Между двумя «грандиозными сенсациями»: хронология диалога КП и УАПЦ

Между двумя «грандиозными сенсациями»: хронология диалога КП и УАПЦ

14/07/2015 1104

В апреле этого года интернет-издания запестрели заголовками о «грандиозной сенсации» и грядущем «историческом событии». Таковой была названа декларация представителей Киевского Патриархата и Украинской Автокефальной Православной Церкви об объединении. ТСН поспешила заявить, что Вселенский патриарх Варфоломей даже готов «предоставить статус автокефалии» будущей объединенной церковной структуре, несмотря на то, что это неправильное выражение, поскольку «автокефалия» это административный статус, который предоставляется экзархату или автономной Церкви. В случае же канонически непризнанных КП и УАПЦ речь могла идти (если разговор с Варфоломеем вообще имел место) прежде всего о рассмотрении их вхождения в состав Церкви как таковой.

В любом случае, декларация об объединении была растиражирована как почти свершившийся акт слияния, без тени сомнения в успехе данного мероприятия. На этом фоне весьма контрастно выглядит «грандиозный» epic fail диалога КП и УАПЦ, закончившийся взаимными обвинениями и упреками в срыве создания украинской поместной церкви.

Следует разобраться в причинах столь неожиданной для одних, и весьма предсказуемой для других, неудачи переговоров о создании УАПЦ (КП).

12 апреля, тогда еще местоблюститель УАПЦ митрополит Львовский Макарий (Малетич) в интервью ТСН заявил о готовности УАПЦ начать диалог об объединении с Киевским Патриархатом, мотивировав это желание потребностью Украины в таком объединении. Макарий так же высказался о том, что готов идти на уступки и не претендовать на пост главы объединенной церкви. В то же время было сказано и о том, что «условия есть, условия будут возникать». То есть речь шла именно об объединении, а не о присоединении.

Глава Киевского Патриархата быстро отреагировал на это заявление и дал согласие на начало переговоров.

Реагируя на это событие, глава Синодального информационного отдела УПЦ, епископ Ирпенский Климент, скептически высказался по поводу перспектив этих переговоров. СМИ представили эту позицию УПЦ как «обиду» на успех конкурентов. А глава КП так и вовсе предрек «прекращение существования» УПЦ после признания УАПЦ (КП) со стороны Вселенского патриархата.

Хронология событий после этих громких заявлений выглядит следующим образом:

4 июня – на V Поместном соборе УАПЦ проходят выборы ее нового предстоятеля, хотя это и не совсем логичный шаг в свете деклараций об объединении. Скорее всего, УАПЦ перед переговорами решила укрепить свои позиции и не выглядеть разрозненной и «обезглавленной» структурой.

5 июняпресс-конференция УАПЦ, в которой взяли участие четверо ее иерархов, была использована для позиционирования Украинской Автокефальной Церкви как имеющей давнюю историю и традиции. Особый акцент был сделан на фигуре Мстислава (Скрыпника), который в 1990 году стал патриархом самопровозглашенной автокефалии, но потом фактически был выдавлен из процесса образования автокефальной церкви. Подтекст и адресат этого упоминания Мстислава был достаточно прозрачен, ведь именно Филарет, при содействии тогдашнего президента Украины Леонида Кравчука не позволили Мстиславу утвердить проект построения независимой украинской православной церкви на фундаменте УАПЦ. Таким образом, современная УАПЦ дала понять, что считает себя не просто «набором приходов», которые нужно механически приплюсовать к КП, но церковью с определенной историософской идеей украинского православия, которое может конкурировать с идеей КП. То есть речь шла не о количественной конкуренции, но о конкуренции качественной, если можно так выразиться. УАПЦ представила себя как «церковь-мученицу», которая должна стать «базой» для украинской поместной церкви согласно духовному завещанию Мстислава.

Глава УАПЦ Макарий также высказал недовольство формулой, предложенной Синодом КП – те епископы, которые возглавляют епархии УАПЦ, где имеется достаточное количество приходов, останутся в статусе правящих архиереев, маленькие же епархии должны были влиться в состав епархий КП. «Где же тут объединение?» - риторически вопрошает митрополит Макарий.

Заявления, прозвучавшие на упомянутой пресс-коференции стали первым звоночком того, что объединение не будет проходить гладко и быстро. «Условия» о которых епископ Макарий говорил в своем апрельском заявлении начали вырисовываться, и они рисковали стать камнем преткновения для амбициозного и нетерпеливого Киевского Патриархата. Так оно и случилось впоследствии.

8 июня - состоялось совместное заседание комиссии для ведения диалога УПЦ (КП) и УАПЦ при участии в качестве наблюдателей иерархов Константинопольского патриархата - епископа УПЦ в Канаде Иллариона (Рудыка) и епископа УПЦ в США Даниила (Зелинского). Были приняты решения о том, что соответствующие органы управления КП и УАПЦ должны принять постановления о созыве объединительного собора 14 сентября 2015 года.

Казалось бы, дело осталось за малым и «грандиозная сенсация» воплотится в жизнь, но переговоры резко затормозились, когда дошло дело до обсуждения уступок со стороны КП.

15 июня – митрополит Макарий дает интервью, в котором высказывается о том, что объединительный собор может и не состояться. Условия, которые выдвинула УАПЦ, заключались в изменении названия и сохранения статуса всех ее епархий. Также глава «автокефалов» высказался против «квотного» принципа участия в будущем объединительном соборе, мотивируя тем, что в таком случае условия УАПЦ будут проигнорированы.

29 июня - Филарет, в открытом обращении к УАПЦ выдвигает аргументы, что считает изменение названия церкви нецелесообразным из-за того, что необходимо будет проводить перерегистрацию общин КП во всеукраинском масштабе. Что касается административных границ епархий, то, по мнению Филарета, сохранять маленькие епархии УАПЦ также нецелесообразно. Доводы Филарета с виду логичны и рациональны. Однако разве диалог не заключается в искусстве уступок?

Строго говоря, никаких сверхъестественных условий со стороны «автокефалов» не прозвучало. «Пусть уступят нам в названии, а мы уступим с предстоятелем», - заявил митрополит Макарий. Со стороны это кажется капризом, однако в контексте вышеупомянутой пресс-конференции речь идет об определенной идее автокефальной церкви, которая имеет свои корни в УАПЦ 90-х годов, об идеологической преемственности, если хотите. А идеология это серьезная вещь, потому что определяет вектор развития любой организации и влияние на общество.

Психологическим барьером для Киевского Патриархата, стало то, что УАПЦ желала, чтобы к ней относились как к равному партнеру, а не «мелочи», которая не имеет общественной поддержки и большого количества приходов, а поэтому вообще не имеет права выдвигать какие-то условия. Киевский Патриархат, и персонально Филарет, не привыкли уступать, ни вначале «лихих  90-х», ни сейчас. Более того, некоторые действия УПЦ КП выглядели как неприкрытое неуважение к УАПЦ. В том же интервью Liga.net, Макарий подчеркнул, что «Киевский патриархат не всегда ведет себя по-дружески. Священник УАПЦ в Самборе Львовской области построил деревянную церковь. Три года собирал средства и строил. А УПЦ КП дала своего священника. Служили по очереди, а потом нашего выгнали. Так не делается. Это разве миролюбиво? Это по-дружески? Нанимают молодчиков из других сел, свозят и штурмуют, чтобы забрать церковь». Также не очень «по-дружески» выглядели действия КП в отношении кафедрального собора УАПЦ – Андреевской церкви, которую они, по некоторым сообщениям прессы, собирались перехватить у «автокефалов».

9 июля – на втором заседании совместной комиссии КП и УАПЦ по диалогу был представлен протокол Архиерейского собора УАПЦ. В нем были изложены условия, на которых УАПЦ согласна была провести объединительный собор: название объединенной церкви должно быть «УАПЦ (КП)», все правящие архиереи УАПЦ должны остаться на своих местах. Дальше, в выборах предстоятеля УАПЦ (КП) должны принимать участие все архиереи с обеих сторон. Кроме этого, собор должен проходить под председательством представителя Вселенского патриарха. Без удовлетворения этих условий УАПЦ не видит смысла в проведении собора.

Следует заметить, что формула УАПЦ по организации выборов предстоятеля была направлена на то, чтобы избежать безальтернативности этих выборов. Пропорциональное представительство от обеих церквей автоматически делало Филарета главой объединенной церкви, так что можно было вообще не проводить эти выборы и сразу назначить бессменного руководителя КП патриархом УАПЦ (КП). «Компромиссные предложения» со стороны КП, по сути, были предложением капитуляции на комфортных условиях.

Диалог вполне можно было продолжать, но представители КП почему-то решили сжечь все мосты обвинениями УАПЦ в подкупе неизвестными олигархами и «срыве объединения». Все закончилось призывом к «патриотично настроенному» духовенству автокефальной церкви явочным порядком присоединятся к КП.

Впрочем, без всякого злорадства, печальный результат диалога КП и УАПЦ является закономерным следствием изначального разделения украинского православия вначале 90-х годов, идеологические основания которого до сих пор не изжиты и являются серьезным препятствием для объединения церквей и украинского общества. Разделение порождает разделение, изоляция порождает нечувствие к трагичности своего положения, нечувствие потребности в общении порождает эгоизм.

Мало кто помнит сейчас, но это не первая «грандиозная сенсация» в истории неканонических церковных структур. В 2005 году имел место аналогичный процесс, закончившийся таким же провалом. Вот как о нем писала тогдашняя пресса: «Каждый новый виток переговоров об объединении УПЦ КП и УАПЦ с обещаниями — что теперь уж точно, всенепременно и больше никогда, — заканчивается одинаково: сначала кто-то из архиереев публично высказывает сомнение в сроках, потом еще кто-то — в целесообразности, потом один из предстоятелей делает резкое движение, вызывающее моментальную реакцию с другой стороны, и ставит жирную точку в очередной главе об объединении. Зрителей просят не волноваться — вместо крови на сцене разбрызган клюквенный сок, а спектакль непременно повторится спустя пару лет с тем же составом актеров».

Сложно сказать, кто больше виноват в срыве диалога об объединении на этот раз, пусть каждый сделает свой вывод, но УПЦ снова оказалась права: диалог - это дело, требующее огромного терпения и последовательности, а также уважительного отношения к партнеру по диалогу и отсутствия любого насилия.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: