Святая Русь vs «просвещенная» Европа

Святая Русь vs «просвещенная» Европа

15/08/2017 1027
Мог ли Святой Владимир выбрать западноевропейский путь развития, и был ли вообще такой выбор, если во время Крещения Руси еще не было разделения Церкви на Православную и католическую? Был ли роковой ошибкой Владимира выбор Византийского Православия? Эти и другие вопросы получил СПЖ от читателей после выхода статьи о цивилизационном выборе Руси в 988 году «Неевропейский выбор святого князя Владимира».

Может, прими князь Крещение от Римского престола, жили бы мы сейчас, как в «просвещенной» Европе: была бы у нас средняя зарплата в €3 000 евро, ездили бы мы на BMW и Mercedes и т.д.?

Ответ, как и оценка любого явления, зависит от критериев. По какому критерию мы определяем результат. Какую конечную цель ставит перед собой та или иная цивилизация, и, соответственно, куда направлены ее основные усилия.

Самую верную оценку западной и православной цивилизаций дал не ученый, не политик и даже не богослов. Ее дал простой необразованный монах – преподобный Силуан Афонский.

Русь1.jpg

Вот отрывок из книги архимандрита Софрония (Сахарова) «Старец Силуан»:

«Вскоре после первой мировой войны 14-18 годов в Монастыре начали организовывать эксплуатацию монастырского леса; купили тогда паровую машину для лесопильни. Эконом, отец Ф., способный, естественно одаренный русский человек, после установки машины и пуска ее в ход, довольный ее работою, стал восхвалять немецкий гений (машина была немецкой фабрикации); превознося немцев, он поносил русское невежество и неспособность. Отец Силуан, который в свободное время от своей работы в магазине ходил на лесопильню «помогать», молча слушал о. Ф., лишь к вечеру, когда рабочие-монахи сели за стол ужинать, он спросил о. Ф.:

– Как ты думаешь, о. Ф., почему же так немцы лучше русских умеют строить машины и другие вещи?

В ответ о. Ф. снова стал восхвалять немцев, как народ более способный, более умный, более даровитый, в то время, как «мы, русские, никуда не годимся».

Отец Силуан на это ответил:

– А я думаю, что тут совсем другая причина, а не то что неспособность русских. Потому, я думаю, это, что русские люди первую мысль, первую силу отдают Богу и мало думают о земном; а если бы русский народ, подобно другим народам, обернулся бы всем лицом к земле и стал бы только этим и заниматься, то он скоро обогнал бы их, потому что это менее трудно.

Некоторые из присутствовавших монахов, зная, что в мире нет ничего труднее молитвы, согласились с отцом Силуаном».

Здесь надо сделать небольшое отступление и прояснить сам термин «русские». Вопреки господствующему сегодня русофобскому мнению, смеем утверждать, что современный народ государства Украина имеет основание называть себя русским (руським) не менее, если не более, чем современный народ государства Российская Федерация. И, соответственно, мы, народ Украины, являемся наследниками и Руси, и цивилизационного выбора князя Владимира. Это безотносительно современных идей «русского мира» или независимой Украины. Чтобы не быть голословными, приведем лишь один документ, зело любимый сторонниками идеи украинской идентичности. Это «Конституция Филиппа Орлика» 1710 года.

Русь2.jpg

В его оригинале на «староукраинской мове» слова «Украина» и «Малороссия» и производные от них встречаются поровну, по восемь раз. Но слово «Украина» употребляется исключительно (!) в географическом значении, то есть как обозначение местности, а слово «Малороссия»: три раза в географическом и пять раз в этническом («народ малороссийский»). И здесь нет симпатий или антипатий к России. Филипп Орлик тоже не любил Московию, но свою страну считал русской. В тексте его «Конституции» есть, к примеру, такая фраза: «наиболее светлому королю, его милости, шведскому освободить Отчизну нашу Малую Россию от невольничьего московского ярма».

Но вернемся к вопросу о цивилизационном различии.

Преподобный Силуан простыми словами высказал мысль о том, что наша православная цивилизация устремлена к Богу, западная же – к материальному благополучию.

И каждая цивилизация по-своему успешна в достижении своих целей. Развитие науки и техники, медицины, социальной сферы и т.д. стоит в Европе на очень высоком уровне. С этим не поспоришь. Сложнее с тем, как определить результат устремленности к Богу православной цивилизации. Тут нельзя признать отвечающими на этот вопрос такие показатели, как количество храмов или многочисленность Крестных ходов. Но все же с уверенностью можно утверждать, что наша цивилизация доказала свою устремленность к Богу. И доказала это кровью новомучеников XX века, от безбожных властей пострадавших.

Русь3.jpg

Люди массово шли на мучения и смерть, но не отрекались от своей веры. За 70 лет почти постоянных притеснений миллионы православных верующих в СССР подверглись разнообразным гонениям и дискриминации – от издевательств и увольнений с работы до расстрелов. В истории Вселенской Церкви никогда не было таких масштабных и всеохватывающих, долгих и непрерывных гонений. Даже в первые века существования христианства гонения носили локальный характер и длились не более нескольких лет. Самое страшное гонение Диоклетиана и его преемников, начавшееся в 303 г., продолжалось всего восемь лет. Вот это массовое исповедничество и жертвенное стояние в вере и есть наше свидетельство о плодах православной цивилизации.

Итак, первое и главное отличие цивилизаций: православной – устремленность к Небесному, западной – к земному. Каждая на своем пути достигла успеха.

Соответственно, православную и западную цивилизации характеризуют теоцентризм и антропоцентризм. В центре западного мировоззрения находится человек, в центре православной – Бог. Особенно ярко это проявляется в вопросе о главенстве в Церкви. Главою Вселенской Православной Церкви является Бог, главою Римской – папа. Его официальный статус викария (наместника) Христа на земле сути дела не меняет. Православие прекрасно обходится без этого видимого викариатства. Также существуют и православные монастыри, в которых нет настоятеля: Пресвятая Богородица сама непосредственно управляет монастырем. Для западного сознания это совершенно непонятно.

Из западного антропоцентризма проистекает утверждение достоинства и уважения к человеческой личности. Никто не может поспорить с тем, что на Западе значительно выше ценят человеческую жизнь, права человека, чем у нас. Часто наши люди, которые побывали в странах Западной Европы, свои рассказы начинают с восторженного: «Слушай! У них там все для людей! Представляешь!»

Это различие проявляется также в том, что на Западе человек является мерилом всего сущего. Все философские, политические, общественные и психологические теории при всей их разнообразности исходят из изначальной предпосылки, что все обусловлено свойствами, потребностями и устремлениями человека. Православию же свойственно искать волю, промысел Божий, Его водительство и пытаться действовать в согласии с этим Промыслом. При этом на самого человека обращается значительно меньше внимания. Часто православный человек на недоуменные вопросы, которые ставит ему жизнь, сам себе отвечает: «Такова воля Божия», и на этом успокаивается. Западный человек пытается все осмыслить и понять в категориях причинно-следственных связей: «что вызвало то или иное развитие событий».

Из этого выходит следующее различие: рационализм – иррационализм. Западные люди пытаются все постичь разумом, систематизировать, разложить по полочкам, логически доказать. Православным намного более важнее почувствовать, постичь духом, усвоить себе, поверить. Не зря же атеизм и вольнодумство зародилось в Европе. Там же возникли и попытки доказать, что Бог есть, или же, что Его нет. В православном сознании такой проблемы каких-то рационалистических доказательств бытия Божия не возникает вообще. Мы просто верим.

Католические богословы, используя методы схоластики, разработали в Средние века многие тома догматических утверждений. В Православии до сих пор нет определенного и утвержденного авторитетом Вселенской Церкви корпуса Символических книг. Наши православные догматы «разбросаны» по решениям разных Соборов, Вселенских или Поместных, и систематизированы лишь в учебниках догматического богословия с образовательной целью. Нам не так важно сформулировать, систематизировать и детализировать догматы. Нам много важнее усвоить их себе, жить по ним, сообразовывать с ними свою повседневную деятельность.

Очень ярко весь этот иррационализм нашего сознания выражает знаменитая фраза: «Умом Россию не понять». Это накладывает свой отпечаток буквально на все. Очень многие поступки наших святых, наших правителей, наших общественных деятелей и простых людей нельзя объяснить рационально. Например, русское слово «авось». Точно по смыслу оно не переводится ни на один европейский язык, хотя нам оно абсолютно понятно, и им мы часто оправдываем свои действия.

Еще одно отличие – это индивидуализм и установка на автономию личности в западной цивилизации и коллективизм в православной. Для нас совершенно естественным является принятие того, что интересы коллектива, общества, государства стоят выше интересов отдельной личности. Для западной – наоборот, человеческая личность, ее свобода и независимость являются незыблемой основой общественного и государственного строя.

Из этого происходит еще одно отличие: уважение к частной собственности на Западе и, соответственно, намного меньшее уважение к ней у нас. На Западе частная собственность священна и неприкосновенна. Ее нельзя против воли собственника отобрать, испортить и т.д. Вот интересные фотографии, иллюстрирующие такое отношение.

Русь4.jpgРусь5.jpg

Собственник отказался продавать дом и участок земли для строительства дороги, и ни правительство, ни дорожно-строительная компания ничего не смогли с этим поделать. У нас такое просто немыслимо. У нас вопрос решился бы очень быстро – если не с помощью денег, то с помощью бейсбольной биты. И принятие того, что чужое добро можно безнаказанно отобрать, зиждется не только на неуважении к частной собственности. Глубинной причиной такого отношения является понимание того, что человеку не принадлежит ничего в этом мире. Единственный собственник – это Бог. Человек же только временно пользуется тем, что, как он думает, ему принадлежит. Поэтому наши люди намного легче и расстаются со своим имуществом, и отбирают чужое. Про рейдерство в нашей стране можно не говорить, всем все известно.

Следующее отличие: православная цивилизация – интровертна, направлена внутрь, западная – экстравертна, направлена вовне.

Идеал православной духовности – это очищение души от страстей и высокие молитвенные состояния. Это предпочитается всему остальному. Преподобный Исаак Сирин очень ярко выразил это в своих «Словах подвижнических»:

«Творящих знамения, чудеса и силы в мире – не приравнивай к безмолвствующим с ведением. Бездейственность безмолвия возлюби паче, нежели насыщение алчущих в мире и обращение многих народов к поклонению Богу. Лучше тебе самого себя разрешить от уз греха, нежели рабов освобождать от рабства».

Русь6.jpg

Даже такие святые отцы, как Иоанн Златоуст и Василий Великий, деятельность которых некоторые называют социально ориентированной, большинство своих наставлений посвятили вопросам внутреннего перерождения души человеческой. И сама их жизнь была в основном внутренним деланием, а не социальным служением.

Западный же идеал святости – это именно социальное служение, помощь бедным, несчастным, проповедь, обращение в свою веру языческих народов и т.д. Показателен в этом плане выбор самого популярного католического святого, Франциска Ассизского. В его жизнеописании говорится, что его долго мучил вопрос, что угоднее Богу – молитва или проповедь. Франциск выбрал проповедь, деятельность экстравертивного характера (направленную вовне), и этот выбор оказался характерной чертой всей западной цивилизации. А дальше он вылился во всевозможные католические ордена, ставившие своей целью социальное служение или приобретение знаний. Еще дальше – в политические и военные организации, крестовые походы, инквизицию и т.д.

Русь7.jpg

Еще одна характерная черта западной цивилизации – это юридизм. Стремление законодательно урегулировать все стороны и аспекты человеческой жизни. На юридические рельсы переводятся все сферы: общественная, государственная, личная, семейная и даже религиозная. Все строится по схеме: права-обязанности, договор-выполнение, преступление-наказание. Все меряется мерками права. Из этого происходит католическое учение о спасении и о взаимоотношении человека с Богом. Бог, согласно этому учению, оскорбленный грехом человека, гневается на него и потому посылает наказания. Чтобы избежать этого, нужно принести Богу «удовлетворение» (satisfactio). Соответственно, западный человек в своей религиозной деятельности стремится избежать Бога-Судии. Этот юридизм в западном религиозном сознании породил догматы о чистилище, сверхдолжных заслугах святых и совершенно чудовищное учение об индульгенциях и праве папы продавать их всем желающим.

Православный человек стремится вернуться к Богу-Отцу. Религиозные усилия направлены не на то, чтобы принести Богу какую-то сатисфакцию, а на то, чтобы переродить себя, уничтожить с помощью Божией грех в самом себе. Стать новым человеком во Христе, а не просто избежать наказания, оставшись в своем ветхом греховном состоянии.

В нерелигиозной сфере этот юридизм проявляется в значительно более высоком уровне законности на Западе. У нас же намного более значительную роль, чем закон, играет личностный фактор. Важно, кто кому является кумом, сватом, братом и т.д. Есть такая шутка у наших адвокатов: «Лучше знать судью, чем знать закон». Абсолютный нонсенс для западного правосознания.

Ярким примером этого западного юридизма, который лезет урегулировать даже те сферы человеческого бытия, которые не подлежат правовой регламентации, является брачный контракт.

Ошибочно думать, что условия брачного контракта регулируют лишь имущественные отношения супругов при разводе. Нет, этот документ регламентирует и межличностные отношения в браке, поведение мужа и жены и даже интимные отношения. В 2012 году газета New York Post опубликовала статью «New York’s craziest prenups», в которой известный американский адвокат по семейному праву Нэнси Чемтоб рассказала об этой стороне брачного контракта. Будущие супруги юридически закрепляют: сумму компенсации за набор лишнего веса, регулярность занятий сексом, запрет супруге стричь волосы, играть дома на пианино в присутствии другого супруга, обязанность делать аборт в случае незапланированной беременности, как часто и кто из супругов должен выносить мусор, мыть посуду и пылесосить, ходить за покупками и многое другое. Все сводится к правам и обязанностям.

В православной цивилизации брак – это традиционный союз мужчины и женщины, который описывается библейскими словами: «оставит человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут одна плоть» (Быт 2:24). Права и обязанности между двумя частями одной плоти, а тем более закрепленные в юридическом документе – это нонсенс.

Следующее различие между западной и православной цивилизациями – это, как ни странно прозвучит, жестокость Запада. Да, несмотря на уважение к отдельной человеческой личности, когда речь заходит не о человеке, а о людях, западное мировоззрение меняется на прямо противоположное. Те же США могут спасать «рядового Райана», а потом снимать об этом фильм в Голливуде и сбрасывать атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки. К сожалению, западная пропаганда, подхваченная многими нашими историками и публицистами, сформировала устойчивый миф о жестокости именно нашей цивилизации, когда на самом деле ужасы, которые творились на Западе, в десятки раз превосходили то, что было у нас.

Когда речь заходит о наших тиранах, в уме всегда всплывают образы Сталина и Иоанна Грозного. Не спорим, люди были жестокие, для достижения своих целей с жертвами не считались. Но…

Совокупное количество жертв Иоанна Грозного за 50 (!) лет его правления историками оценивается примерно в 4 000-5 000 (!) человек. Причем большинство из них известны поименно, ибо «кровожадный» царь почти всех их записывал в личный синодик и молился за упокоение их душ.

Что же творилось в том же XVI веке на «человеколюбивом» Западе? Варфоломеевская ночь 24 августа 1572 года – массовая резня гугенотов католиками (!) во Франции, количество жертв – 30 000 человек.

Русь8.jpg

Только за шесть лет наместничества в Нидерландах (1567-1573 гг.) испанского военачальника герцога Альба (Альба, Фернандо Альварес де Толедо) было уничтожено около 100 000 человек.

И это можно назвать еще гуманным, потому что 16 февраля 1568 года испанская инквизиция вынесла смертный приговор всем (!) жителям Нидерландов.

При подавлении Крестьянской войны в Германии в 1525 году было убито тоже около 100 000 человек.

При Генрихе VIII Тюдоре, правившем в Англии с 1509 по 1547 годы, при котором произошло отделение Англиканской Церкви, число казненных достигло 72 000 человек.

Этот список можно долго продолжать. Напомним, число жертв Иоанна Грозного – 4 000-5 000 человек.

Перейдем к Сталину. Оценки жертв сталинских репрессий разнятся между собой многократно. Это уже у какого историка насколько хватит фантазии. Но в 1954 году Н.С. Хрущев в ходе кампании по развенчанию культа личности Сталина запросил данные о жертвах репрессий. В ответ министерства юстиции и внутренних дел предоставили вот такой документ:

Русь9.jpg

То есть за все годы правления Сталина было расстреляно около 643 000 человек. Да, цифра ужасная, но в это же время жертвами фашизма в Европе стали более 70 000 000 человек. Это общая цифра потерь во Второй мировой войне, и ее, конечно, не совсем корректно приводить. Более правильным будет указать количество убитых и замученных в фашистских концентрационных лагерях – 11 000 000 человек. Только в одном Освенциме, по словам его коменданта Рудольфа Гесса, сказанным на Нюрнбергском трибунале, было уничтожено примерно 2 500 000 человек.

Можно также вспомнить «миролюбивых» американцев и англичан. Жертвами атомных бомбардировок Хиросимы и Нагасаки стали до 240 000 человек. Не военных, а мирных горожан! А 13-15 февраля 1945 года союзники разбомбили Дрезден, жертвами стали 25 000 человек. Была разрушена половина всех городских зданий. Причем ни то, ни другое преступление не было оправдано никакой военной необходимостью. И за них никто не понес ответственности.

Не поймите превратно, здесь не идет речь о том, чтобы обелить или оправдать наших тиранов. Мы помним и чтим память и святителя Филиппа, обличавшего Иоанна Грозного и зверски убитого его опричником, и память десятков тысяч священнослужителей, уничтоженных во время советских репрессий, и память всех других жертв. Но западная цивилизация уничтожила неизмеримо больше людей. Жестокости, творившиеся в Европе, превосходят наши многократно.

Об этом говорить «неполиткорректно». Хорошо оплаченными трудами историков, политологов и публицистов Европа сейчас представляется нам образцом гуманизма и милосердия. Но все-таки сказать надо – это не так! Факты – вещь упрямая. Все самые разрушительные идеологии в человеческой истории были сформулированы именно европейскими мыслителями и философами. Воплощение в жизнь этих идеологий повлекло жертвы, исчисляющиеся сотнями миллионов людей. Фашизм, национал-социализм, шовинизм, расизм, коммунизм – это все порождения западной цивилизации. На этом фоне даже радикальный исламизм выглядит вполне себе безобидно. Кстати, по историческим свидетельствам, захват Константинополя в 1204 крестоносцами по своей кровавости, жестокости и числу жертв намного превосходит аналогичный захват Византийской столицы в 1453 году турками-османами.

Причем, если разобраться, очень многие наши беды происходят именно из-за того, что мы пытаемся искусственно заимствовать чужой цивилизационный код. Возьмем, к примеру Петра I, перестроившего и государство, и, что ужаснее всего, Церковь по западному протестантскому образцу. В результате, как пишет историк протоиерей Владислав Цыпин, «Властной рукой Петра Православная Церковь была отодвинута от главного русла национальной жизни».

Именно при прозападном Петре I, благодаря его реформам, произошел раскол нации на высшее общество и народ. Именно при прозападном «просвещенном» Петре крепостное право в России приобрело принципиально иной характер, чем тот, который оно имело при своем возникновении. Крепостные лишились всяких гражданских и человеческих прав и оказались в личном рабстве у своих помещиков. Народ был низведен до состояния бесправного быдла. А правящие классы, утратив православные религиозные и нравственные ориентиры, полностью духовно деградировали. Отказавшись от своего цивилизационного выбора – Православия, эти правящие классы стало заносить то в вольтерьянство и вольнодумство при Екатерине II, то в мистицизм и масонство при Александре I. А далее мы позаимствовали из «просвещенной» Европы нигилизм, атеизм, марксизм, и привело это все к катастрофе 1917 года.

Да, допетровская Русь тоже не была раем на земле, но мы развивались в лоне своего естественного цивилизационного выбора, и на этом пути мы достигли того, что приехавший на Русь в XVI веке один из самых видных интеллектуалов того времени, афонский монах преподобный Максим Грек назвал нашу страну Святой Русью. Даже православную Византию никто не называл святой. А Русь назвали!

Русь10.jpg

Михаил Нестеров «Святая Русь», 1901-1906 гг.


Опять-таки, все вышесказанное – это не попытка очернить Запад и рассказать, какие мы хорошие. Мы – другие! У нас иной цивилизационный код, у нас другой менталитет, другие фундаментальные ценности и понятия, другие цели. Мы не можем этого изменить. Все попытки бездумно заимствовать чужое ни к чему хорошему никогда не приводили. Мы должны научится жить своим, исконным. Мы должны ценить тот выбор, который был сделан святым равноапостольным князем Владимиром.

И дело не в том, что Русь сейчас называется Украиной. Дело в том, чтобы она продолжала быть Святой!

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Баба Гапка
Что до науки то на западе наука будет загибаться, это уже понятно. Ну хотя будут высасывать мозги из других стран, как уже давно делают. Этот процесс станет интенсивнее. Но ученые-наемники будут менее эффективны чем свои, иначе не бывает просто. В принципе запад и раньше не так уж опережал нас в науке, да и в космос мы первые слетали и много чего еще. Сейчас, похоже, движется все к тому что православная цивилизация в вопросе науки запад обгонит...
Баба Гапка
ну так то получается что запад похож на Марфу что заботилась и суетилась о многом а восток на Марию что избрала благую часть..
Но баланс между созерцательной и деятельной жизнью нужен как ни крути.. у меня моск ломается об этот вопрос.. квадратный моск уже..
Баба Гапка
Но что в европке интересно так это то что настоящие патриоты своих европейских стран (настоящие, а не дибильные ультра-правые) очень любят Россию. Вот чем больше любят свою страну тем у них и к Руси отношение лучше.. настоящие фаны Руси. При этом не обрусевающие.. наоборот от них своей самобытностью (французскостью, англичанскостью, итальянскостью и тд) так и веет, при чем не накрученной, не имиджевой, не имеющей ничего общего с шароварщиной, а такой которая льется из всех пор сама собой потому что присутствует внутри. Такие люди очень очень любят Русь, побольше чем многие русские. Ну таких людей там конечно мало, их горстка. Но наблюдала я это явление не раз...
Дед Акакий
В статье есть довольно спорные тезисы.Например то что западный человек рациональнее православного.Обращенность исключительно к земному это не очень рационально.Или вообще не рационально.
Ну а тезис о том что для православного важнее внутреннее делание,а для католика социальное служение верен,но не совсем.
Православные старцы принимают кучу народа,тысячи,это не социальное служение?У православных на первом месте душа,это так,но приближаясь к Богу человек не может замкнутся в себе,наоборот,он открывается людям,из любви к ним.