Сеанс саморазоблачения Филарета

Сеанс саморазоблачения Филарета

27/01/2017 3982
День признаний, откровений и саморазоблачений. Именно так можно охарактеризовать интервью главы Киевского патриархата Филарета изданию Фокус. Постоянное внимание к заявлениям представителей непризнанного УПЦ КП, конечно, утомляет, однако в данном случае нельзя пройти мимо сеанса саморазоблачения лидера раскольников в день его рождения. Статья подготовлена на основе постов пользователя Facebook Массимо Костенко.

Глава Киевского патриархата Филарет разоблачил собственную статистику

Манипуляции представителей Киевского патриархата со статистикой приобретают фантасмагорические масштабы. Не так давно спикер УПЦ КП Евстратий Зоря убеждал канадскую аудиторию в том, что его религиозная организация вдвое превосходит Украинскую Православную Церковь по количеству верующих.

Но Филарет пошел еще дальше, заявив уже о троекратном преимуществе непризнанного Киевского патриархата (24% – УПЦ, 60% – УПЦ КП). Складывается впечатление, что между ним и его пресс-секретарем ведется негласное соревнование – кто сумеет больше соврать и при этом ни капли не покраснеть.

Мы не знаем, какие социологические опросы имел в виду Филарет, но даже симпатизирующий Киевскому патриархату социологический центр им.Разумкова наверняка опешил от подобных математических кульбитов, потому что даже он не давал таких цифр.

Тем более что «патриарх» собственноручно разоблачил «фейковость» своих заявлений. Просто сравниваем два фрагмента его интервью «Фокусу».

Первый.

«... у нас нет причин не доверять социологам. Они, в частности, утверждают, что к Киевскому патриархату относят себя около 60% населения Украины, а к Московскому – около 24%».

Второй.

«Если Украинская церковь получит автокефалию и станет независимой от Москвы, РПЦ сократится примерно на 30 миллионов верующих».

Даже не имея под рукой калькулятора, нетрудно произвести подсчеты. РПЦ может СОКРАТИТЬСЯ в Украине на 30 миллионов верующих только в том случае, если эти верующие ВХОДЯТ в ее состав (через УПЦ, которая имеет самоуправляемый статус и обладает правами широкой автономии в составе РПЦ).

Другими словами, если убрать специальную пропагандистскую «шелуху» для «патриотической» аудитории, Филарет де-факто признает, что УПЦ обладает паствой в 30 миллионов человек.

И теперь снова возвращаемся к словам главы Киевского патриархата: «… к Киевскому патриархату относят себя около 60% населения Украины, а к Московскому – около 24%».

Открываем Википедию. Вводим запрос. Получаем. «По данным Государственной службы статистики Украины, численность населения Украины на 1 декабря 2016 года составила 42 434 217 постоянных жителей и 42 603 854 человек наличного населения».

Как при наличии 42 миллионов населения и 30 миллионов верующих УПЦ к Киевскому патриархату могут себя относить 60 процентов населения Украины?

Это элементарная математика. И если следовать тем словам, которые произнес Филарет, то нужно на самом деле говорить, что это к УПЦ во главе с Митрополитом Онуфрием относят себя около 70 (!) процентов  населения, а к Киевскому патриархату – совсем ничего.

Как бы там ни было, Филарет сам себя загнал в угол, озвучив цифру в 60 процентов якобы «своей поддержки» и цифру в 30 миллионов верующих, которых «потеряет РПЦ».

Сразу видно дичайшее несоответствие между ними. Как и манипулятивность всего этого «социологического первенства» «филаретовцев».

Почему произошел такой прокол? Это свойство одного правила. Когда кто-то говорит большую неправду, он должен избегать конкретики. Ибо конкретные факты и детали сразу же срывают со лжи ее покров. И выставляют ее распространителя в самом невыгодном свете. Особенно, если считается, что он по своему призванию не должен прибегать ко лжи, которая является орудием дьявола.

Еще один математический фокус из интервью Филарета: «За 2016 год к нам перешли около ста "московских" приходов – втрое больше, чем, к примеру, в 2014 году».

Хотелось бы, чтобы спичрайтеры или спикеры Киевского патриархата огласили весь список «перешедших общин», с конкретикой. Иначе это будет выглядеть как очередная фантазия.

Вот конкретика, которая есть в отрытом доступе, от УПЦ: «Согласно отчету Управделами УПЦ митрополита Антония (Паканича), за 2016 г. количество общин УПЦ увеличилось с 11 949 до 12 017».

Из того же отчета: «На сегодняшний день остается актуальным вопрос захватов храмов религиозных общин Украинской Православной Церкви. Так, в 2014-м году сторонниками «Киевского Патриархата» захвачено около 40 храмов».

Как Филарет может объяснить, что при «переходе тысяч верующих и огромного количества общин в Киевский патриархат», да еще и при захвате храмов, число приходов УПЦ продолжает расти?

Признал, что возглавляемая им религиозная организация «незаконная»

Читаем очередной фрагмент из интервью журналу «Фокус»:

«Поддерживаете ли вы связи с другими православными церквями, не получившими автокефалии? Возможно, есть смысл объединиться с ними?

– Такой шаг с нашей стороны возможен, но пока мы воздерживаемся от него, поскольку хотим войти в молитвенное единение с 15-ю законными церквями».

Подчеркнем: с 15-ю ЗАКОННЫМИ (!!!) церквями!

Филарет говорит, что он не хочет входить в плотный контакт с такими, как т.н. УПЦ КП религиозными структурами, поскольку это может помешать установлению молитвенного единения с законными Православными Церквями.

Другими словами, он признал, что Киевский патриархат находится сейчас вне круга законных Православных Церквей мира. Что Киевский патриархат – незаконная церковь. А раз так, то таинства также незаконны, недействительны (в церковной терминологии – безблагодатны).

Интересно – паства Киевского патриархата об этом знает?

Признал, что захват храмов Украинской Православной Церкви является реальным фактом

Анализируем следующий фрагмент его интервью журналу «Фокус».

«Насколько остро стоит проблема борьбы за храмы, особенно актуальная в начале войны?

– В селах, где храм только один – Московского патриархата, – между верующими часто разгорается борьба за него. Я считаю захват храмов нецелесообразным».

Итак, Филарет признает, что вокруг храмов идет борьба. Понятно, что борьба может закончиться либо тем, что храм будет сохранен в составе УПЦ, либо он будет (раз идет борьба за него!) переведен в другую юрисдикцию. Другими словами – захвачен.

Фраза «я считаю захват храмов нецелесообразным» как раз и подчеркивает тот факт, что проблема захватов церквей УПЦ реальна. Ведь нельзя комментировать или давать оценку НЕСУЩЕСТВУЮЩЕЙ проблеме.

Интересно, что раньше Филарет как раз и придерживался такой политики. Он указывал, что проблемы захватов вообще не существует, все происходит на добровольной основе, без эксцессов.

В качестве примера возьмем хотя бы фрагмент интервью Филарета интернет-изданию «Галичина» от 9 июля 2015 года, которое он дал журналисту Роману Ивасиву.

Цитата: «.. объединительный процесс уже начался. И начался не сверху, а снизу. Сегодня мы видим, что тысячи верующих Московского патриархата переходят общинами в Киевский патриархат. И это происходит спокойно и в столице, и в областных центрах, и в городах и селах Украины. Буковина и Ивано-Франковщина здесь не исключение. Хотя руководство РПЦ и УПЦ МП считает это захватом храмов, но какой тут захват, когда община переходит добровольно?».

И вот вдруг выясняется, что все отнюдь не «спокойно» и не «добровольно». Есть, оказывается, борьба за храмы, но их захват был нецелесообразным.

Ладно бы Филарет только себя подставил этим своим «пассажем».

Он подставляет и представителей власти, в частности Министерство культуры и МИД, которые, если я правильно помню, браво рапортовали в течение последних нескольких лет иностранным партнерам, что никаких конфликтов в религиозной сфере Украины нет, и все это «выдумки агрессора».

Приведем конкретный пример. Он взят с официального сайта УПЦ.

«Несмотря на многочисленные нарушения законодательства о свободе совести и религиозных организациях, которые зафиксированы миссиями ОБСЕ в Украине, официальный интернет-ресурс Министерства иностранных дел Украины 4 февраля сообщил, что «в Украине отсутствуют притеснения на религиозной почве», а сообщения о последних являются «обвинением со стороны агрессора».

Более детально об этом можно почитать здесь

Другими словами, официальные органы говорят на весь мир о том, что в «Багдаде все тихо и спокойно». Все обвинения о противостояниях в религиозной сфере и захватах храмов определенной конфессии – «происки агрессора».

И вот тут такой «сюрприз» чиновникам от Филарета.

maxresdefault (9).jpg

На фото – представитель Киевского патриархата стоит рядом с одним из радикалов, которые захватили храм УПЦ в Катериновке (Тернопольская область).

Выставил в неприглядном свете Патриарха Варфоломея

Комментарий нашего героя журналу «Фокус» по поводу Критского собора:

«Вы спросите меня: зачем же был нужен собор, если он не затронул самых важных для общества тем. Все просто. Вселенскому патриарху Варфоломею было важно укрепить свои позиции. Сам факт проведения собора, готовившегося более пятидесяти лет, – достаточное средство для этого. НЕВАЖНО, ЧТО ОБСУЖДАЛИ НА НЕМ, И КАКИЕ РЕШЕНИЯ ПРИНЯЛИ».

Другими словами, Филарет подчеркивает, что мероприятие на Крите проводилось для укрепления власти Патриарха Варфоломея в православном мире. Тем самым глава т.н. УПЦ КП выставляет главу Фанара каким-то властолюбцем, который, ради получения дополнительных рычагов управления на уровне вселенского православия, просто внес в него смуту и раздоры.

Ведь, если все упирается в проблему утверждения своей власти, то возникает вопрос:  а стоило ли вообще все это делать, если ценой данной власти стали серьезные разногласия в православной среде? Не думаю, что для кого-то является секретом острая критика и широкое неприятие документов, рассматриваемых и принятых на Крите. Которые, как получается, готовились через пень-колоду, потому что не они были главным моментом мероприятия, а удовлетворение властных амбиций главы Фанара.

И вообще – слова Филарета об утверждении власти Патриарха Варфоломея как о приоритетной причине проведения Критского собора просто шикарно играют на руку тем Церквям, которые отказались участвовать в мероприятии. Филарет фактически оправдывает их позицию. Ведь зачем, как говорится, влезать в неблагодарное дело, если его основным «выхлопом» станут банальное утверждение власти одного человека и серьезные раздоры среди православных, которые сочтут многие позиции в представленных на Крите документах «отходом от православной веры и ее фактическим предательством»?

Жестко «подставил» митрополита Александра (Драбинко)

16143362_1247027728721116_3600635802570534591_n.jpg


Очередной фрагмент из интервью журналу «Фокус»:

«Поддерживаете ли вы отношения с лидером так называемого проукраинского крыла МП митрополитом Александром (Драбинко), выступающим за автономию украинской церкви?

– Официальных связей с ним и с другими сторонниками объединения православных церквей в Украине у нас нет, но иногда бывают неофициальные встречи».

Возникает просто уйма вопросов.

Первый (чисто формально): имеет ли владыка Александр разрешение от своего церковного руководства на проведение таких встреч?

Второй: если не имеет, то как назвать такое его поведение? Интриги? Не дай Бог, предательство интересов УПЦ? Что там на этих встречах вообще обсуждается? Особенно в контексте жесткого наступления на УПЦ по всем фронтам? Стоит вспомнить хотя бы Дамоклов меч в виде законопроекта №4128, который может создать максимально приемлемые условия для перевода храмов УПЦ в Киевский патриархат.

Третий: почему об этих встречах говорит Филарет, а не сам владыка Александр? Как нам, простым верующим, реагировать на этот факт? Не удивлюсь, если скоро пойдут предположения, что митрополит Александр является чуть ли не «агентом» «филаретовцев» в наших рядах. Ведь обнародование информации в таком формате и таком ключе однозначно будет подталкивать многих к определенным выводам или оценкам.

К тому же, несколько дней назад лидер движения «За Единую Поместную Церковь» Ярослава Мищенко, известная систематической и резкой критикой Украинской Православной Церкви, публично подтвердила факт передачи ей митрополитом Александром определенной информации. Это означает, что владыка Александр сотрудничает с одним из самых ярых врагов УПЦ. В свете этого сказанное Филаретом выглядит достаточно правдоподобным.

Как бы там ни было, Филарет оказал «медвежью услугу» митрополиту Александру. Даже если все сказанное выше не соответствует действительности, это все равно выглядит как очередной мощный удар по авторитету и имиджу владыки Александра на уровне УПЦ.

Или Филарет решил «подтолкнуть падающего»?

В целом же эта ситуация похожа на анекдот. Который мог бы быть сформулирован таким образом: «В интервью газете ЦК партии товарищ Молотов высоко отметил работника СД Штирлица, сказав, что он время от времени с ним лично встречается. И дополнительно попросил руководство Штирлица не видеть в этом ничего страшного или преступного. Ведь они просто пьют чай и общаются о прекрасном»...

Заявил о том, что «мы (т.е. УПЦ КП) не против объединиться с греко-католиками»

Дальше идет специальная оговорка, чтобы несколько смягчить этот пассаж, но факт остается фактом – Киевский патриархат устами своего главы фактически выразил ГОТОВНОСТЬ своего объединения с УГКЦ.

Важно помнить, что Украинская греко-католическая церковь не является Православной Церковью. И если указанное объединение рано или поздно произойдет, то оно будет идти по пути перехода Киевского патриархата под омофор Папы Римского. Другого варианта не будет, поскольку греко-католики ни при каких обстоятельствах не порвут свою связь с Ватиканом. Итого мы имеем признание Филарета о том, что он вполне реально рассматривает возможность окончательно порвать  даже с видимостью своего присутствия в православии и стать «католиком восточного обряда». И повести по этому пути свою паству. Благо примеры реализации подобного сценария уже существуют. Одна из частей Украинской автокефальной церкви по главе с Исиченко уже заявила о своем «интегрировании» в УГКЦ.

Однако интересно даже не это. Не исключено, что этот пассаж Филарета является тестированием общественного мнения или своеобразной его подготовкой к возможности объединения Киевского патриархата с греко-католиками.

Не исключено, что такой план уже существует, и его реализовывает часть украинской политической элиты, ориентированной на УГКЦ.

Давайте просто вспомним несколько фактов.

Первый:  большая часть инициаторов обращения Верховной Рады Украины к Патриарху Варфоломею о признании автокефалии Украинской поместной православной церкви являются по вероисповеданию греко-католиками.

Второй: Виктор Еленский, наиболее активный участник процесса лоббирования скандального законопроекта 4128, который способен создать максимально приемлемые условия для отбора храмов УПЦ в пользу Киевского патриархата, если не является верующим УГКЦ, то как минимум с симпатией относится к данной религиозной организации. Например, еще памятны кадры сюжета «1+1», которые зафиксировали присутствие господина Еленского совместно с Арсением Яценюком на освящении пасок возле греко-католического храма на Аскольдовой могиле.

Исходя из этого складывается впечатление, что греко-католики крайне заинтересованы в максимальном усилении Киевского патриархата за счет УПЦ и создании на его базе Поместной православной церкви.

В чем возможный интерес? Напоминаю слова Филарета из интервью: «Мы (т.е. УПЦ КП) не против объединиться с греко-католиками»

Так что же получается?

Создание так называемой Украинской поместной православной церкви может выступать всего лишь промежуточным этапом? И финальной точкой этого процесса  на самом деле является переход «филаретовцев»  в греко-католическую веру?

И как на этом фоне тогда будет выглядеть Фанар, который может де-факто сыграть в Украине в пользу даже не своих интересов, а интересов УГКЦ?

Не уверен, что мировое православие спокойно «поймет и простит» стратегическую ошибку Константинопольского патриархата...

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: