Почему христианство и национализм несовместимы?

Почему христианство и национализм несовместимы?

14/12/2016 3214
Сегодня в Украине ни для кого не является секретом тот факт, что каноническая Украинская Православная Церковь подвергается беспрецедентному давлению со стороны наших властей и разного рода праворадикальных, националистических группировок. Причем, давление это осуществляется под лозунгом создания в нашей стране «Единой Поместной Православной Церкви».

Что тут скажешь? Казалось бы, какое благое намерение: объединить все православные церкви Украины в одну автокефальную – Поместную Церковь! Положив тем самым конец расколу в украинском православии. Вот только намерение это из ряда тех, коими устлана дорога в ад. И сейчас мы попробуем разобраться в том, почему это так.

Лицемерие как средство для объединения!


Лично я уверен, что во власть приходят умные и прагматичные люди, которые знают, что Церковь живет по своим законам, и поэтому навязывание ей своих правил и установок (часто противоречащих учению Церкви) не может привести ни к чему хорошему. Тем более, что в данном случае не нужно придумывать ничего нового: все мы являлись свидетелями того, как был уврачеван раскол (на подобии украинского раскола) в Болгарской церкви. Собственно метод преодоления подобных расколов один: ВОЗВРАЩЕНИЕ РАСКОЛЬНИКОВ В ЛОНО МАТЕРИ ЦЕРКВИ ЧЕРЕЗ ПОКАЯНИЕ!

Если бы это случилось, т.е. если бы раскольники вернулись в Церковь, дорога к автокефалии Украинской Православной Церкви оказалась бы открытой! А не происходит этого только потому, что не создание ЕППЦ и не автокефалия являются реальной целью нынешней власти и наших ура-патриотов.

Попытки отделить Церковь не только от государства, но и от общества


Их реальная цель – это разрушение Православной Церкви как таковой! Вы спросите меня – зачем им это нужно? Отвечу: им это нужно просто потому, что у них другая религия, которая называется украинский национализм. Этой религии они служат, и именно ее они пытаются навязать украинскому обществу с самого начала 90-х годов. А Православие (которое, по сути, и есть – истинное христианство) просто-напросто не вписывается в догматы националистической идеологии. Вот и пытаются наши праворадикалы сделать так, чтобы Церковь Христова, при внешнем сохранении православной обрядности, изменила своим принципам, т.е. изменила свое вероучение в угоду политической конъюнктуре и принципам национализма. Принципам, согласно которым в националистическом государстве не Христос (т.е. не Бог) будет является объектом поклонения для миллионов верующих, а фактически обожествляющиеся государство и нация! Причем наши оппоненты заявляют об этом открыто, не боясь оскорбить религиозные чувства миллионов православных верующих людей (1).

Собственно, им и дела нет до чувств верующих людей. У них свои задачи, свои цели, к которым они будут идти напролом, не обращая внимания на жертвы и Православную Церковь. Именно по этой причине и предпринимаются все эти попытки по дискредитации УПЦ в глазах миллионов украинцев, предпринимаются попытки отделить Церковь не только от государства, но и от общества в целом. А также попытки разрушить православное единство Поместных Церквей путем объединения их с раскольническим «Киевским патриархатом», что в принципе невозможно с точки зрения православного вероучения (2). А наше сопротивление этим попыткам объявляется сепаратизмом, изменой Украине и происками Кремля.

Но даже несмотря на такие громкие заявления, я с полной уверенностью могу сказать, что большинство православных верующих людей никогда не согласятся пойти на компромисс с нашими ура-патриотами. Компромисс, который будет равносилен сделке с совестью, сделке, которая неминуемо приведет к искажению православной веры! Просто потому, что христианство и национализм не совместимы по своей сути!

Для того, чтобы показать это более наглядно, я позволю себе обратиться к трудам известного православного богослова парижской школы прот. Н.Афанасьева, который писал по этому поводу следующее:

Универсальность христианской проповеди


«Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всей твари (Мк. 16:15). Покайтесь и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, – и получите дар Святого Духа (Деян. 2:38). Христианская проповедь обращена ко всем языкам. После некоторого колебания относительно способа приема язычников в Церковь христианская миссия получила универсальный характер. Преодолев национально-религиозный момент древнего иудейства, христианство стало сверхнациональным явлением. Как в самом начале, так и в течении всей истории христианской Церкви, не существует вопроса о национальности при приеме в Церковь. «Нет различия между иудеем и эллином, потому что один Господь у всех… (Рим. 10:12). В Церкви не имеется ни эллина, ни иудея, ни варвара, ни скифа. Идея народа Божьего не включает в себя эмпирического национального момента. Совлекаясь от ветхого человека, христиане в Церкви совлекаются и от своей ветхой национальности. «Христиане, – говорится в Послании к Диогнету, – не различаются от прочих людей ни страною, ни языком, ни житейскими обычаями. Они не населяют где-либо особенных городов, не употребляют какого-либо необыкновенного наречия и ведут жизнь ничем не отличную от других… Но, обитая в эллинских и варварских городах, где кому досталось, и следуя обычаю тех жителей в одежде, в пище и во всем прочем, они представляют удивительный и поистине невероятный образ жизни. Живут они в своем отечестве, но как пришельцы: имеют участие во всем, как граждане и все терпят, как чужестранцы. Для них всякая чужая страна есть отечество и всякое отечество – чужая страна… Они во плоти, но живут не по плоти. Находятся на земле, но суть граждане небесные». Эта особенность жизни христиан является результатом особой напряженности Церкви, которая, пребывая в миру, не принадлежит ему. В силу этого принадлежность к народу Божьему является не отречением от национальности, но преодолением ее в Церкви ради высшей ценности «горнего звания», получаемого при вступлении в Церковь. Народ Божий построен не по этническому принципу, а по принципу принадлежности к Богу…

Сохраняясь в Церкви, национальные особенности ее членов создают разного рода типы христианской жизни. Та или иная местная церковь может приобретать в силу национальных черт своих членов некоторые особенности, которые отличают ее от другой местной церкви. Однако национальные особенности не могут и не должны создавать национальных церквей… Национальный момент, как было сказано выше, не входит в понятие Церкви и является по существу ему чуждым. Национальные особенности принадлежат человеческой природе отдельных членов Церкви, как и особенности характера и особенности принадлежности к той или иной культуре, но они не входят в саму природу Церкви. По своей природе Церковь универсальна, так как она включает в себя не один язык, а все человечество. Местная Церковь, составленная из лиц, принадлежащих к одной эмпирической национальности, не становится национальной, а продолжает быть универсальной, так как в каждой церкви проявляется вся полнота Христовой Церкви… Наименование греческая, русская, болгарская и т.д. церковь должно рассматриваться как указание на пребывание Церкви в эмпирической действительности, подобно тому как наименования Иерусалимская, Антиохийская, Александрийская и другие церкви… В силу кафолической природы Церкви христианство должно быть проповедано всем народам. Это неизменный закон жизни Церкви, вытекающий из ее существа. Христианская проповедь обращена ко всем без исключения языкам» (3).

Исходя из всего вышеизложенного, мы должны со всей определенностью признать тот факт, что, становясь христианином, человек должен перестать быть националистом. Должен отказаться от националистической идеологии, которая, как уже было сказано выше, по сути своей является одной из форм языческого мировоззрения, прямо противоречащего евангельскому благовестию. Никогда на протяжении всего своего существования христианство не шло на компромисс с язычеством. Из истории Церкви мы знаем множество случаев, когда христиан обвиняли в отсутствии патриотизма, выражавшемся в нежелании служить другим богам кроме Христа, вне зависимости от того, в какой форме это служение выражалось – поклонению культу императора, обожествления той или иной нации и т.д. Христианские мученики предпочитали идти на смерть, нежели осквернить свою веру поклонением идолам (в качестве которых могут выступать как отдельные государства, так и отдельные нации и народы). Но именно этого сегодня от нас и добиваются, т.е. от нас добиваются того, чтобы мы пошли на компромисс с совестью и поступились верой в угоду политической конъюнктуре, которая, к слову, всецело работает против Украины.

Но я однозначно уверен в том, что миллионы православных верующих в нашей стране останутся верными своим евангельским идеалам, в русле которых только и возможна истинная любовь к своей стране, возможен истинный патриотизм, ибо по меткому замечанию великого русского философа В.Соловьева: «… то самое благо, одушевляющее подлинный патриотизм как истинную любовь к своему народу, есть христианское созидание жизни для Христа и во Христе, чему и государство, и народность, и все прочее должны служить и в этом служении иметь свой смысл и цель…» (3).

Ссылки:

1. Вот, например одно из подобных заявлений: «Религиозная гомогенность – одна страна, одна религия, одна церковь – рассматривается как условие консолидации государства, религиозные диссиденты, как и религиозные радикалы, которые уверены, что только один Иисус Христос и никто иной является главой Церкви, считаются угрозой национальным церквям и преследуются (это, кстати, фактически означает, что угрозой для национального государства считается каноническая Православная Церковь. – Прим. авт.). Национальные церкви продуцируют идеологии, которые содержат специфично-национальные темы и укрепляют легитимность недавно образованных государств… “Не государство создано для религии, – писал французский патриот, который оставил монашество, – а религия для государства”. Государство является главенствующим во всем… Нация не хочет “просто” освящаться религией, она сама становится ею, а национализм переделывается на заменитель религии: жить, умереть, страдать, любить и ненавидеть во имя нации становится большей добродетелью, нежели страдание во имя абстрактного Бога. "Дюркгайм доказал, – пишет Г. Гелнер, – что в религиозном культе общество поклоняется собственному закамуфлированному образу. В эпоху национализма общество поклоняется себе открыто и безоглядно, отбрасывая какой-либо камуфляж"» (Національна академія наук України. Институт філософії імені Г. С. Сковороди. Релігія і нація: в суспільному житті України й світу. С. 90-91, 192-194 (Перевод автора)).

2. Почему Вселенское Православие никогда не признает раскольников. http://uoj.org.ua/publikatsii/tochka-zrenija/pochemu-vselenskoe-pravoslavie-nikogda-ne-priznaet-rask...

3. Прот. Н.Афанасьев. «Вступление в Церковь». Изд. Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Москва.2004 г., с.207-210.

4. Богословская конференция «Единство Церкви». М., ПСТБИ, 1996 г., стр. 9-11.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: