Пять месяцев противостояния: зачем ун ...

Пять месяцев противостояния: зачем униаты захватили храм в Коломые

24/10/2017 1042
Противостояние вокруг храма Благовещения Пресвятой Богородицы в Коломые продолжается без малого пять месяцев. Спустя пять месяцев вопросов становится все больше, и главный из них: действительно ли униатским рейдерам так уж необходим маленький храм в украинской глубинке, или их истинная цель – конфликт международного масштаба?

Вопрос первый: зачем униатам храм Благовещения?


Совершенно однозначно, что не для молитвы. Не для совершения Богослужений и духовного окормления людей. Нет. О целях прямо написал священник-униат Николай Мединский на своей странице в Facebook: «Нет русского мира ГНИЛИ в моей ПИСАНКОВОЙ Коломые».

Коломыя1.png

Борьбой с «русским миром» в Украине сейчас оправдывают что угодно: погромы банков и телеканалов, наезды на бизнес-структуры, абсурдные законопроекты. Так почему бы не оправдать ею и захваты храмов. Но что совершенно ясно: мотивы захвата храма не религиозные, а исключительно политические.

Вопрос второй: почему вдруг униаты?


Почему вдруг греко-католики захватили православный храм? За все постмайданные годы церковным рейдерством занималась УПЦ КП. На ее счету уже более 40 захваченных храмов. УГКЦ храмы не захватывала и постоянно подчеркивала это на официальном уровне. Такая себе исключительно миролюбивая конфессия. И тут вдруг Коломыя! Причем униаты вцепились в этот храм просто мертвой хваткой. С чего бы это?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует оглянутся назад и вспомнить, кто и когда захватывал в Украине храмы и к каким последствиям это приводило.

Начало церковному рейдерству положили как раз униаты, разгромив на рубеже 80-90-х годов три православные епархии на западе Украины. Потом этот опыт переняли автокефалисты, а затем и Киевский патриархат. Униаты, отторгнув насилием и жестокостями при Мирославе (Любачивском) сотни православных приходов, при Любомире (Гузаре) и сегодняшнем главе УГКЦ Святославе (Шевчуке) стали вести себя подчеркнуто миролюбиво. Настолько миролюбиво, что и Филарет (Денисенко), который стоял во главе УПЦ в начале 90-х, и даже некоторые из нынешних иерархов УПЦ стали расточать в адрес униатов похвалы в том, что они уже ничего не захватывают и ведут себя по отношению к православным очень дружественно. Правда, ни один захваченный храм они не отдали, но здесь сейчас не об этом.

Каковы же были последствия такой захватнической политики? Их много, но одним из них стало существенное обострение отношений с Русской Православной Церковью. Попытки РПЦ в переговорах с Ватиканом преодолеть конфликт успехом не увенчались, в результате чего были сорваны экуменические планы Рима в отношении РПЦ: визит Папы Иоанна Павла II в Россию так и не состоялся (а он очень хотел его совершить), а планировавшуюся в 1997 году в Граце (Австрия) встречу Папы с Патриархом Московским и всея Руси Алексием II отменили.

То есть захваты украинских православных храмов униатами осложняют отношения Ватикана и РПЦ.

Вопрос третий: как официальное руководство УГКЦ относится к ситуации в Коломые?


Чисто по-иезуитски. С одной стороны, делает вид, что захват храма – это самоуправство на местах. А с другой, Коломыйско-Черновицкая епархия УГКЦ официально заявляет, что не намерена отказываться от храма Благовещения в пользу Украинской Православной Церкви. То есть: мы никого не обижаем, мы очень мирные и хорошие люди, но если не очень хорошие люди захватят для нас какой-нибудь храм – мы не откажемся.

На самом деле именно руководство УГКЦ заинтересовано в конфликте в Коломые. В противном случае оно бы уже давно официально отмежевалось от радикалов. Например, Московская Патриархия официально, устами зампреда синодального Отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанга Кипшидзе, осудила нападение на студию режиссера Алексея Учителя и вообще все насильственные действия экстремистов, называющих себя православными, вокруг фильма «Матильда». А ведь «Матильда» – это фильм, выставляющий в очень нехорошем свете православного святого – страстотерпца царя Николая.

Почему так же не могут поступить в окружении Святослава Шевчука? Тем более что эти воинствующие радикалы в очень невыгодном свете выставляют саму УГКЦ как Церковь. Чего стоят, например, обещания униатских, с позволения сказать священников, перерезать глотки православным верующим? Чего стоят угрозы и оскорбления в адрес женщин, прихожанок Благовещенской церкви? Чего стоит насилие над верующими УПЦ, которое демонстрируют видеокадры во многих СМИ?

А ведь сегодня УГКЦ заявляет о себе как об общенациональной Церкви. Ее задача – выглядеть как можно более привлекательной в глазах всех украинцев, причем как на западе, так и на востоке Украины.

Но раз, несмотря на это, руководство позволяет униатам бесчинствовать и дальше, следовательно, именно руководство УГКЦ заинтересовано в конфликте в Коломые.

Вопрос четвертый: зачем конфликт в Коломые нужен руководству УГКЦ?


Можно даже усилить: зачем руководство УГКЦ сознательно идет на немалые репутационные издержки и все-таки продолжает насильственные действия вокруг храма в Коломые? Чтобы присоединить еще один приход к своим уже существующим 3 828 (по состоянию на 2016 год)? Слишком высокая цена. Может, чтобы изгнать из Коломыи «русский мир», как говорят капелланы-захватчики? Так «русского мира» в Коломые отродясь не было. А может, чтобы отреставрировать этот памятник архитектуры? Да бросьте!

Вспомним вывод из нашего второго вопроса: захваты украинских православных храмов униатами осложняют отношения Ватикана и РПЦ. Чем больше взаимопонимания находят между собой Московский Патриархат и Ватикан, тем сложнее греко-католикам оправдывать свое существование – в религиозном смысле. Мало того, что с самого начала истории унии в Украине, то есть с Брестской унии 1596 года, греко-католики оказались в очень незавидном положении: православные их всегда считали предателями, а католики – недокатоликами. Так еще и Папа Франциск в 2016 году на встрече с Патриархом Кириллом подписался под словами, выбивающими из-под ног УГКЦ идеологическую основу ее существования: «Сегодня очевидно, что метод "униатизма" прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем ее отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства» (п. 25 Гаванской декларации). Иными словами, «непогрешимый» глава Ватикана заявил в адрес униатов буквально следующее: то, что вы существуете, было исторической ошибкой!

Именно так и воспринял поступок Папы Франциска глава УКГЦ Святослав Шевчук. Как только опубликовали текст Гаванской декларации, он позволил себе резкий упрек в адрес Ватикана, обвинив его в том, что «ради примирения с Русской Православной Церковью он бросает украинских униатов на произвол судьбы». А вот еще цитата из его заявления: «Такое ощущение, что за нашими плечами кто-то торгует нашими душами». Это в адрес Папы-то! По словам Шевчука, «когда Ватикан и Москва организуют встречи или подписывают какие-то совместные тексты, нам нечего ожидать от этого чего-то хорошего».

Эти дерзкие слова в адрес «непогрешимого викария Христа на земле» – просто крик отчаяния.

И речь о том, что подписали Папа Франциск и Патриарх Кирилл в далекой Гаване. А что они могут подписать, если Папа вдруг приедет в Москву! А ведь именно это событие существенно приблизил недавний визит кардинала Пьетро Паролина в Россию. О серьезности отношений между Москвой и Ватиканом говорит тот факт, что католического кардинала принял не только Патриарх Кирилл, но и глава МИД Сергей Лавров, и президент Владимир Путин.

Из всего этого можно сделать вывод: интерес руководства УГКЦ в том, чтобы омрачить отношения Ватикана и РПЦ. Вбить, так сказать, клин. Правда, на клин эта ситуация не тянет, так себе… клинышек. Но это еще не все.

Дело не только в отношениях Ватикана с РПЦ. В не меньшей, если не большей степени, дело во внутренней католической «кухне». Не секрет, что политика Папы Франциска встречает все большее и большее противодействие в консервативных католических кругах. Его внешне открытый и доброжелательный образ удивительно сочетается с авторитарными методами управления.

Коломыя2.pngКоломыя3.jpg

После того как Хорхе Марио Бергольо занял папский престол и стал Папой Франциском, он провел в Римской курии настолько жесткую чистку людей предыдущего Папы Бенедикта XVI, что влиятельная итальянская газета La Stampa назвала происходящее дератцингеризацией.

Нелишним будет напомнить, как именно Франциск занял папский престол. Одной из главных причин добровольной отставки предыдущего Папы Бенедикта XVI стал скандал, названный в прессе «Ватиликс». Личный камердинер Папы Бенедикта XVI Паоло Габриэле выкрал секретные документы из Ватикана и передал их журналисту Джанлуиджи Нуцци, который на их основе в мае 2012 года выпустил книгу «Его святейшество: Тайные письма Бенедикта XVI». В книге рассказывается о коррупции в Ватикане и сексуальных скандалах, в центре которых оказывались представители Римской Католической Церкви. Опубликованные Нуцци документы также позволили обвинить банк Ватикана, или, как он официально называется, Институт религиозных дел (Istituto per le Opere di Religione), в масштабных финансовых нарушениях. В результате Бенедикт XVI был вынужден уйти на покой «по состоянию здоровья» (первый прецедент за последние 600 лет), а 13 марта 2013 года Папой стал Франциск.

После восшествия на престол Папа Франциск затеял настолько серьезную реформу в Ватикане, что консервативные католические круги просто ужаснулись. Реформы почти сразу были названы «революционными», а сам Папа – «самым левым политиком Италии». В своем первом апостольском обращении «Радость Евангелия» (Evangelii gaudium) Папа Франциск начертил «дорожную карту» для масштабной программы реформ. Суть их заключается в открытости Католической Церкви современному миру, готовности отвечать на запросы общества, осуществлять диалог не только с христианскими конфессиями, но и с нехристианскими и даже с атеистами. Папа призвал Церковь идти в ногу со временем и быть способной ответить на «вызовы современного мира».

Кроме того, Папа Франциск сделал несколько заявлений, которые многих заставили сомневаться в его приверженности к традиционной христианской морали. В июле 2013 года он заявил: «Если человек – гей и обладает доброй волей и стремится к Богу, кто я такой, чтобы судить его?» А в июне 2016 года: «Римско-Католическая Церковь и простые христиане должны извиниться перед геями за прежнее отношение к ним».

Результатом всего этого стало то, что в самой Католической Церкви сформировалась очень мощная группа оппонентов Папы Франциска. Неформальным лидером консерваторов, не приемлющих политику Папы Франциска, является американский епископ Рэймонд Берк – в ноябре 2014 года Папа лишил его всех высоких постов, которые тот занимал в Ватикане при Бенедикте XVI.

В 2015 году «военные действия» против Папы Франциска были открыты. Новый скандал «Ватиликс – 2» был организован по лекалам предыдущего: та же кража секретных документов чиновниками Римской курии, тот же журналист Джанлуиджи Нуцци и его новая книга разоблачений «Крестный путь. Неопубликованные записи и документы о трудной борьбе Папы Франциска за перемены в Церкви».

В 2016 году кардинал Берк написал открытое письмо Папе, в котором фактически обвинил Франциска в ереси. Письмо подписали еще трое кардиналов, лишившиеся своих постов в ходе «реформ» нового понтифика. Сам Рэймонд Берк заявил в интервью влиятельному католическому изданию The National Catholic Register, что если они не дождутся объяснений от Папы, то «будут вынуждены инициировать формальный процесс исправления серьезной богословской ошибки». То есть открыто пригрозил Папе отставкой.

А в 2017 году к обвинениям в ереси подключились видные католические богословы, которые направили Папе письмо под названием «Сыновние наказы» (Correctio filialis). Теологи усмотрели ересь в апостольском обращении понтифика «Радость любви» (Amoris laetitia), в котором была объявлена существенная либерализация по вопросам семьи и брака.

Хотя, вероятнее всего, несогласованность Amoris laetitia с консервативным католическим учением о браке – всего лишь зацепка, предлог в игре «сбрось Папу с престола».

Впору задать следующий вопрос: а какое отношение все это имеет к храму в Коломые?


Все дело в том, что в Ватикане вопрос ухода Папы Франциска на покой обсуждают со всей возможной серьезностью. Тем более что такую возможность допустил он сам в интервью изданию Deutsche Welle. В Римской курии сформировалось два лагеря сторонников и противников нынешнего Папы. Это уже вовсю обсуждают в самых влиятельных СМИ.

Коломыя4.png

А теперь давайте угадаем с трех раз: к какому лагерю примкнет верховный архиепископ УГКЦ Святослав Шевчук?

Итак, картина получается следующая. Глава украинских греко-католиков будет делать все, чтобы досадить Папе Франциску, и будет пользоваться любой ситуацией (как в Коломые), чтобы осложнить жизнь нынешним властям Ватикана. Терять ему нечего: горшки с Папой Франциском он уже побил год назад после Гаванской декларации, обвинив того в «торговле душами греко-католиков». А вот выслужиться перед возможным преемником Франциска Святослав Шевчук может. Если, конечно, операция по отставке нынешнего Папы удастся.

Причем выслуживаться есть ради чего. Во-первых, это голубая мечта о признании Ватиканом за УГКЦ статуса патриархата. Святослав Шевчук при этом мог бы войти в историю как первый греко-католический патриарх Украины, а сама УГКЦ, соответственно, могла бы претендовать на статус национальной Украинской Церкви. Этот вопрос глава униатов поднимал еще в 2011 году перед Бенедиктом XVI. И даже свой главный храм в Киеве униаты громко назвали Патриарший (!) собор Воскресения Христова. Во-вторых, это возможность принудить Ватикан учитывать позицию УГКЦ при любых контактах с Московским Патриархатом.

Непосредственные же участники захвата – так называемые капелланы, организация «Черная сотня» и прочие экстремисты – руководствуются куда более приземленными мотивами. Рискнем предположить, что захват храма – демонстрация радикалами своим спонсорам собственной нужности и полезности.

Оснований утверждать, что операцию по захвату Благовещенского храма в Коломые разработали какие-то выдающиеся мастера политических многоходовок, нет. Как нет и оснований говорить, что из-за Коломыи Папа Франциск уйдет в отставку, а Ватикан в пух и прах разругается с РПЦ.

Но есть все основания говорить вот о чем:
  • захват храма в Коломые не имеет никаких религиозных мотивов;
  • никаких национально-патриотических мотивов он не имеет тоже;
  • интересы в этом противостоянии сугубо политические, причем довольно далекие от Украины;
  • ситуация эта выгодна руководству УГКЦ;
  • она очень хорошо вписывается в логику противостояния в самом Ватикане;
  • она обязательно станет если не камнем, то камешком раздора между Римской курией и РПЦ;
  • народу Украины и украинским национальным интересам она приносит только вред, и ничего больше.

В поддержку последнего тезиса 23 октября Ивано-Франковская епархия УПЦ опубликовала открытое обращение к Президенту Украины, органам государственной власти, Папе Римскому Франциску, апостольскому нунцию в Украине Клаудио Гуджеротти, главе УГКЦ Святославу Шевчуку, международным организациям и украинской общественности. Епархия просит принять все необходимые меры для восстановления нарушенных прав православной общины и не наносить вред деловой репутации украинского государства.

Перевесит ли этот довод непомерно раздувшиеся амбиции одной локальной Церкви, потерявшей страх и перед законами земными, и перед законами Небесными, – это уже вопрос к украинским властям.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: