Состоится ли большевистский переворот в религиозной сфере Украины?

Состоится ли большевистский переворот в религиозной сфере Украины?

05/10/2016 1221
Недемократический, антиконституционный, дискриминационный. Именно такими эпитетами можно охарактеризовать законопроект 4128 об упрощении процедуры смены конфессиональной принадлежности, который рассмотрят 6 октября в Верховной Раде. Принятие этого законопроекта может стать большой ошибкой, ведущей к масштабным межконфессиональным конфликтам и расколу в Украине.

И это отнюдь не преувеличение. Юристы, религиоведы, политики, представители различных религиозных организаций, резко негативно отозвались об этой «законодательной» инициативе. Даже профильный комитет ВР, который занимался предварительной оценкой этого документа, признал его антиконституционным.

Если коротко охарактеризовать суть данного законопроекта – он направлен на упрощение рейдерских захватов храмов Киевским патриархатом. Именно УПЦ КП является главным выгодоприобретателем этой законодательной «аферы». А в более широкой перспективе этот закон даст власти возможность давления на любую религиозную организацию Украины.

Каким образом? Через искажение и размытие понятия члена религиозной общины.

Представьте себе любую государственную, коммерческую или общественную организацию. Их работники или члены подчиняются определенным правилам, за нарушение которых их могут уволить (исключить, отчислить, лишить членства). Эта логика универсальна и опирается на элементарный здравый смысл, понятный даже школьнику.

Та же логика применима и к любой религиозной организации. Любая конфессия, церковь, деноминация имеет свои правила, которым обязаны следовать верующие. Если они эти правила нарушают, организация имеет право, скажем, отлучить нерадивых прихожан от Церкви. После этого они лишаются любых прав и привилегий, в том числе имущественных. К примеру в Германии Католическая Церковь за неуплату церковного налога может отлучить своих прихожан от Церкви и лишить их права приступать к причастию и другим церковным таинствам.

Инициаторы законопроекта 4128 решили перевернуть эту логику с ног на голову. Согласно их представлениям, не организация должна определять, кто является ее членом, а любой индивид может объявить себя членом организации, если он себя с ней «идентифицирует».

Представьте себе ситуацию: вашего соседа уволили с работы за нарушение трудовой дисциплины. Но он продолжает ходить на работу и требовать зарплату, потому что он себя продолжает «идентифицировать» со своей бывшей конторой. Совсем уж нелепо представить, если какой-то гражданин Украины захочет идентифицировать себя с депутатами, прийти в Верховную Раду и заявить о своем праве принимать законопроекты.

Тем не менее, авторы упомянутого законопроекта (преимущественно греко-католики), решили отнять у религиозных организаций возможность установления своего порядка обретения и лишения прав на членство в своих общинах. Оказывается, теперь само государство (в лице ее чиновников) будет решать, кто участвует в «религиозной жизни общины», а кто – нет. Совершенно очевидно, что такой подход противоречит базовым принципам свободы вероисповедания.

Законопроект несет опасность не только для Украинской Православной Церкви, но и для всех остальных украинских конфессий. К примеру, секретарь Лютеранской Церкви Игорь Рудзик отметил противоречие данного законопроекта уставу своей конфессии: «Принадлежность личности к той или иной религиозной общине в законопроекте предлагается определять через самоидентификацию с этой религиозной общиной. Но это утверждение противоречит нашему уставу! Далее сообщается, что подтверждением самоидентификации служит факт участия в религиозной жизни общины. Но "религиозная жизнь" – это тоже очень размытое понятие. Это только участие в богослужениях или же непременное участие и в других сферах жизни общины?»

В статуте УПЦ прописаны обязанности прихожан: «Каждый прихожанин обязан регулярно принимать участие в богослужении, исповедаться и причащаться, придерживаться церковных канонов и предписаний, творить дела веры и стремиться к духовно-моральному усовершенствованию» (Раздел VIII В, пункт 2).

Высшим органом управления прихода является Приходское собрание: «В состав Приходского собрания входят священно- и церковнослужители, основатели прихода, а также миряне, члены данного прихода, которые регулярно принимают участие в литургической жизни данного прихода, отличаются христианской добродетелью, достигли совершеннолетия, не находятся под запретом в священнослужении, церковным или уголовным судом общей юрисдикции» (Раздел VIII Г, пункт 3).

Пункт 6 того же раздела гласит: «При нарушении членами Приходского собрания канонов и установлений Украинской Православной Церкви состав Приходского собрания, по решению епархиального архиерея, может быть изменен частично или полностью». В пункте 7 раздела VIII указывается, что «Приход исполняет решения Епархиального собрания, Епархиального совета и епархиального архиерея».

Что это означает? Если какая часть прихожан общины УПЦ решит уйти в раскол, что является грубейшим нарушением канонов, они теряют право голоса в Приходском собрании и перестают считаться членами общины УПЦ. При этом никто не отнимает у них право зарегистрировать свою общину в составе Киевского патриархата, если они этого захотят.

Статут УПЦ мало чем отличается от аналогичных статутов или уставов других Православных Церквей. К примеру в статуте Православной Церкви в Америке четко говорится: «The Orthodox Church in general and The Orthodox Church in America in particular are hierarchical in structure» (Православная Церковь в общем и Православная Церковь в Америке в частности являются иерархическими по структуре). Это означает, что приход (парафия) не существует сам по себе, но подчиняется вышестоящим органам (епархии, митрополии, патриархии).

В Разделе 12, пункт 1 а, указывается: The parish is a local Orthodox Eucharistic community canonically established by and subject to the authority of the Diocesan Bishop (Приход является местной православной евхаристической общиной канонически установленной и подчиняющейся епархиальному епископу).

Иерархия – это отличительный признак любой организации. Однако же, законопроект 4128 направлен на разрушение иерархической структуры УПЦ, что отметил глава ее юридической службы протоиерей Александр Бахов.

В статуте ПЦА также зафиксированы обязанности прихожанина, которые такие же как и в статуте УПЦ плюс обязанность «исповедовать Православную Веру, жить согласно учению Церкви, участвовать в религиозном служении, творить дела христианского милосердия, поддерживать Церковь и помогать ей».

Членство в общине ПЦА может быть приостановлено или упразднено в случае: «Открытого отказа от Православной веры, публичной и открытой клеветы, неповиновения, или бунта относительно церковной власти, моральных проступков, перехода в неправославную религиозную организацию». Также четко обуславливается и право на участие в голосовании.

Не менее четкие правила устанавливаются и относительно имущественных вопросов. К примеру, в случае, если отдельный приход или епархия уходит в раскол (меняет конфессиональную принадлежность), то право на собственность, пользование и распоряжение ее имуществом остается за епархией или митрополией Православной Церкви в Америке (In the event the Diocese shall be dissolved or attempt to disaffiliate from The Orthodox Church in America in a disorderly manner, all parish property, assets and funds of such Diocese are and shall remain subject to the use, purpose, and benefit of The Orthodox Church in America).

Как видим, в Православной Церкви, как и в любой другой организации, все логично. Если какая-то часть прихожан того или иного прихода начинает бунт против своего священноначалия и организовывает самочинное сборище, она теряет право считаться частью этого прихода. При этом не имеет никакого значения их количество. Если в составе УПЦ остается какая-то часть верующих (тем более если остается священник), то приход сохраняется, и как каноническая единица, и как юридическое лицо. Все церковное движимое и недвижимое имущество должно оставаться за приходом УПЦ. Ни о каком «расколе» общины, или ее «раздвоении» речи быть не может. Правильным описанием этого процесса будет «выход части прихожан из общины УПЦ». Все остальные выражения – это применение психотехник НЛП и юридически несостоятельные утверждения.

Однако, украинская власть поставила своей целью уничтожение или ослабление Украинской Православной Церкви. Для этого ей понадобилась легализация рейдерского механизма, при котором, во-первых, возможно снимать общины УПЦ с регистрации в случае если простое большинство прихожан вознамерятся перейти в Киевский патриархат. При этом совершенно не учитывается, соблюдали ли эти прихожане каноны Церкви, устав УПЦ, или нет. Достаточно их желания. При этом оставшаяся часть общины объявляется несуществующей и бесправной. Во-вторых все церковное имущество переходит Киевскому патриархату. То есть достигаются две цели: уничтожение общины УПЦ как юридического лица и лишение ее церковного имущества. А учитывая, что впоследствии верующим УПЦ отказывают в выделении участка под строительство нового храма, то речь идет о полном уничтожении общин УПЦ.

Юридически это ошибочная логика. Об этом давно уже рассказали церковные юристы. Да и с точки зрения элементарной логики тоже все понятно. Еще раз подчеркнем, законопроект №4128 отказывает Церкви в регулировании состава своих общин и назначает членами общин тех людей, которые сами себя считают их членами («самоидентификация»). Право определять степень их участия в церковной жизни почему-то передается госчиновникам. Ясно, что в этом случае роль вышестоящих церковных органов сводится к нулю. Иерархическая структура религиозной организации полностью упраздняется. Не нужно говорить, что это грубейшее нарушение права на свободу вероисповедания и право создавать организации со своими собственными правилами. А прямо говоря – полный правовой беспредел.

В нашем случае, когда потенциальные раскольники входили в общину УПЦ, они соглашались на то, что будут выполнять церковные предписания, каноны, слушаться своего настоятеля и епархиальное руководство. Также они соглашались на то, что в случае нарушения церковных правил они лишатся права на членство в общине. Но наше государство считает иначе: не важно ходил ли ты в Церковь, регулярно причащался, соблюдал каноны и устав, выполнял предписания священноначалия и т.д. Достаточно возомнить себя членом общины и ты получаешь право на все ее имущество, а также возможность уничтожить неугодных тебе людей. Не правда ли фантастически «халявная» перспектива?

Возвращаясь к аналогиям. Представьте себе – вашего соседа уволили с работы за кражу на рабочем месте в особо крупных размерах. Но тут приходит госчиновник и говорит – нет, вы не имеете право его увольнять, и не имеет значения, что он у вас здесь натворил. И еще, благодаря вашему работнику вы получили какую-то прибыль, а значит вы должны ему ее отдать. К примеру, офис, который вы за эти деньги купили. Это ничто иное как типичная большевистская логика – отнять и поделить.

Большевики отрицали право на частную собственность. С их точки зрения, работники имели право на весь доход от результатов своего труда, без всякого опосредования. Вот это непризнание посреднических структур, иерархии, неравенства, это и есть пресловутый коммунизм-большевизм, против которого выступают на словах современные «декоммунизаторы». «Вся власть общинам», «храмы – верующим», даешь единый «церковный колхоз» - именно так выглядят коммунистические лозунги, если их перевести в церковную плоскость.

Если завтра депутаты позволят себе проголосовать за этот законопроект это будет означать полное отсутствие права в нашей стране и возвращение большевистского революционного беспредела. И если позволят таким образом уничтожать Церковь, то что им будет стоит уничтожить и всех остальных?

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Евгений Сокуренко
Нынешняя власть решила провести ДЕКОММУНИЗАЦИЮ! А чем они лучше коммунистов?
Те кричали, наша цель коммунизм, эти - наша цель евроинтеграция.
Те, всех не согласных, считали буржуями, и агентами империализма, эти всех несогласных, считают сепаратистами и агентами кремля.
Те, кричали: религия - опиум для народа, эти кричат: церковь Московского Патриархата - агенты кремля.
Результат: обгадились и те и эти.