Несколько слов о «Теории ветвей», или Почему Истина разделяет?

Несколько слов о «Теории ветвей», или Почему Истина разделяет?

12/05/2016 580

Википедия дает нам следующее определение так называемой «Теории ветвей»:

«Теория ветвей – богословская концепция, разработанная в Англиканстве, согласно которой Римско-Католическая Церковь, восточно-православные церкви и Англиканское сообщество суть три ветви Единой, Святой, Кафолической (Соборной) и Апостольской Церкви».

Разработал эту теорию теолог из Оксфордского университета Уильям Палмер (1803-1885). В 1938 году он написал двухтомный «Трактат о Церкви Христовой», где, собственно, и было сформулировано само понятие – «Теория ветвей».

Однако, со временем в западном протестантском богословии формулировки, раскрывающие внутреннюю суть этой теории, были переосмыслены и значительно расширены, и теперь адепты этой теории, среди трех ветвей Единой Кафолической Церкви, вместе с римо-католиками и восточно-православными церквями, вместо Англиканской церкви, называют все протестантское сообщество церквей.

Кто пишет историю Церкви?

На первый взгляд, сама эта концепция выглядит логически безупречной: и, действительно, трудно поспорить с тем, что историю мирового христианства пишут и католики, и православные, и протестанты. Конечно, они полемизируют между собой, выдвигая свое видение Церкви и спасения в христианстве, но, все же, адепты этой теории считают эту ситуацию вполне допустимой в пределах словесной богословской полемики относительно Евангельских вероучительных истин. На то, мол, мы и живые люди, чтобы дискутировать и обмениваться опытом, тем более, что живем мы не в пустыне, а среди людей, с которыми, волей не волей, нам приходится постоянно контактировать и находить общий язык в тех или иных жизненных ситуациях.

Только вот вряд ли история, сама по себе, может служить оправданием каких бы то ни было концепций, теорий и мировоззрений. Историю, вообще, пишут разные люди: одни из них являют нам образы святости и духовной чистоты, другие посвящают свою жизнь какому-либо делу или служению (искусству, науке, образованию, военной службе, общественному служению и т.д.), третьи вообще мало задумываются над своей ролью в исторических процессах, являясь обычными рядовыми гражданами, что называется – «винтиками» в общем механизме исторического развития, а есть и такие, кто стремится подчинить своей воле – волю миллионов людей, кто идет по трупам к достижению власти и положения в обществе. Короче говоря, история человечества пестрит разнообразием, в котором можно найти и святых, и обычных людей, и отъявленных негодяев. Но разве из этого следует тот факт, что все эти пути равноценны и должны быть одинаково приемлемы потомками? Естественно, нет. Если мы адекватные люди, то наша обязанность как раз в том и состоит, чтобы научиться делать выводы из истории, научиться отделять правду от лжи, зло от добра, и стараться не повторять ошибок прошлого, особенно таких ошибок, которые влекут за собой катастрофы и разрушения, как отдельных человеческих сообществ, так и отдельно взятых человеческих личностей.

Так, что сама по себе история не может служить оправданием чего бы то ни было. История, написанная негодяями и проходимцами, конечно, тоже является историей, но это история со знаком минус, история, которую не следует повторять, потому что будучи повторенной, она принесет миллионам людей только зло и ничего больше. Точно такую же картину мы можем наблюдать и в истории христианской Церкви.

Истина разделяет

Не знаю понравиться вам это или нет, но Церковь Христова имеет свои, четкие, отличительные признаки, которые позволяют отличить ее от других религиозных сообществ. Именно в Церкви Христовой во всей чистоте и полноте хранится неповрежденное ИСТИННОЕ учение о спасении человека. И этим учением христиане просто обязаны дорожить. Причем они обязаны дорожить им до такой степени, что, в случае необходимости, они не должны смущаться даже возникшим на этой почве разделением между людьми. Конечно, может быть такой вывод звучит слишком грубо и безжалостно, но, тем не менее, – это Завет, который дал нам Христос, и, увы, с этим ничего нельзя поделать.

Хотим мы этого или нет, но истина разделяет. Именно поэтому Христос и сказал нам: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч. Ибо Я пришел разделить человека с отцем его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее» (Мф. 10:34,35).

Собственно, в этом и состоит подлинное предназначение Христовой Истины, которая только для того и дана людям, чтобы сделать возможным исцеление человека путем отсечения от него, убивающих душу и разрушающих все человеческое естество, болезней. Именно в таких формулировках и объясняет данные слова Спасителя святитель Иоанн Златоуст:

«… тогда только и водворяется мир, когда зараженное болезнью отсекается, когда враждебное отделяется. Только таким образом можно небу соединиться с землею. Ведь и врач тогда спасает прочие части тела, когда отсекает от них неизлечимый член; равно и военноначальник восстанавливает спокойствие, когда разрушает согласие между заговорщиками… Единомыслие не всегда бывает хорошо (это прямо о «Теории ветвей», – прим. автора): и разбойники бывают согласны… Итак, не смущайтесь тем, что на земле будут брани и злоумышления. Когда худшее будет отсечено, тогда с лучшим соединиться небо…».

А что предлагает нам «Теория ветвей»?

Основные положения этой теории предлагают нам принять вероучительные истины, принадлежащие различным христианским деноминациям, как безусловно истинные и вполне допустимые. При этом внимание не обращается на то, что многие из этих «истин» и вероучительных положений, прямо противоречат Евангелию и, по сути, разрушают христианскую сотериологию (учение о спасении).

Образно говоря, это похоже на то, как если бы нам предложили сначала смешать в одно целое здоровую и отравленную пищу, а затем и употребить эту «гремучую смесь». Понятно, что в результате такого смешения вся пища окажется отравленной и, следовательно, станет непригодной для употребления. Более того, в результате такого смешения здоровая пища (в нашем случае – Истинное Евангельское учение) просто перестанет существовать. Ну, а тот, кто все же решиться попробовать это блюдо ждет неминуемая физическая (а в нашем случае, – духовная) смерть. Вот почему невозможно смешать в одно целое ложь и правду, отравленные мысли и порочных дух, с чистыми мыслями и непорочным духом. Cобственно, поэтому и невозможно оправдать искажение Истины никакими «ветвями» и другими псевдо-богословскими концепциями.

Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию

Печально, что сегодня не все наши православные братья понимают эти простые, незамысловатые выводы. Поэтому позволим себе напомнить им некоторые положения из принятого на Архиерейском Соборе РПЦ, документа под названием «Основные принципы отношения Русской Православной Церкви к инославию»:

1.1 Православная Церковь есть истинная Церковь Христова, созданная Самим Господом и Спасителем нашим, Церковь утвержденная и исполняемая Духом Святым, Церковь, о которой Сам Спаситель сказал: «Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). Она есть Единая, Святая, Соборная (Кафолическая) и Апостольская Церковь, хранительница и подательница Святых Таинств во всем мире, «столп и утверждение истины» (1Тим. 3:15). Она несет полноту ответственности за распространение Истины Христова Евангелия, равно как и полноту власти свидетельствовать о «вере, однажды преподанной святым» (Иуд. 3).

1.2 На протяжении веков заповедь Христа о единстве неоднократно нарушалась. Вопреки богозаповеданному кафолическому единомыслию и единодушию в христианстве возникли разномыслия и разделения. Церковь всегда строго и принципиально относилась как к тем, кто выступал против чистоты спасительной веры, так и к тем, кто привносил в Церковь разделения и смуту: «К чему у вас распри, негодования, несогласия, разделения и брань? Не един ли у нас Бог и един Христос, и един Дух благодати, излиянный на нас, и едино звание во Христе? Для чего мы раздираем и расторгаем члены Христовы, восстаем против собственного тела, и до такого доходим безумия, что даже забываем, что мы друг другу члены» (св. Климент Римский. Послание к коринфянам. 1:46).

1.13 На протяжении христианской истории от единства с Православной Церковью отделялись не только индивидуальные христиане, но и целые христианские сообщества. Некоторые из них исчезли в ходе истории, другие же сохранились на протяжении веков. Наиболее существенные разделения первого тысячелетия, сохранившиеся и до сего дня, произошли после неприятия частью христианских общин решений 3 и 4 Вселенских Соборов, в результате в отделенном состоянии оказались существующие доныне Ассирийская Церковь Востока, дохалкидонские Церкви – Коптская, Армянская, Сиро-Яковитская, Эфиопская, Малабарская. Во 2-ом тысячелетии за отделение Римской Церкви последовали внутренние разделения западного христианства, связанные с Реформацией и приведшие к непрекращающемуся процессу образования множества христианских деноминаций, не находящихся в общении с Римским престолом. Возникали также отделения от единства с Поместными Православными Церквями, в том числе с Русской Православной Церковью.

1.14 Заблуждения и ереси являются следствием эгоистического самоутверждения и обособления. Всякий раскол или схизма приводят к той или иной мере отпадения от Полноты церковной. Разделение, даже если оно происходит по причинам не вероучительного характера, есть нарушение учения о Церкви и в конечном итоге приводит к искажениям в вере.

2.3 Но признавая необходимость восстановления нарушенного христианского единства, Православная Церковь утверждает, что подлинное единство возможно лишь в лоне Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви. Все иные «модели» единства представляются неприемлемыми.

2.4 Православная Церковь не может принять тезис о том, что, несмотря на исторические разделения, принципиальное, глубинное единство христиан якобы нарушено не было и что Церковь должна пониматься совпадающей со всем «христианским миром», что христианское единство якобы существует поверх деноминационных барьеров и что разделённость церквей принадлежит исключительно к несовершенному уровню человеческих отношений. При этой концепции, Церковь остается единой, но это единство недостаточно проявляется в зримых формах. В такой модели единства задача христиан понимается не как восстановление утраченного единства, а как выявление единства, неотъемлемо существующего. В этом модели повторяется возникшее в Реформации учение о «невидимой церкви».

2.5 Совершенно неприемлема и связанная с вышеизложенной концепцией так называемая «теория ветвей», утверждающая нормальность и даже провиденциальность существования христианства в виде отдельных «ветвей».

2.6 Для Православия неприемлемо утверждение о том, что христианские разделения являются неизбежным несовершенством христианской истории, что они существуют лишь на исторической поверхности и могут быть исцелены и преодолены при помощи компромиссных межденоминационных соглашений.

2.11 Разделение христианского мира есть разделение в самом опыте веры, а не только в доктринальных формулах. Должно быть достигнуто полное и искреннее согласие в самом опыте веры, а не только в ее формальном выражении. Формальное вероисповедное единство не исчерпывает единства Церкви, хотя и является одним из его необходимых условий.

4.4 С точки зрения православных, для инославия путь воссоединения есть путь исцеления и преображения догматического сознания. На этом пути должны быть вновь осмыслены темы, обсуждавшиеся в эпоху Вселенских Соборов. Важным в диалоге с инославием является изучение духовного и богословского наследия святых отцов – выразителей веры Церкви.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: