«Слабое звено». Об автокефалах в среде УПЦ

«Слабое звено». Об автокефалах в среде УПЦ

19/05/2016 5654

Часть 1. о.Георгий Коваленко

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что одним из главных достижений Украинской Православной Церкви и её Предстоятеля, Блаженнейшего Онуфрия, за последние два года является сохранение единства, и даже единодушия среди её священноначалия и прихожан. Кто-то скажет, что, мол, невелико достижение – сохранение статус-кво. Но условия, в которых жила Церковь ещё несколько лет назад и сегодняшние реалии её существования, как говорят в Одессе, – две большие разницы. Неиссякаемый поток перекрученной информации и преднамеренной лжи в украинских СМИ, обвинения в непатриотизме и коллаборационизме, силовые захваты храмов, регулярные провокации с целью отобрать Почаевскую и Киево-Печерскую Лавры, призывы изгнать представителей Церкви из страны и т.д. – после победы «Евромайдана» делается всё, чтобы максимально осложнить жизнь как всей структуре УПЦ целиком, так и каждому прихожанину в отдельности, создать в стране такую атмосферу, в которой каждый верующий Церкви чувствовал бы себя неполноценным, ущербным членом общества и стыдился своей принадлежности Православию.

И власть, и «патриотические» СМИ предпочитают не замечать, что в стране, раздираемой идеологическими противоречиями, где людей делят на «ватников» и «укропов», где часть территории давно не контролируется центральной властью, именно УПЦ является единственной структурой, которая объединяет ВСЕХ жителей православной Украины от Донецка до Львова. Независимо от их места проживания, национальности и политических воззрений. В отличие от «патриотических» УГКЦ и псевдоправославных раскольничьих конфессий, для которых поддержка национализма и открытые призывы к конфронтации «правильных» украинцев против «неправильных» стала чуть ли не приоритетной задачей их деятельности, УПЦ не даёт втянуть себя в политические игрища. Церковь сохраняет и декларирует главную свою задачу – духовное совершенствование человека и подготовка его души к Царствию Небесному.

Однако, как и в каждой крупной структуре, в УПЦ есть своё «слабое звено», для которого мощное давление извне не прошло бесследно.

Ни для кого не секрет, что существует в Церкви фракция, которая весьма увлечена национальными идеями и проевропейской направленностью. Она немногочисленна, но весьма активна в медиа-пространстве. Священники и даже архиереи этой группы часто мелькают на прямых эфирах телеканалов и страницах множества интернет-ресурсов, в том числе и активно обливающих Церковь грязью. Они дружны с раскольниками самого высокого ранга. Более того, характер их высказываний часто бывает неотличим от риторики их товарищей из непризнанных в православном мире конфессий.

Они с видимым удовольствием поддерживают критиков родной Церкви, как-бы давая им понять: «Мы такие же, как и вы, мы полностью разделяем ваше мнение, и только воля обстоятельств заставляет нас все ещё пребывать в данной церковной структуре».

Собственно, такая позиция едва ли является спонтанной и эмоциональной. Скорее, это продуманная тактика с далеко идущими планами. По тому задору, с каким эти священнослужители поддерживают разговоры о создании в Украине структуры под названием «Поместная Церковь» (которая призвана механически объединить УПЦ с раскольничьими конфессиями), они рассчитывают занять в ней совсем не последние места.

Для множества украинских верующих, да и священников, поведение представителей этой группы, которую в народе уже успели окрестить «европопами», является постоянным источником соблазна и даже осуждения. Попробуем и мы разобраться в некоторых непростых моментах, вызывающих подобные чувства.

29 января 2016 года решением Священного Синода протоиерея Георгия Коваленко освободили с должности председателя Синодального просветительского отдела УПЦ. Сам он об этом событии на своей странице фейсбук написал так: «Вот и завершилось моё 18-летнее пребывание в официальном информационном пространстве Украинской Православной Церкви. Решение Синода всё привело в соответствие с реальностью. Поэтому, принимаю поздравления и предложения».

Согласитесь, весьма необычная формулировка для комментария о своей отставке. Интересно, что и в поздравлениях, и в предложениях недостатка от комментаторов этой публикации не было, хотя большинство из них никак не отнесёшь к благожелателям УПЦ.

В частности, спикер Киевского Патриархата Евстратий (Зоря) тут же предложил присоединиться к «действительно Украинской Православной Церкви», явно имея ввиду свою религиозную структуру.

Однако нас больше интересует загадочная фраза о. Георгия о том, что «Решение Синода всё привело в соответствие с реальностью». О какой же реальности идёт речь?

Думается, о некоторой реальной эволюции взглядов Георгия Коваленко за последнее время. А она оказалась весьма заметной.

Ещё два года назад о. Георгий впечатлял замечательными мудрыми проповедями и умением находить дипломатичные ответы на самые неудобные и, часто, провокационные вопросы недоброжелателей, что для спикера Церкви, регулярно общающегося со СМИ, было очень полезным качеством. Его слова полностью выражали истинную позицию УПЦ, как структуры, далёкой от политики, и призывающей украинцев в своих словах и поступках руководствоваться, прежде всего, христианскими ценностями.

«Каждый должен делать своё дело. Дело Церкви – молиться и проповедовать вечные истины. Заповеди не изменяются в зависимости от политической ситуации», – ведь действительно правильные и мудрые слова истинного пастыря.

Или, например, «священник должен свою политическую позицию высказывать, выражать только в кабинке для тайного голосования. Потому что мы живём в заполитизированном обществе, и политика очень часто разделяет людей. А Церковь должна объединять людей независимо от их политических взглядов и приоритетов».

Думается, любой православный, и не только в Украине, не задумываясь, подписался бы под этими тезисами.

Однако, после победы в Украине Евромайдана, очень многие заметили, что в риторике о. Георгия произошла разительная перемена, и связана она была как раз с вопросами, которые, как говорил сам священник, представителя Церкви волновать не должны. Почти в каждом интервью тогдашнего спикера Церкви отчётливо проявлялась национально-политическая составляющая. А его заявления стали разительно похожи на речи представителей «патриотических» конфессий и украинских политиков, которых Майдан поднял на вершину управленческой пирамиды.

Безусловно, о. Георгий, как и любой гражданин Украины, имел, да и имеет полное право на собственную гражданскую позицию и её публичное изложение. Но вот только очень многих православных смутило то, что, излагая собственную точку зрения на общественно-политические процессы в стране, о. Георгий «забыл», что его личные взгляды воспринимаются как суждение Церкви.

Уже с первых дней после событий Евромайдана многих удивила откровенная противоречивость в мыслях и словах Георгия Коваленко.

Не секрет, что трагические февральские события 2014 года, когда были убиты и ранены сотни людей и со стороны протестующих, и со стороны правоохранителей, положили начало глубокому расколу украинского общества. Ведь если в Киеве и на Западе страны большинство населения поддержало новую власть, то на Юго-Востоке всё было далеко не так однозначно.

Верующие УПЦ, самой крупной церковной структуры Украины, были и среди тех, кто поддерживал Евромайдан, и среди тех, кто отнёсся к этим событиям настороженно. Были они и на Майдане, по обе стороны конфликта, были и среди жертв с двух сторон.

В этой непростой ситуации высказывания о. Георгия в поддержку проводимой АТО выглядели несколько неожиданно: «Святое писание говорит, что надо уважать власть, потому что у неё меч для того, чтобы защищать добро от зла. УПЦ поддерживает украинскую власть в её деяниях, в том числе и в проведении антитеррористической операции».

У многих православных эти слова вызвали некоторое смущение и недоумение. Ведь чуть ранее, ещё при старой, «бандитской» власти, спикер Церкви говорил несколько иное: «Нет Божьего благословения на том, кто стреляет в людей и отдаёт приказы стрелять в людей. Божье благословение на миротворцах, которые являются сынами Божьими. Христос призывал любить не только того, кто с тобой одной крови, или одних взглядов».

А ведь те тысячи жертв АТО на Донбассе (в том числе и среди мирного населения) были одной крови и даже одной веры с о. Георгием. Отчего же он не возвысил свой голос против насилия и убийства? Как это сделал, например, 8 мая 2015 года Блаженнейший Онуфрий, когда, в знак протеста против братоубийственной войны, не встал в Верховной Раде во время оглашения имён героев ВСУ, воевавших в АТО. Возможно, о. Георгий побоялся утратить имидж самого популярного, «самого патриотичного и прогрессивного», к тому же «самого цитируемого» представителя Церкви. И ведь наверняка бы утратил, поскольку Глава УПЦ после случая в Раде подвергся самой уничижительной критике во многих «патриотических» СМИ Украины.

Вообще трудно не заметить, что во всех постмайданных заявлениях и инициативах о. Георгия сквозит отчаянное стремление понравиться и быть в тренде. А то, что в тренде сейчас – патриотизм, ориентированный на евроинтеграцию, ни для кого не секрет.

Не секрет также, что главенствующей идеей украинских СМИ является тезис о том, что во всех нынешних украинских бедах виновата Москва. Чем больше ты критикуешь Москву и сильнее восхищаешься Европой – тем ты патриотичнее.

Казалось бы, Георгий Коваленко, как спикер Церкви, должен был в простой и понятной форме разъяснять украинцам то, что Украинская Православная Церковь является полностью автономной и независимой от Московского Патриархата структурой. Тем более, что сейчас против УПЦ развёрнута настоящая информационная война, призванная доказать, якобы, коллаборационистскую и вражескую её сущность.

Однако высказывания о. Георгия о том, что Московский Патриархат – «совковая Церковь», вызывают недоумение. Многие верующие задавались вопросом: а тысячи убитых советским режимом священников и канонизированных Церковью под именем Новомучеников Русских, в том числе и на территории Украины – это тоже «совковые» святые?

Конечно, быть патриотом своей страны и пропагандировать точку зрения нынешней государственной власти – это похвально, но бывший уже спикер УПЦ отчего-то смешивал, да и продолжает смешивать реалии общественно-политической жизни и церковного бытия. А ведь, как известно, Церковь и государство – это совершенно разные структуры с различными ценностями и задачами. За своими национал-патриотическими эмоциями о. Георгий не замечает, как оказался в плену того самого «политического православия», за которое он сам так увлечённо критикует московскую церковную власть.

Ещё недавно о. Георгий заявлял, что «украинское в нас не должно превосходить православное или христианское. Сначала я христианин, потом – православный, потом – украинец». Но вскоре он начинает вести блог на сайте «ТСН», содержание которого настолько удивительно, что человек посторонний вряд ли смог бы догадаться, что его автор – священник Церкви, а не пропагандист какой-нибудь националистической партии.

К примеру, публикация «Заповіді для Українців по-Божому», в которой автор «предлагает вольный перевод десяти заповедей» является самым типичным образцом «политического православия», политичнее уже некуда.

Стиль ее написания – обычный пафос советских лозунгов, т. е. того самого "совка", который о. Георгий с таким презрением отвергает. С советской агитпропагандой коваленковские «заповеди» роднит также и то, что они не имеют ничего общего с объективной реальностью. К примеру, «заповедь» №6: «Украинцы не убивают друг друга, конфликты решают в диалоге. Учитывая позиции друг друга, находят общее решение». В нынешней Украине эти слова выглядят жестокой, злобной шуткой, поскольку сейчас в стране всё обстоит в точности наоборот.

Сам факт существования такого текста говорит о том, что о. Георгий считает украинцев некой исключительной нацией, для которой обычные библейские заповеди, по каким-то причинам, не подходят. А это уже, скорее, признак национализма, который с христианством ничего общего не имеет.

Впрочем, оставим на время национальную тему и обратимся к одной из главных целей и задач современной Украины – интеграции в европейское сообщество. Если у государства успехи в этой области пока весьма скудны, то о. Георгий со товарищи успел совершить в сторону Европы несколько широких и решительных шагов. Вот, правда, с законами, по которым живёт Церковь, они не совсем сочетаются. Точнее, совсем не сочетаются.

Считая себя человеком широких прогрессивных взглядов, о. Георгий решил провести в ночь на 25 декабря 2015 года праздничную Рождественскую службу: «Отпраздновали Рождество, не нарушая поста. Сегодня ночью родилась традиция и оформилась идея, которая может помочь всем христианам Украины праздновать Рождество вместе с христианами мира».

Другими словами – евроинтеграция по-церковному.

Стоит, очевидно, напомнить то, что Русская, Сербская, Иерусалимская, Грузинская, частично Польская Церкви, а также монастыри Афона живут по Юлианскому календарю. А ведь они включают в себя более 4/5 от общего числа православных Вселенской Церкви. Со слов о. Георгия выходит, что они как-бы и не христиане.

А празднование Рождества, не прекращая поста – вообще православный парадокс! Ведь любой пост для православного – это дорога самоограничений и самосовершенствования, которая восходит к Празднику, как цели и кульминации этого пути. И неважно, Рождество это, Успение, или Пасха. Получается, бывший спикер УПЦ предлагает традицию, в которой и пост – не пост, и Рождество – как-бы не совсем Рождество. Зачем, для чего?!

Но празднование Рождества «понарошку» – это ещё не всё ноу-хау. Данная служба прошла сразу по двум календарям – Григорианскому (Рождество Христово) и Юлианскому (память святителя Спиридона Тримифунского), то есть по «старому» и «новому» стилям одновременно.

Стоит ли говорить, что благословения Блаженнейшего Онуфрия на совершение столь новаторских действий никто не просил.

Впрочем, отношение к священноначалию, да и вообще к родной Церкви у о. Георгия за последние пару лет значительно видоизменилось. Если во время первых столкновений на Грушевского в январе 2014 о. Георгий спокойно посещал Москву на XXII Международных Рождественских чтениях, то уже через два месяца он заявляет: «мне люди звонят, спрашивают: может, стоит уже не поминать Патриарха? А я ответил – вы знаете, это уже не принципиально. Не важно, кого мы поминаем».

Еще один неоднозначная особенность нынешней риторики протоиерея – противопоставление себя остальному духовенству УПЦ: «Бесспорно, очевидна определённая неадекватность части духовенства МП в Украине относительно нынешней ситуации, чувствуется определённая ориентация на чужой политический центр, где церковь фактически выступает «подпоркой» новой империи».

Из этих слов вполне логично вытекает, что не должны его волновать и проблемы, с которыми УПЦ сталкивается сегодня, в частности: захваты храмов, давление властей и информационная война против Церкви в отечественных СМИ. Такой вывод не трудно сделать, прочитав на сайте о. Георгия «Православие в Украине» отчёт о третьей лекции Открытого Православного Университета святой Софии-Премудрости, организованного тем же Георгием Коваленко. Данную лекцию проводила религиовед Людмила Филипович, известная своими «объективными» публикациями об УПЦ. Вот и на этой встрече Филипович заявила, что «уникальным опытом украинцев является межконфессиональный мир. Сюда приезжали американцы, европейцы учиться у нас – как можно мирно сосуществовать представителям различных религий, причём не теоретически, а практически».

На фоне драматических событий в Западной Украине, где у верующих УПЦ обманом и силой отбираются храмы, а людей, стающих на их защиту, бьют и калечат, такие заявления, как представляется, звучат несколько цинично. Впрочем, не более цинично, чем одна из новых украинских «заповедей» в блоге на «ТСН» самого о. Георгия: «Украинцы не убивают друг друга, конфликты решают в диалоге».

Увлечённость национальной темой приводит его к тому, что верующие вполне могут воспринять некоторые выражения о. Георгия, как скрытую пропаганду раскола:

«Невоцерковлённые люди в Украине совершенно спокойно ходят и туда, и туда, и туда (и в УПЦ и в УПЦ КП – прим. автора), крестят детей в одном месте, венчаются в другом. Это де-факто происходит. Следовательно, Церковь, может быть, поучилась бы у людей в чём-то».

Ведь из этих слов напрашивается вполне очевидный вывод о том, что священник не видит разницы между благодатной Церковью, являющейся частью Вселенского Православия, и раскольничьими формированиями, которые Церковью никто в православном мире не признает. А это уже очень серьёзный сигнал.

Формат и объём данной публикации не позволяет привести все примеры особенностей риторики о. Георгия за последние два года. Да и едва ли это необходимо. Желающие без труда могут найти таковые на его странице фейсбук и в украинских СМИ.

В то же время, предложенные факты, ни в коей мере, не призваны обидеть о. Георгия, его единомышленников и паству. Без сомнения, этот священник является яркой и неординарной личностью, что и доказал своим долгим служением на посту председателя Синодального информационно-просветительского отдела УПЦ и пресс-секретаря Предстоятеля УПЦ.

Мы же хотим лишь ещё раз напомнить его слова «домайданного периода»:

«Каждый должен делать своё дело. Дело Церкви – молиться и проповедовать вечные истины. Заповеди не изменяются в зависимости от политической ситуации… На самом деле, нужно заниматься спасением души».

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Вадим Кондаков
Не клеветал ли на ближняго твоего? Не осуждал ли часто других, злословил, поносил их, за действительные ли их грехи и пороки или только за кажущиеся?
Не любишь ли слушать о ком-либо дурную молву, а потом охотно разносишь ее, увлекаясь всякими сплетнями, пересудами, празднословием?
Не прибегаешь ли иногда ко лжи, неправде? Стараешься ли быть всегда правдивГрехи по девятой заповеди.