Петр Алексеевич и Революция 1917 года: т ...

Петр Алексеевич и Революция 1917 года: тогда и сегодня

09/11/2017 1006
Святейший Патриарх Кирилл во время проповеди в Успенском соборе Московского Кремля в праздник Казанской иконы Божией Матери назвал основную глубинную причину катастрофы 1917 года, которая в недавнем советском прошлом гордо именовалась Великой Октябрьской Социалистической Революцией.

По мнению Патриарха, этой причиной стали «изменения в обществе, которые произошли еще за 200 лет до нее (катастрофы – Ред.): тогда стали разрушаться духовные основы жизни просвещенного общества, так называемой элиты. Люди начали терять внутренний суверенитет, отдавая свои разум и душу тому, что приходило извне, воспринимая сигналы извне абсолютно некритически, подверстывая под них свою веру, свое мировоззрение, что и привело к утрате веры, к духовному и интеллектуальному помрачению».

Что же произошло за 200 лет до Революции 1917 года? Какие параллели существуют между теми процессами, которые были запущены в начале XVIII века, и тем, что происходит в сегодняшней Украине? И можем ли мы что-то изменить?

В 1682 году царем всея Руси был провозглашен десятилетний Петр, названный впоследствии Первым и Великим. Он получил старомосковское церковное воспитание. Так же, как и его сверстники, он учился читать по Псалтири и Часослову. Но в юности он завел знакомство с жителями Немецкой слободы. Лютеране, составлявшие большинство ее населения, оказали большое влияние на формирование личности царя, в том числе на его насмешливое восприятие повседневной старорусской жизни, основой которой была православная вера.

Отрицание Петром своих православных корней дошло до того, что в начале 1690-х годов он учредил наигнуснейшую пародию на Церковь – «Всешутейший, Всепьянейший и Сумасброднейший Собор». «Собор» просуществовал до середины 1720-х годов, в него входили высшие сановники государства и самые близкие сподвижники Петра. У Собора был постоянный глава, который носил титул «великий господин святейший кир Ианикита, архиепускуп Прешпурский и всея Яузы и всего Кокуя патриарх».

Прозвища соборян пародировали монашеские имена с добавлением к ним нецензурных названий мужских и женских половых органов. Мероприятия, устраивавшиеся «Собором», кощунственно пародировали Церковные Соборы и крестные хода, сопровождались пьянством, развратом и небывалыми гнусностями. На первой, строгой, неделе Великого поста «всепьянейший Собор» Петра устраивал «покаянную» процессию. «Его всешутейшество» выезжал, окруженный своими сподручниками в вывороченных полушубках, на ослах, волах или в санях, запряженных свиньями, козлами и медведями. А в Вербное воскресенье пародировали традицию шествия на осляти. На «потешном дворе» после обеда отправлялась процессия: «патриарха шуточного», «князя-папу» везли на верблюде «в сад набережный к погребу фряжскому», где бесконечно пьянствовали.

Петра Порошенко вряд ли кто-нибудь когда-нибудь назовет «великим», но параллели все же напрашиваются. В свое время он всеми силами показывал свое расположение к Украинской Православной Церкви и даже сподобился облачения в стихарь.

poroh.jpg


Искренним ли был религиозный порыв Петра Алексеевича (отчества ведь тоже совпадают), ведает лишь Бог да он сам, но вот последующие действия украинского Президента напоминают действия Петра Алексеевича – того, который Романов. Увлечение всем западным и европейским, тесное общение с «немецкой», образно выражаясь, «слободой» привели к тому, что Порошенко стал лживо и безосновательно порочить Церковь, причем на самых торжественных мероприятиях: национальных праздниках, выступлениях в Верховной Раде и так далее. Украинскую Православную Церковь он называет институтом, который «другие государства и другие государственные органы используют для достижения своих геополитических целей», и не устает обвинять ее в связях с Кремлем и в антигосударственной деятельности.

В 1698 году царь Петр совершил так называемое великое посольство в Западную Европу. Цели этого вояжа были следующие:

• заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против Турции;
• обеспечить получение Россией северного побережья Черного моря;
• поднять престиж России в Европе сообщениями о победе в Азовских походах;
• пригласить на русскую службу иностранных специалистов;
• заказать и закупить военные материалы, вооружение.

За три с лишним года своего президентства Петр Порошенко регулярно объезжает страны западного мира и пытается решить те же самые задачи:

• заручиться поддержкой европейских стран в борьбе против России;
• обеспечить возвращение Крыма в Украину;
• поднять престиж Украины сообщениями о победах на Донбассе (успешном противостоянии «российской агрессии»);
• пригласить на украинскую службу иностранных специалистов (американцев, грузин, прибалтов и т.д.);
• заказать и закупить военные материалы, вооружение (желательно летальное оружие из США).

А еще Петр Порошенко все никак не скажет окончательное «прощай» советскому прошлому и Российской империи. Говорил уже, наверное, сотни раз, да все никак не окончательно. Петр Первый тоже сказал «прощай» прошлому Святой Руси и переделал ее на Российскую империю, по западному образцу.

По западным протестантским лекалам была устроена вся система управления государством. Самой губительной для общества и страны явилась церковная реформа. «Церковь не есть иное государство» – этой фразой Петр выразил все свое отношение к Церкви. Она не есть иное государство, а раз государство подчинено царю, то и Церковь должна быть подчинена царю. В итоге Церковь полностью утратила свое влияние на общественные и политические процессы и стала восприниматься как еще одна подпорка государства. Институт патриаршества упразднили, Церковью управлял Синод, а Синодом фактически управлял обер-прокурор. Нередко эти обер-прокуроры были враждебны Церкви, а бывали и такие, которые ставили своей задачей ее уничтожение.

И нам впору задаться вопросом, а для чего Петр Порошенко так ратует за создание Единой Поместной Церкви? Ответ очевиден, логика такая же, как и у Петра Первого, – Церковь должна превратиться в опору украинской государственности. Нынешний лозунг «Україна понад усе» означает, что «понад усе» и Церковь тоже. Точно так же считал и Петр Романов в отношении России.

В результате церковных реформ начала XVIII века Церковь, низведенная до обычного государственного органа, перестала быть совестью народа и нравственным ориентиром для так называемой элиты российского государства. Эта элита стала пытаться перенимать западные ценности того времени: вольтерьянство, вольнодумство, нигилизм и так далее. Заявлять о своем православии и следовании церковным традициям стало просто неприлично в «высшем обществе».

Петровские реформы привели к катастрофическому разделению общества: религиозно-нравственные идеалы народа остались почти незатронутыми, а стиль жизни, мировоззрение и нравы дворянской верхушки стремительно деградировали. Это роковое разделение и сыграло решающую роль в событиях 1917 года.

То же самое разделение общества, только по другим критериям, проводит сегодняшняя украинская власть. Она искусственно и совершенно безосновательно пытается поделить общество на «патриотов» и «сепаратистов», на «коммунистов» и «бандеровцев», на украиноговорящих и русскоговорящих, на «правильных» верующих (УПЦ КП, УАПЦ, УКГЦ) и «неправильных» (УПЦ), на поборников украинской идеи и «русского мира» и так далее. Нужно быть абсолютно слепым, чтобы не видеть, что постмайданное украинское общество намного более разобщено, чем домайданное. Усилия власти навязать всей Украине (такой разной и ментально, и исторически, и религиозно) одну только галицкую идеологию, с ее героями и мировоззрением, приводят к еще большему озлоблению тех людей, которые эту идеологию не разделяют.

Поддержка украинскими властями церковных расколов способствует не единству православных, а, наоборот, все большему их разделению, несмотря на то, что политики как раз и говорят о единстве. В результате этой политики голос Церкви становится менее авторитетным для общества.

Еще одна интересная схожая деталь. Петр Первый многократно увеличил налоги, поборы с простого народа, следствием чего было его существенное обнищание. В условиях нынешней Украины роль пылесоса, высасывающего финансы из карманов граждан, выполняют тарифы на газ, электричество и коммунальные платежи. Добавить к этому многократный рост цен на товары народного потребления – и получаем ту же картину обнищания народа, как и в XVIII веке.

А еще реформы Петра Первого породили секуляризацию, то есть лишение Церкви имущества в пользу государства. Сегодня наблюдаем захваты храмов и церковного имущества УПЦ, которые происходят, правда, не в пользу государства, но с его полного одобрения и попустительства.

Вот эта утрата нравственных ориентиров, разделение общества и уничижение Церкви в петровскую эпоху и последующие времена и привели к катастрофе 1917 года. А еще засматривание на Запад и обманчивое ожидание общества, что еще чуть-чуть – и у нас будет как в Европе.

Не то же ли происходит и в Украине?

Вместо того, чтобы насаждать в обществе, и прежде всего через систему образования, наши исконные христианские ценности, государство насаждает идеалы постхристианской Европы.

Вместо того, чтобы консолидировать общество, чтобы ни одна социальная группа не считала себя в Украине чужой, государство разделяет общество на своих и чужих.

Вместо того, чтобы поддерживать Церковь и дать ей возможность стать действительно совестью народа и нравственным ориентиром для общества, государство поддерживает расколы и усиливает религиозную напряженность вплоть до насилия над верующими.

Вместо того, чтобы заниматься решением экономических проблем и повышать благосостояние людей, государство кормит народ обещаниями, что «будет как в Европе». Но ведь люди не слепые, они видят, что европейскими в Украине являются только цены!

И чего можно от всего этого дождаться? Повторения 1917 года? Не хотелось бы.

Может ли мы это изменить? Можем!

Отвечая на вопрос, могла ли Церковь помешать революционным процессам столетней давности, Патриарх Кирилл сказал: «Церковь не смогла помешать этому процессу, так как при видимом благополучии была по рукам и ногам скованная государством. У Церкви не было возможности, не оглядываясь на власть, говорить людям Божью правду и при необходимости давать свою оценку политическим процессам».

Да, Церковь сейчас переживает не лучшие времена, но она все же не скованна по рукам и ногам государством. И она все же говорит Божью правду людям. Кстати, ведь если объективно посмотреть на вещи – только УПЦ говорит «не оглядываясь на власть», все остальные конфессии не просто оглядываются, а говорят исключительно угодное власти. Что не есть Божьей правдой, конечно.

Так вот: «Кто имеет уши слышать, да слышит!» (Мф. 13, 9). Слушайте, что говорит Церковь, и поступайте так. Церковь призывает к миру – прекратите войну! Церковь призывает к соблюдению заповедей – перестаньте воровать и брать взятки! Церковь призывает к уважению к людям – не делайте из русскоязычных людей второго сорта! Церковь призывает к милосердию – не грабьте народ с помощью тарифов! Церковь призывает к правде и справедливости – прекратите захваты храмов и насилие над верующими! Слушайте Церковь, пусть ее голос и не звучит так громко, как хотелось бы. И тогда повторения катастрофы 1917 года не будет.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: