«Чечевичная похлёбка» для УАПЦ (о)

«Чечевичная похлёбка» для УАПЦ (о)

26/04/2016 1085

20 апреля произошло весьма досадное для украинского Православия событие – ряд бывших приходов Украинской Автокефальной Православной Церкви, объединённых в структуру под названием УАПЦ (о), перешли в католицизм. В Харькове состоялся епархиальный собор так называемой «Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ», на котором делегаты от УАПЦ (о) и УГКЦ одобрили вхождение Харьковско-Полтавской епархии в единство с УГКЦ. Ватикан был в курсе и одобрил принятие в лоно Католической Церкви православных раскольников.

Со стороны УАПЦ (о) и УГКЦ этот процесс был назван «объединением» и «восстановлением единства», хотя, по сути, это был именно переход из Православия в католицизм. Административно приходы УАПЦ (о) будут подчиняться УГКЦ и признают примат Папы Римского. Таким образом, ни о каком объединении речь не идёт.

Можно было бы просто посетовать по поводу этого печального факта, поскольку бывшая епархия УАПЦ хоть и не была признана полнотой Православия, однако сама считала себя относящейся к Православию и могла через покаяние возвратиться в Православную Церковь. Однако, в заявлениях обеих сторон прозвучали заявления, которые нельзя не прокомментировать, поскольку они звучат достаточно оскорбительно для ушей православных верующих.

На «епархиальном соборе Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ» «архиепископ» Игорь Исиченко выступил с докладом «Единение во имя защиты православия», а глава УГКЦ Святослав Шевчук заявил, что «На основании нашей традиции желаем засвидетельствовать вам, что сопричастие с Римской Апостольской Столицей не только не противоречит чистоте и истинности православной веры Киевской Церкви, а даже делает её открытой для живого сопричастия вселенского христианства».

Подобное обращение с термином «православие» вызывает отторжение и возражение с точки зрения самого Православия. Верующие, которые не знают католического учения о Церкви, могут подумать, что католики действительно признают Православие и его право на существование. Однако же, в рамках католической экклезиологии, об этом даже речи не может быть.

В 2007 году Конгрегация вероучения Католической Церкви опубликовала очень знаковый документ под названием «Ответы на вопросы, касающиеся некоторых аспектов учения о Церкви». В нём католические богословы и лично Папа Римский Бенедикт XVI дали разъяснение относительно католического учения о Церкви. В документе опровергается мнение, что католическая экклезиология поменялась после Второго Ватиканского собора.

Католикам и остальным христианским конфессиям дали чётко понять, что единственная истинная Церковь «пребывает» в Католической Церкви. Никакой другой Церкви в истории не существует: «Христос «основал на земле» единственную Церковь и учредил её как «зримое собрание и духовную общину», которая от своего рождения и в ходе веков существует и будет существовать, и только в ней остались и будут пребывать все составные части, установленные Самим Христом. «Это и есть единственная Церковь Христова, которую мы исповедуем в Символе веры как единую, святую, кафолическую и апостольскую. Эта Церковь, установленная и устроенная в мире сем как общество, пребывает в Католической Церкви, управляемой преемником Петра и Епископами в общении с ним».

В своей речи на аудиенции для участников пленарной сессии Конгрегации вероучения в 2007 году Папа Римский Бенедикт XVI подчеркнул: «Таким образом, подтверждается, что одна и единственная Церковь Христа имеет своё существование, постоянство и прочность в Католической Церкви, и что поэтому единство, неделимость и нерушимость Церкви Христа не отменяются разделением и разобщенностью христиан».

В том же документе даётся объяснение относительно инославных общин и их статуса: «…согласно католической доктрине можно прямо утверждать, что Церковь Христова присутствует и действует в Церквах и церковных Общинах, которые еще не находятся в полном общении с Католической Церковью, благодаря началам освящения и истины, которые в них есть, Слово же «пребывает», напротив, можно отнести исключительно к Католической Церкви, поскольку оно относится к признаку единственности, исповедуемому в символах веры (Верую...во единую Церковь); и именно эта «единая» Церковь пребывает в Католической Церкви».

Инославные общины, с точки зрения Католической Церкви, страдают «недостатками», и все, на что они могут претендовать, это на разной степени «значение и вес» в тайне спасения. «Дух Христов» может пользоваться этими общинами как спасительными средствами, но их сила исходит от «полноты благодати и истины, которая вверена Католической Церкви».

Также, Католическая Церковь отвергает так называемую «теорию ветвей», согласно которой все конфессии имеют равный статус, а единая Церковь является делом будущего: «Культивирование некой богословской точки зрения, согласно которой единство и идентичность Церкви считаются её достоинствами, "сокрытыми во Христе", с выводами, что в истории Церковь фактически существовала в многочисленных церковных конфигурациях, примирение между которыми возможно лишь в эсхатологической перспективе, может привести лишь к замедлению самого экуменизма, а в дальнейшем и к его параличу».

Таким образом, Католическая Церковь употребляет выражение «Церкви-сестры» по отношению к Православным Поместным Церквям, но не употребляет выражение Православная Церковь в единственном числе. Для неё никакой Православной Церкви не существует, потому что с точки зрения католиков, двух Церквей существовать не может (и это логично). И Православия как истинного христианства тоже для католиков не существует. Существует лишь православие (с маленькой буквы) как историческая разновидность Католической Церкви – «восточное христианство», которое по «досадной случайности» разделено с Римским Престолом.

В своей экуменической концепции УГКЦ позиционирует себя как «православную Церковь»: «Церковное единство с Вселенским Архиереем стало одним из фундаментальных оснований идентичности УГКЦ, которая является православной (!) Церковью в полном и видимом сопричастии с Римским Апостольским Престолом». Правда, слово «православной» написано с маленькой буквы и означает не ту Православную Церковь, о которой говорят сами православные.

Поэтому, когда греко-католики или бывшие православные пишут о том, что при вхождении в состав УГКЦ или КЦ «православие сохраняется», это означает не то Православие, о котором говорят сами православные, но «православие» как набор характеристик, не относящийся к сущности Церкви.

В философии есть понятие «акциденции», которое означает «случайные характеристики предмета». Например, мобильный телефон может быть с разными съёмными панелями разного цвета, оставаясь при этом одним и тем же телефоном. Так вот, «православие» в устах униатов как раз и означает «акциденцию» – съёмную «панель» для Католической Церкви (которая является подлинным средством связи с Богом, с точки зрения католиков).

Православное богословие для католиков не является универсальным и всеобъемлющим богословием, но всего лишь партикулярной богословской традицией, стоящей где-то между августинизмом и теологией освобождения. Истинное же вероучение принадлежит исключительно Католической Церкви, согласно утверждению II Ватиканского Собора в Декларации Dignitatis Humanae: «А верные Христу, чтобы воспитать свою совесть, должны глубоко внимать святому и твёрдому вероучению Церкви. Ибо по воле Христовой Католическая Церковь — наставница в истине, и обязанность её — возвещать ту Истину, Которая есть Христос, аутентично учить ей и вместе с тем своей властью провозглашать и утверждать нравственные принципы, проистекающие из самой человеческой природы» (п. 14)».

В богословии нет независимых друг от друга дисциплин. Учение о Церкви неотъемлемо от учения о Боге, христологии, сотериологии и т. д. Если изменяется основа одной из богословских дисциплин, то это означает, что автоматически меняются и все остальные. Нельзя верить в Папу как наместника Христа на земле и оставаться верным учению Святых Отцов о Святой Троице, о Христе-Спасителе, о Церкви в целом, о спасении и т.д.

Иезуитская подмена понятий специально используется греко-католиками, чтобы ввести православных в заблуждение. В Католической Церкви существует два вида риторики – одна для внутреннего пользования, лишённая двусмысленностей, а другая – для инославных, чтобы обольстить их и запутать в потоке схоластических различений разных понятий. Именно поэтому в «Экуменической концепции УГКЦ» используются такие понятия-уродцы как «Церкви Владимирового крещения», «традиция Киевской Церкви», «православная церковь в сопричастии с Римским Престолом» и т. п. Выражение «схизматики» по отношению к православным католики перестали использовать чисто из-за практических соображений. Его содержание сохранилось, но было облечено в другую форму.

В свете вышесказанного, существует только одна трактовка события – «архиепископ» УАПЦ (о) Игорь Исиченко, присоединившись «административно» к УГКЦ, отрёкся от Православной Церкви. Нельзя одновременно пребывать в Католической и Православной Церкви, согласно учения обоих конфессий. Поэтому, если Исиченко и будет продолжать говорить о православии, то исключительно в католическом понимании. К тому же, как оказалось, для него более важным являются не вопросы истины, а то, что УГКЦ, якобы, находится ближе к «традиции Киевской Церкви» и обладает большими возможностями сотрудничества с государством.

В своём интервью 2015 года Исиченко объяснял, что «административное единство с УГКЦ позволит Харьковско-Полтавской епархии УАПЦ участвовать в общенациональных проектах вроде организации капелланского служения, от которых епархия оказалась изолированной из-за своей независимости». Подобная «мелочность» мотивации поражает. Когда речь идёт об Истине, Спасении, выбором между тьмой и светом, Исиченко рассуждает о том, как получше «пристроиться» в служении государству и нации.

На ум приходит библейская история о братьях Исаве и Иакове, сыновьях Исаака. Исав был старшим, «первородным» сыном, имеющим право на наследование всего, что было у его отца. Все мы помним, что произошло – Исав продал своё первородство ради сиюминутного удовлетворения земных желаний: «Исав сказал: вот, я умираю; что мне в этом первородстве? Иаков сказал: поклянись мне теперь же. Он поклялся ему, и продал первородство своё Иакову. И дал Иаков Исаву хлеба и кушанья из чечевицы… и пренебрег Исав первородство» (Быт. 25:32-34).

Игорь Исиченко, чувствуя, что его «епархия» обречена на «смерть» и историческое исчезновение, решил продать своё «православное первородство» католикам ради «чечевичной похлёбки» «персональной епархии» и сохранения эфемерных традиций «Киевской церкви» и этнической идентичности.

Довольно жалкое зрелище духовного падения человека далеко неглупого, но зашедшего слишком далеко в своей гордыне. Подобный конец может ожидать всех раскольников, если они не найдут в себе силы покаяться и вернуться в лоно Православной Церкви.

Не так давно одна из активисток Киевского Патриархата Татьяна Деркач заявила о том, что «уния – это хорошо», «это опыт преодоления схизмы». Не стоит удивляться, если через пару десятилетий мы увидим раскольников, целующих «пантофлю Папы».

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: