Неевропейский выбор святого князя Владимира

Неевропейский выбор святого князя Владимира

27/07/2017 2239
Крещением Руси определился цивилизационный выбор нашего народа. И выбор этот не европейский. Молитвенно почитая память святого князя Владимира, мы должны понимать, что выбор, который он сделал более 1 000 лет назад, определил нашу судьбу и нашу миссию в истории человечества.

Мы не можем заново выбрать наш цивилизационный путь. Мы можем или нести эту миссию, или отречься от нее, перестав быть народом и утратив свой цивилизационный код. Выбор этого кода уже сделан, нравится это кому-то, или нет. Нам нельзя изменить этот выбор, не погубив себя.

Если позволено будет, приведем такое сравнение: известный певец Майкл Джексон родился чернокожим, но захотел стать белым. Путем проведения десятков операций и поедания килограммов таблеток он этого достиг. Но ничего хорошего ему это не принесло. Артист перестал быть черным, но не стал белым. Его уделом была постоянная медикаментозная борьба с различными побочными эффектами и рецидивами.

Именно это нам предлагают сегодняшние власти, упорно тянущие нас в Европу, но своими собственными действиями снова и снова подтверждающие, что они действительно носители того цивилизационного кода, который был принесен на Русь 1 000 лет назад, но в самых негативных его проявлениях.

Историки до сих пор спорят, имел ли место тот выбор веры, который описан в «Повести временных лет»? Приходили ли действительно к Владимиру послы от мусульман, иудеев, латинян и византийцев? Посылал ли великий князь посольства в разные страны увидеть воочию, как поклоняются Богу люди? Несомненно одно – Русь при святом Владимире стояла на развилке выбора между различными религиями и различными цивилизациями, и она этот выбор сделала.

Не будем приводить аргументы в пользу того, что наша цивилизация не похожа на исламскую или иудейскую, ибо это очевидно. Сложнее дело обстоит с цивилизацией европейской. Британский историк и философ Арнольд Тойнби определяет эти две цивилизации как «Западная христианская» и «Православная христианская». В чем же их принципиальное отличие?

Самое главное отличие, которое определяет и все остальное, – это антропоцентризм и теоцентризм. В основу европейского мировоззрения и всей европейской системы ценностей положен человек как основная и самодостаточная ценность. В основе православного мировоззрения находится Бог. Человек ценен как Божие творение, как образ Божий, но никак не сам по себе. Это различие проявляется, к примеру, в том, что главой (по крайней мере, земным) Католической Церкви является римский понтифик, а главой Православной – Христос. Православные патриархи – это всего лишь первые среди равных епископов, да и то, каждый в рамках своей Поместной Церкви.

Из этого антропоцентризма в европейской цивилизации вырастает феномен прав человека. Человек, оказывается, является носителем неотъемлемых прав, присущих ему по природе. И эти права имеют приоритет перед правами общества и государства.

Православная цивилизация не полемизирует с этим утверждением, не опровергает или утверждает его. Она просто иначе ставит вопрос. Она четко отдает себе отчет в том, что человек есть существо падшее, преступившее в раю заповедь Божию и расстроившее в себе ту гармонию мыслей, воли и чувств, которая изначально была вложена в человека Богом. И поэтому в православном сознании понятие «прав человека» звучит как «права падшего человека», что есть полный абсурд. Падшему, больному человеку не нужны права, ему нужно исцеление.

В европейской религиозной парадигме исцеление человеку не нужно, ему нужно лишь прощение, как входной билет в Царство Божие. И билет этот в католичестве зарабатывает сам человек своими добрыми делами, а в протестантизме даруется Богом просто так, за одно лишь то, что человек в Бога верит.

Православная парадигма основывается совсем на другом. Человек есть со-трудник Богу в деле своего спасения. Бог совершил определенные действия для спасения человека, и человек со своей стороны тоже должен совершить определенные действия, должен потрудиться. И труд этот, добрые дела, не имеет ценности сам по себе, как в католичестве, а является лишь средством для изменения самого человека, для уподобления человека Богу, для стяжания Духа Святого, как об этом говорил преподобный Серафим Саровский.

Следствием учения о правах человека является учение о законности. Закон в Европе – основной инструмент регулирования общественных отношений. В Европе немыслимо пренебрежительное отношение к закону. Если закон не соответствует интересам людей, они будут бороться за его отмену путем референдумов, выборов, судебных исков, но пока он не отменен – будут его выполнять.

Что же у нас? «Закон что дышло – куда повернул, туда и вышло». Это очень старая народная пословица. А вот еще одна, поновее: «Глупость наших законов компенсируется необязательностью их исполнения». Никому в Европе и в голову не пришло бы подумать такое. Что же является у нас основным инструментом регулирования общественных отношений? Сила. Сила и власть. У нас всегда прав тот, кто сильнее, кто при власти.

Почему у нас идут захваты храмов Украинской Православной Церкви? Почему у нас можно безнаказанно поливать грязью УПЦ и ее духовенство во всех СМИ с утра до ночи? А вот именно потому, что у нас иной цивилизационный код. Мы не верим в законы. Мы не верим в независимость судебной власти. Мы верим в силу. Сила есть – значит, можно все.

Что бы сделала религиозная община где-нибудь в Европе, чтобы реализовать свои права на какой-нибудь храм, занятый другой общиной? Она бы обратилась в административные или судебные органы с соответствующим требованием и на основе действующих законов доказывала бы свои права. У нас же собираются спортивные парни в балаклавах и захватывают храм. Они могут сколько угодно называть себя европейцами, но в действительности это проявление иного цивилизационного кода.

В США, которые также относятся к европейской цивилизации, довольно типичным является судебное дело «Мистер Смит против Соединенных Штатов». И примерно в половине случаев «мистер Смит» выигрывает. У нас судебные дела, стороной в которых выступает государство, в абсолютном большинстве случаев решаются в его пользу. Почему? Потому что византийская цивилизационная традиция предполагает гораздо более почтительное отношение к государству, чем европейская.

Очень часто люди, которым приходится отстаивать свои права в нашем суде и которые не имеют сами юридического образования, просят судью «рассудить по совести». Для европейца это немыслимо, он знает, что судья должен судить по закону, а не по совести.

Идем дальше. Из вопроса о правах человека и законности происходит следующая доктринальная установка – вопрос о частной собственности. В Конституции Наполеона было записано: «Частная собственность священна (!) и неприкосновенна». У нас никому и в голову не придет объявлять частную собственность священной. А даже если объявят, все равно не будут так к ней относиться. У нас священным может быть храм, икона, Библия, богослужебная утварь, но никак не частная собственность. Кроме того, она у нас не является и неприкосновенной. Чуть ли не каждый день мы слышим в новостях об очередном рейдерском захвате очередного предприятия. И это тоже проявление нашего цивилизационного кода. Прямо скажем, не лучшее проявление. У нас, чтобы отстоять свою собственность, нужно иметь еще и силу: связи в судебных и правоохранительных органах или же какой-нибудь полукриминальный отряд. А ведь вопрос частной собственности – это вопрос, который лежит в основе той или иной экономической модели государства, и у нас этот вопрос решается явно не по-европейски.

Следующий основополагающий момент – отношение к человеческой жизни. В Европе жизнь человека намного более ценна, чем у нас. Объясняется это, опять-таки, религиозной парадигмой. Европейское сознание намного более обращено к земному существованию человека, к тому, как он проживет жизнь на земле, с каким комфортом, счастьем и как долго.

Наше сознание обращено больше к жизни вечной. Для нас есть более высокие ценности, чем жизнь (и чужая, и своя). Мы готовы умирать за веру, народ, родину и т.д. Даже сегодняшние призывы националистов убивать и умирать за Украину – из этой же серии.

На днях в широкий мировой прокат вышел фильм режиссера К. Нолана «Дюнкерк» о том, как в 1940 году союзные (в основном британские) войска численностью около 350 тыс. человек были эвакуированы из французского города Дюнкерк в Великобританию, опасаясь уничтожения германской армией. При этом британская армия оставила на берегу 106 самолетов, сотни тысяч тонн топлива, 500 с лишним тысяч тонн боеприпасов, 65 тысяч автомобилей, почти 2 500 артиллерийских орудий. Т.е. это была совершенно боеспособная войсковая группировка. Но она не сражалась! В то время, как в той же Второй мировой войне наши украинские (русские, советские) солдаты проявляли чудеса самоотверженности и героизма. В абсолютно безнадежных условиях они сражались до конца, не щадя «живота своего». И это тоже следствие цивилизационного выбора святого князя Владимира.

Для европейцев мерилом всего сущего, критерием оценки всех вещей является человек. Что хорошо для человека, то является правильным. Для нас – нет. Только то, что Бог называет правильным, является таковым. В частности, это проявляется в вопросе гомосексуалистов и прочих представителей ЛГБТ. Европейская цивилизация вполне логично и аргументировано доказывает, что раз такие люди существуют, раз они так себя осознают, раз у них такие потребности, значит, они также могут в полном объеме реализовывать свои права, как и все остальные.

С этим не поспоришь, этому ничего не противопоставишь. Ничего, кроме слова Божия. Если это «мерзость пред Богом», значит, это мерзость, и ее не должно быть. Для нас эти слова из Библии перевешивают все логические рассуждения и научные доказательства, для европейцев – наоборот.

Этот список различий между нашей пока еще православной цивилизацией и цивилизацией европейской можно продолжать, углублять и детализировать. Не в этом задача. Задача – показать, что мы можем сколько угодно кричать о том, что мы европейцы, сколько угодно радоваться «безвизу» и сколько угодно вешать плакаты с надписью «Свобода – наша религия». Но изменить свой цивилизационный код мы не сможем. Мы все равно будем поступать в соответствии с этим кодом. Вопрос в том, будем ли мы стремиться воплотить в своей жизни те идеалы, которые нам представляет цивилизационный выбор святого князя Владимира, или же мы будем пытаться переделать себя и в итоге реализуем самые худшие черты как той, так и другой цивилизации.

Хватит корчить из себя европейца, все равно не получится. Пора уже быть самим собой. Посмотрите на Русь времен равноапостольного князя! Разве это не сила?

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: