно так же нужно поступить и в нашем случае. Вопрос лишь в том, кто именно будет инициатором такого Всеправославного Собора или совещания и когда именно он состоится.

Как быть с раскольниками


Учитывая радикализм верхушки Киевского патриархата, вряд ли мы станем свидетелями ситуации, когда они примут коллегиальное решение о самороспуске и принесут публичное покаяние в том, что учинили раскол. Так что, скорее всего, к канонической Церкви будут присоединяться отдельные «клирики», миряне и «епископы» из УПЦ КП и УАПЦ.

Миряне

С мирянами все более или менее ясно: вновь приходящий в Церковь искренне раскаявшийся человек должен публично или тайно, на исповеди у священника, отречься от своих противоречащих православному вероучению взглядов.

К сожалению, спикеры Киевского патриархата навязывают своим прихожанам мысль, что предложение покаяния со стороны мирового Православия равнозначно требованию «приползти на коленях». То есть даже возможность признания своей ошибки они воспринимают как унижение и оскорбление. Чтобы разрушить этот стереотип, нужно проводить кропотливую разъяснительную работу. В частности, уделить внимание волнующему сторонников Киевского патриархата вопросу о национальной культуре и отношении к ней Церкви.

Когда прихожане КП поймут, что в УПЦ никто и никогда не запрещал использовать украинский язык богослужения (доказательство тому – большое количество общин, где богослужения проводятся на украинском), никто не навязывает какую-то политическую идеологию, тогда исчезнут психологические препятствия на пути к осознанию своей ошибки. А голос мирового Православия окончательно развеет все сомнения и не позволит «партии войны» в Киевском патриархате спекулировать на негативном отношении к РПЦ. У идеологов УПЦ КП, которые играют на страхах и эмоциях украинцев, просто исчезнет возможность и дальше говорить, что вся проблема сводится к позиции Московского Патриархата, который якобы не желает объединения.

«Клирики»

Собственно, к «клирикам» должна быть применена такая же процедура, что и к мирянам. Плюс перерукоположение. И здесь снова может возникнуть претензия в необоснованной жестокости по отношению к Киевскому патриархату. Мол, Церковь не хочет диалога, ставит ультиматумы, не способствует объединению своей жесткой позицией, нужно принять раскольников такими, какие они есть (в сущем сане) и т.д.

С точки зрения светской логики в расколе действительно нет ничего страшного. Наоборот, принцип конкуренции пронизывает всю современную политику, экономику и общественную жизнь. Различные бизнес-группы соперничают между собой, пытаясь занять как можно большую часть рынка; новые игроки вытесняют старых и т.д. Еще более выразительно этот принцип работает в политике: партии раскалываются, создаются новые, конкурирующие друг с другом. Все политики стремятся привлечь на свою сторону как можно большую часть электората. В частности, критикуя своих оппонентов в недостатке патриотизма.

Однако в Церкви все по-другому. Раскол не может считаться допустимым решением внутрицерковных споров. Тем более создание параллельных организационных структур, дублирующих уже существующие. Действительно, если Церковь является Телом Христовым, то как может Христос разделиться? Разве может быть два Христа? Два Бога, две благодати? Единство Христа обуславливает и единую церковную иерархию. Отсюда следует правило: в одном месте – один епископ.

Впрочем, единство организации служит главной цели – единству самих верующих во Христе. В случае же с расколом возникает абсурдная ситуация, когда те, кто считает себя патриотами, почему-то решили, что они не будут причащаться из одной Чаши с теми, кого они считают не-патриотами. И это является полной противоположностью тому, что Церковь называет образом Царства Божия.

Вот почему раскол считается страшным грехом против Церкви. Никакая обида, никакое стремление к справедливости не может оправдать раскол, не может оправдать разделение народа Божьего. Ибо пока все причащаются из одной Чаши, возможно преодолеть любые разногласия. Раскол же заводит в тупик любое общение и разрушает базовое единство верующих. Отсюда и такая строгость в отношении раскольников со стороны Отцов Церкви.

Например, святитель и учитель Церкви Василий Великий отметает все рукоположения, совершенные раскольниками, полагая, что последние лишились Божией благодати в силу самого события отпадения от единства с Кафолической Церковью, и потому, ставши мирянами, они уже не могут передать другим то, чего не имеют сами – благодати Святого Духа (прав. 1).

С точки зрения православной экклесиологии «священники» из УПЦ КП и УАПЦ являются обычными мирянами, да еще и отлученными от Церкви. Согласно каноническим нормам Церкви, от нее отпадает всякий, кто молится вместе с раскольниками и еретиками. Например, 45-е Апостольское правило полагает извергать из Церкви тех, кто молится вместе с еретиками: «Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен. Аще же позволит им действовать что либо, яко служителям Церкви: да будет извержен».

В том числе запрет на совместную молитву с еретиками и раскольниками, то есть лицами, отлученными от общения церковного (это напрямую касается раскольников из Киевского патриархата), повторяют еще несколько канонических правил, например, 10-е и 65-е Апостольские правила, 33-е правило Лаодикийского Собора, 2-е правило Антиохийского Собора и т.д.

А вот что говорится по этому поводу в 11-м Апостольском правиле: «Аще кто, принадлежа к клиру, с изверженным от клира молитися будет: да будет извержен и сам».

Епископ Никодим (Милаш) поясняет суть этого правила следующим образом: «Как отлучение, о котором мы говорили в толковании 10-го Ап. правила, лишает церковного общения, так точно и извержение лишает духовное лицо его службы; следовательно, и тот, кто участвует в каком-либо чине, совершаемом кем-нибудь противозаконно, поступает как и тот, кто вступает в церковное общение с отлученным, и потому подлежит и сам тому же наказанию, какому подвергся совершивший данное преступление. В чем состоит извержение из священного сана, мы говорили в толковании 5-го Ап. правила. Под словами “с изверженным от клира молиться” нужно подразумевать прежде всего воспрещение совместного служения с изверженным духовным лицом, а затем и воспрещение всякой общей молитвы. По Вальсамону смысл этого правила таков: наказанию должен подвергнуться каждый клирик, который будет молиться где бы то ни было, и с каким бы ни было клириком изверженным, и после извержения решившимся совершать какую-либо священную службу».

К слову, эту каноническую норму повторяют 4-е правило Антиохийского и 10-е правило Карфагенского Соборов.

Как видим, правила Церкви подтверждают необходимость перерукоположения клириков УПЦ КП. И это будет на благо как Церкви, так и самим раскольникам. Ведь не секрет, что многие из них, несмотря на свое упорство, в глубине души сомневаются в своей благодатности. Их тянет в Церковь, тянет к подлинному священству. Им остается только принять этот дар после покаяния. С другой стороны, такой подход подчеркнет серьезность совершенного ими греха и предупредит возможность нового раскола.

В любом случае, судьбу «духовенства» Киевского патриархата решит Всеправославное собрание. Здесь главным будет то, что решение будет СОБОРНЫМ, и служители Киевского патриархата будут обязаны принять его со смирением.

«Иерархи»

А вот с раскольническими «иерархами» дело обстоит намного сложнее. Что, если политическая конъюнктура изменится и уже не один Денисенко, а ряд вновь принятых и ими же рукоположенных епископов опять уйдут в раскол? Фактически, снова создав параллельную иерархию, только уже с позиции «нас признали». Уврачевать такой раскол будет намного труднее, а может, и вообще невозможно.

К тому же, именно так и произошло в Болгарии. Напомним, в Болгарии к раскольникам было проявлено снисхождение (икономия), и все клирики, ушедшие в раскол, были приняты в «сущем сане». К слову, РПЦ предупреждала Константинопольский Патриархат об опасности такого шага. Исследователь болгарского сценария, профессор Владимир Бурега, пишет: «Однако уже в ноябре 1998 года стало очевидно, что вопрос о мере снисхождения, которое следует проявить к раскольникам, утратил актуальность. 9 ноября в здании Софийской оперы был созван "внеочередной Церковно-Народный Собор", активно поддержанный правительством. В его работе участвовало 11 архиереев (из состава раскольничьего Синода), 384 священника и 730 мирян. Собор проголосовал за отставку Патриарха Максима и принял новый устав. Было также заявлено об открытии десяти новых епархий. Решения этого "собора" не были признаны Патриархом Максимом и его Священным Синодом. Это означало, что раскол в Болгарской Церкви продолжает существовать».

В конечном счете, раскол в Болгарской Церкви был преодолен только после смены власти в стране и появления курса на поддержку канонической Церкви. В своей статье Владимир Бурега сделал вывод, что «Собор, проявивший крайнее снисхождение к раскольникам, тем не менее не достиг своей цели. Раскол не был уврачеван. И связано это было с тем, что не была устранена причина раскола. У власти в Болгарии оставалась политическая партия, по-прежнему стремившаяся произвести кадровый переворот внутри Болгарской Церкви. Лишь политические перемены в Болгарии привели и к переменам в церковной жизни».

На наш взгляд, это не означает, что сам формат Всеправославного Собора нецелесообразен. Да и надеяться на изменение отношения властей к Церкви не стоит, поскольку неизвестно, когда оно произойдет и произойдет ли вообще. Поэтому стоит учесть негативный опыт Болгарского сценария и выработать более эффективные решения, которые не позволят политическим силам вмешиваться в дела Церкви.

В любом случае, всех, кто искренне раскается в грехе, Матерь-Церковь всегда ждет. Нужно лишь желание быть со Христом в Его Церкви, а также желание спасти свою душу.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: