Нашёл ли истину Понтий Пилат: от Евангелия к апокрифам

Нашёл ли истину Понтий Пилат: от Евангелия к апокрифам

28/04/2016 1159

В Пилате в разное время усматривали трагедию власти, противопоставление Царствия Божия и царства человеческого и образ обращения ко Христу язычников. Ни одна из второстепенных Евангельских фигур не воспринималась так неоднозначно и многообразно, как Пилат. Ощущение «недосказанности» и таинственности шлейфом тянется за этим человеком по страницам противоречивой истории того времени.

Неоднозначность церковной оценки деятельности Пилата, во многом, формирует особый образ неординарной личности, по воле Божией, оказавшийся подле обещанного и ожидаемого события – искупления рода человеческого. Человек-язычник, исполнитель закона, представитель римской власти стал известен широкому кругу людей, причастных и не причастных христианской традиции не по причине рода своей деятельности, а по причине того, что имя Пилата навсегда вошло в Писание Церкви, догматическую и литургическую стороны её жизни. 

Наряду с образом евангельским и историческим, образ Понтия Пилата вошёл также и в достояние культуры, что выражается во многих полотнах с изображением последнего: Винсент ван Гог, Николай Ге, Чизери, Мункаччи и т.д. Не обошла его стороной и литература, наиболее яркий пример чего содержится в произведении великого писателя Николая Афанасьевича Булгакова «Мастер и Маргарита». Однако, применительно к церковной жизни, при описании личности Пилата подлинный интерес для нас могут представлять лишь текст Евангелия и апокрифы, многие из которых в разное время охотно цитировались Отцами и учителями Церкви, хотя и не вошли в канон.

Итак, начнём с Евангелия. Во-первых, следует отметить различие в отношении Христа к обвинявшим Его Иудеям, и к Понтию Пилату. Когда Иудеи обвиняли Христа, Он молчал и ничего не отвечал им (Ср. Мф. 27; 11, Мк. 14; 53, Ин. 18; 22), за исключением кратких ответов первосвященникам Анне и Каиафе. Блаженный Иероним Стридонтский усматривает в этом то, что иудеев, в отличие от Пилата, Иисус считал недостойными Своего ответа. Добавим также и особое противопоставление двух судебных систем: иудейской и римской. Иудейское судопроизводство, имевшее место в ночь ареста Христа, этим поступком показывается лишённым всякого юридического основания, в то время, как суд игемона, по-видимому, производится в соответствии с правовыми нормами того времени. Действительно, созыв Синедриона, описываемый в Евангелии, был сделан вопреки всем основам иудейского судопроизводства, на что указывает в частности Ф. А. Куприянов. Поэтому беседа Христа с Пилатом, безусловно, может иметь вышеуказанный характер.

Во-вторых, Понтий Пилат на страницах Евангелия предстаёт перед нами как человек, уверенный в невиновности Иисуса и желающий освободить Его. Исследуя обвинения иудеев против Христа, Пилат не находит ничего достойного смерти, и предлагает обвинителям судить Христа по своим законам (Ин. 18; 31). Фанатичность обвинителей была для проконсула очевидной, и подобным высказыванием судья как бы хотел освободиться от неприятного разбирательства. А. Лопухин видел в подобном поступке Пилата много схожего с мнением Галлиона по отношению к обвинениям в адрес апостола Павла: «Иудеи! Если бы какая-нибудь была обида или злой умысел, то я имел бы причину выслушать вас. Но, когда идет спор об учении, об именах и о законе вашем, то разбирайте сами: я не хочу быть судьёй в этом» (Деян. 18; 14). 

Многократно Пилат искал случая освободить Христа, начиная от сравнения Его с праведником, и заканчивая демонстративным умыванием рук. Между прочим, этот поступок не просто был символом снятия ответственности, но и носил более глубокий смысл. Умывание рук – довольно частый символ в тексте Писания. К примеру, в случае, когда неизвестен убийца человека, Тора предписывала принести в жертву телицу, «и все старейшины города того, ближайшие к убитому, пусть омоют руки свои над головой телицы, зарезанной в долине, и объявят и скажут: руки наши не пролили крови этой, и глаза наши не видели» (Втор. 21:1-9). 

Также, иудеи обязательно умывали руки при пробуждении ото сна, возвращении с кладбища, если кто-то касался интимных мест или пота другого человека; священники умывали руки перед благословением народа. По большому счёту, Пилат поступает с иудеями по их закону, показывая, что на нём, с точки зрения их Писания, нет вины за очевидно беззаконное убийство Невиновного. Сам Христос говорит, что больше вины на том, кто предал Его Пилату (Ин. 19; 11). 

В этом месте Восточная и Западная традиция толкования Священного Писания находит ещё один повод для расхождения, поскольку, по мнению Феофилакта Болгарского, решение Пилата о казни Христа – следствие злого произволения его воли, а бл. Иероним Стридонтский видит в умовении рук «очищение дел язычников», в то время, как в приговоре Пилата – необходимое следствие занимаемого им общественно-политического положения. Опираясь на Писание, Восток выработал нейтрально-негативное отношение к Пилату, делая его совиновником смерти Христа. Запад, в свою очередь, выработал нейтрально-позитивное отношение к Пилату, хотя явно нигде не восхваляет последнего за содеянное. Дохалкидонские Церкви, на основании всё того же Писания и апокрифов, канонизировали Пилата, таким образом, полностью реабилитировав последнего. Но вернёмся к тексту Писания.

В третьих, Пилат в Священном Писании выступает как человек, ищущий истину, как почва, готовая к принятию семени слова Божия. Quid est veritas? Этот вопрос прокуратора, по-видимому, не подразумевал наличие ответа, ведь он на нём не настаивал. Наверное, от того, что Истину он уже увидел в особе Спасителя или же потому, что с ней ему ещё предстояло познакомиться, а может от того, что в тот момент бы её всё равно не познал. «Сей есть Царь Иудейский», – некоторые толкователи усматривают в этих словах, прибитых ко Кресту по приказу Пилата, исповедание всего языческого народа. 

Однако сам факт отказа Пилата изменять надпись на Кресте, в исследовательской литературе принято толковать по-разному: 1) Пилат действительно исповедал Христа Сыном Божиим, 2) Он хотел досадить первосвященникам, предавшим на смерть Невиновного, 3) Желание укрепить власть Рима в Иудее (другими словами, смотрите, что будет с тем, кто захочет пойти против власти Кесаря и стать вместо него). Как бы там ни было, эти слова стали посрамлением народу, взявшему на себя ответственность за пролитие крови Сына Божия (Мф. 27; 25). Как видим, евангельский Пилат – это человечный полицейский начальник, который сначала пытается поступить по совести, а потом обстоятельства заставляют его вести себя политически. Это история о том, как просчёт политики мешает человеку поступить в согласии с голосом совести.

Что касается апокрифических сведений, то основные из них мы черпаем из Евангелия Петра и Евангелия Никодима («Деяния Пилата»). В них он представлен скорее как особа, лояльная христианству. Рассмотрим апокрифические свидетельства о Пилате. В Евангелии Никодима суд Пилата начинается со спора о законности рождения Иисуса, который завершается диалогом Пилата с 12 мужами, бывшими при обручении Девы Марии, и засвидетельствовавшими законность рождения Иисуса: Сказал им Пилат: «Почему хотят Его убить?» Сказали ему: «Гнев на Него имеют, ибо лечит по субботам». Сказал Пилат: «За добрые дела хотят Его убить?» Сказали ему: «Да, господин». Пилат же, разгневавшись, вышел прочь из претория и сказал: «Солнце мне свидетель – объявлю всем, что ни единого греха не нашёл я в этом Человеке».

«Евангелие от Никодима» приводит ответ Иисуса на вопрос Пилата «Что есть истина?» (вопрос, согласно Евангелию от Иоанна, остался без ответа): «Сказал Иисус: «Истина – от небес». Сказал Ему Пилат: «А в земном истины нет?» Сказал Иисус Пилату: «Внимай – истина на земле среди тех, которые, имея власть, истиной живут и праведный суд творят». Свидетелями в защиту Христа на суде выступают чудесно исцелённые им больные: расслабленный, слепорождённый, Вероника, жена кровоточивая; жители Иерусалима вспоминают чудесное воскрешение Лазаря. В ответ на это, Пилат, по случаю праздника, предлагает народу отпустить на их выбор Христа или Варавву.

Дальнейшие (более поздние) апокрифы выставляют Пилата в свете покаявшегося и обратившегося ко Христу праведника. Возьмём, к примеру, такой апокриф, как Обращение Пилата. Это рассказ о том, что случилось с Пилатом, когда император Тиберий получил его сообщение о событиях вокруг смерти и Воскресения Иисуса. По всей видимости, Обращение появилось после Возношения, но имеет с ним такие стилистические различия и фактологические расхождения, что учёные склонны считать их написанными разными авторами. Обращение начинается с того, что послание Пилата приходит в Рим и зачитывается Тиберию в присутствии большой толпы, удивлённой землетрясением и внезапной тьмой среди бела дня, которые произошли из-за распятия Сына Божия. 

Кесарь, «страшно разгневавшись», посылает солдат, чтобы арестовать Пилата и доставить его в Рим. Когда Пилат доставлен, император устраивает дознание и выговаривает Пилату за казнь Иисуса: «Решившись совершить злое дело, ты принёс погибель всему миру». Однако Пилат отстаивает свою невиновность и утверждает, что «зачинщики же и виновники – иудеи». Кесарь отвечает, что даже если так, при виде всех чудес Иисуса Пилату следовало понять, что «Он был Христос». Как только император произносит имя Христа, все языческие идолы в здании сената, где проходит дознание, падают наземь и рассыпаются в прах.

Как и в Евангелии Никодима, боги язычников совершают смиренное поклонение божеству Христа и обращаются в ничто. В данном эпизоде это происходит при простом упоминании божественного Христова имени. Пилат снова говорит, что дела Иисуса показали, «что сильнее Он всех богов, которых мы почитаем». Но прокуратор казнил Его «из-за мятежа и беззакония иудеев». Тиберий и сенат голосуют за то, чтобы уничтожить еврейский народ. Армии передаётся приказ перебить иудеев, а выживших продать в рабство. Самого Пилата приговаривают к смерти за его участие в этом деле. Но перед смертью Пилат молится Богу, вымаливая себе прощение и снова указывая на «беззаконных евреев» как на главных виновников смерти Иисуса. Когда он заканчивает молиться, голос с неба – голос Самого Христа – уверяет Пилата в его спасении: «Благословляют тебя все колена и все отцы народов за то, что из-за тебя исполнились все пророчества обо Мне. И во время Второго пришествия Моего ты сам будешь свидетелем». Когда палачи отрубают Пилату голову, её сразу подхватывает ангел, видимо, чтобы доставить на небеса.

Евангелие Петра, в свою очередь, также пытается подать образ Пилата в лучшем свете, возлагая вину за смерть Христа на евреев и Ирода. К примеру, в нём описывается эпизод, где римские солдаты, видя всё, что происходит во время Воскресения Христова, бегут к Пилату и пересказывают происходящее. Тогда Пилат отвечает им: «Я чист от крови Сына Божия», и приказывает им никому не рассказывать об увиденном, дабы не впасть в руки иудеев и не быть побитыми камнями.

В 2013-м году учеными был обнаружен уникальный апокриф: «Псевдо-Кирилл Иерусалимский о жизни и страстях Христа». Этот апокриф уникален: в нём встречаются такие сюжетные повороты, с которыми исследователи нигде больше не сталкивались. Например, Понтий Пилат трапезничает с Иисусом перед распятием за одним столом и предлагает принести в жертву своего сына, дабы спасти Христа. А Иуда поцеловал Иисуса в связи с тем, что Тот обладал способностью изменять внешний вид, и отряд «воинов и служителей от первосвященников и фарисеев» не мог Его узнать.

Кроме того, арест, судя по этому тексту, произошёл во вторник вечером, а вовсе не в четверг, как сообщают канонические писания. Документ существует в двух списках, хранящихся в Библиотеке и музее Моргана (Нью-Йорк) и в музее Пенсильванского университета. Коптская и Эфиопская Церкви проявляют сочувственное отношение к обнаруженному тексту, поскольку у них Пилат прославлен как святой. «Без дальнейших церемоний Пилат накрыл на стол и ел с Иисусом на пятый день недели. И Иисус благословил Пилата и весь дом его», говорится в найденном документе. Далее Пилат говорит Иисусу: «Вот, ночь пришла, встань и удались, и когда наступит утро, и они обвинят меня за Тебя, я отдам им своего единственного сына, дабы они убили его вместо Тебя».

Но Иисус утешает его: «О Пилат, ты удостоился великой благодати, ибо хорошо принял Меня». Иисус также дал понять Пилату, что мог бы скрыться в любой момент, если бы пожелал: «Пилат взглянул на Иисуса, и, вот, Он стал бестелесным; и он не видел Его долгое время». В ту же ночь Пилат и его жена видят один и тот же сон, в котором происходит убийство орла, то есть Иисуса. Как мы уже упомянули выше, Коптская и Эфиопская Церкви являются единственными, которые прославляют Пилата в лике святых, хотя жену Пилата, под именем Клавдии Прокулы, прославляют как в Католической, так и в Православной Церквях. Главным образом, это связано со свидетельствами Афанасия Александрийского и блаженного Августина.

В завершение, приведём апокрифический рассказ Гермидия о монетах, на которых Пилат отказался чеканить своё изображение. Незадолго до казни Христа в Иудее должны были чеканить монету с большим изображением кесаря (Тиверия) с одной стороны и с маленьким изображением Пилата с другой стороны. В день суда над Христом, когда жена Пилата послала к нему людей, через которых убеждала мужа не выносить смертного приговора Христу (ибо во сне много страдала за Него), она спрашивала его: «Чем ты искупишь свою вину, если осуждённый тобою действительно Сын Божий, а не преступник?» Пилат ответил ей: «Если Он Сын Божий, то Он воскреснет, и тогда первое, что я сделаю, – будет запрещение чеканить моё изображение на монетах, пока я жив». Что интересно, до нас так и не дошла ни одна монета того периода с изображением Пилата.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: