Покаяться нельзя креститься: почему «крещение» в Киевском патриархате ...

Покаяться нельзя креститься: почему «крещение» в Киевском патриархате недействительно?

16/12/2016 2935

«Великая вещь предлежащее крещение. Оно есть пленных искупление, грехов отпущение, смерть греха, возрождение души, одежда светлая, святая, нерушимая печать, колесница на небо, утешение райское; царствия ходатайство, дар усыновления»

Свт. Кирилл архиеп. Иерусалимский


Все мы прекрасно знаем, что так называемые «таинства» раскольнического Киевского Патриархата не признаются ни одной Поместной Православной Церковью. И если с Евхаристией и священством все более-менее понятно, то в случае с Крещением среди недостаточно богословски подготовленных в вопросах таинств людей можно встретить недоумения и возражения.

Главным образом это связано с самой спецификой Таинства Крещения, которая в привязке к «крещению» КП состоит в одном единственном тезисе: «Если крестить может даже мирянин, то почему Таинство не признается, будучи совершенным человеком, пусть и «недействительным», но все же сохраняющим форму таинства, молитвы и последования, и верящим в Святую Троицу?». Для того чтобы разобраться в этом, нам необходимо уяснить для себя ряд вещей: 1) что такое «анафема»? 2) может ли на самом деле крестить мирянин? и 3) кто является совершителем Таинств?

Начнем с анафемы. Дело в том, что возможность и действительность «таинств» в КП упирается среди апологетов раскола в первый канон свт. Василия Великого. К примеру, возьмем такой «апологетический» тезис: «согласно Первому Правилу Василия Великого, УПЦ КП классифицируется как «самочинное сборище», а не раскол, и таинства согласно этому правилу признаются благодатными, повторное крещение над таковыми является кощунством и хулой против Духа Святого».

Давайте взглянем на текст этого канона: «Если кто, быв обличен во грехе, удален от священнослужения, не покорился правилам, а сам удержал за собою предстояние и священнослужение, и с ним отступили некоторые другие, оставив Кафолическую Церковь, – это есть самочинное сборище», «самочинными сборищами [называются] собрания, составляемые непокорными пресвитерами или епископами и ненаученным народом».

Но неужели в том же каноне свт. Василий Великий ничего не говорит о раскольниках? Как раз наоборот: «раскольниками [называются] разделившихся в мнениях о некоторых предметах церковных и о вопросах, допускающих уврачевание», «о покаянии мыслить иначе, нежели как сущие в Церкви – есть раскол» – разве это не напоминает в общих чертах историю филаретовского раскола?

Но даже если и назвать филаретовцев «самочинным сборищем», с точки зрения Первого Правила Василия Великого легче им все равно не станет: «Находящихся в самочинных сборищах – исправлять приличным покаянием и обращением, и вновь присоединять к Церкви (т.е. вновь крестить)».

Кроме указанной классификации, положение КП усугубляет и анафема, которой предан теперешний «Патриарх» КП Филарет и который, в свою очередь, успешно совершает как епископские, так и священнические «хиротонии». К сожалению, далеко не все могут правильным образом объяснить значение этого церковного термина. Ведь анафема – это не просто запрещение, и не проклятие, анафема – это извержение из ограды Церковной. Анафема – это когда человек больше не является членом мистического Богочеловеческого Тела Церкви. Как может, по сути, язычник, лишь номинально носящий имя христианина, совершать Таинства Церкви, к которой он больше не принадлежит, и приносить Бескровную Жертву? «Совершенное отлучение, или изгнание из самого общества Христиан с лишением всякого, не только духовного, но и внешнего с ними общения: анафема», – читаем мы в толкованиях на правила Церкви епископа Никодима Милаша.

Вы можете возразить, сказав, что императора Константина (канонизированного Православной Церковью) крестил арианин Евсевий Никомидийский, и выдать это за исторический факт. Однако… на самом деле Евсевий никогда не совершал над Константином таинства Крещения. Ни Ермий Созомен, ни Сократ Схоластик, ни блаженный Феодорит Кирский не сообщают имени священнослужителя, крестившего императора, а Руфин Аквилейский даже не упоминает об этом сюжете с Крещением вообще. Вместо этого Феодорит Кирский, Иероним Стридонский и прп. Феофан Сигрианский Исповедник сообщают нам имя Сильвестра I папы Римского (сер. III в. – 335 г. н.э.) как человека, на самом деле крестившего императора. Таким образом, среди целого ряда историков Церкви сообщение о Крещении Константина арианином воспринимается не более, чем арианская выдумка.

Теперь поговорим о такой тайносовершительной особенности Таинства, как Крещение мирянами. Если Крещение точно такое же Таинство, как и Евхаристия и Священство, то почему его может совершать мирянин? Даже протестанты со своей особенной сакраментологией, наряду с Евхаристией, не подвергают Крещение сомнению как Таинство. Тем более, оно было установлено Самим Господом нашим Иисусом Христом. Почему тогда миряне, которые не имеют посвящения и апостольской преемственности, могут совершать Таинство такого порядка?

Во-первых, необходимо отметить, что снисхождение подобного рода применяется в случае смертельной опасности, когда поблизости нет священнослужителя. Впервые о возможности для мирян совершать Крещение говорит Тертуллиан (165-240), причем его сообщение носит характер скорее теоретический, нежели практический: «Право исполнения его [то есть Крещения] принадлежит, прежде всего, первосвященнику, то есть епископу. Совершать его могут также священники и диаконы, но не без дозволения епископа, дабы сохранить уважение к Церкви в ее начальнике и соблюсти мир чрез сию подчиненность. Впрочем, даже и мирянам в крайнем случае дозволено крестить. Таким образом, когда нет ни епископа, ни священника, ни диакона, то никто не должен отрекаться от сообщения дара Господня».

Однако Крещение, совершенное мирянином, все равно считается неполноценным. Об этом также говорит Тертуллиан. Первое каноническое постановление о допущении мирян к совершению крещения содержится в постановлении Эльвирского собора (305). Его 38-ое правило указывает, что оглашенный в случае болезни, находясь в пути или вдали от церкви, может быть крещен мирянином, который получил правильное Крещение и не является второбрачным (lavacrum suum integrum habet nec sit bigamus). Если крещаемый выживал, то священнослужитель обязан был дополнить Таинство, а также совершить над ним Таинство Миропомазания, без которого человек не может считаться членом Церкви и принимать участие в Таинствах.

То есть, человек, которого крестил мирянин и который вскоре после этого скончался, считается крещенным, но если он выжил, то Таинство Крещения, которое было над ним совершенно, считается неполным. Сама по себе подобная практика вызывает ряд недоумений: за скончавшегося, но крещенного мирянином разрешается молиться в Церкви и поминать за Литургией. Однако, мало того, что Крещение мирянином выжившего человека считается неполноценным, – любой человек, не принявший Таинство Миропомазания, а только крещенный, не является полноценным членом Церкви.

На Востоке практика Крещения мирянами была крайне мало распространена. Такой Отец Церкви, как Василий Великий относился к подобной практике негативно. Подобную практику он считал равнозначной «крещению» еретиков – и в том, и в другом случае человек не имеет права совершать Церковное Таинство. Свт. Григорий Богослов, перечисляя совершителей Таинства Крещения (епископ и пресвитер), ни разу не говорит о мирянах. То же самое мы встречаем и в Апостольских правилах: «Мирянам мы не позволяем совершать какое-либо из дел священнических, каковы: … крещение, или рукоположение... Ибо никто сам собою не приемлет сей чести, не призываемый Богом, потому что достоинство это дается через возложение рук епископа, а не получивший его, но восхитивший его сам по себе, потерпит наказание Озии».

Самый известный канонист Православной Церкви Феодор Вальсамон также выступал против совершения Таинства Крещения мирянами: «Без всякого сомнения мы должны крестить и того, кто крещен человеком, не получившим власти крестить и через Крещение отпускать грехи [ибо Крещение, говорит, очищает от грехов], дабы такое сомнение не лишало его очищения, получаемого от святого Крещения. А если кто говорит, что это Крещение должно считаться истинным по причине совершенного мирянином чтения святых молитв…, с ними не должно иметь общения».

В ответ на ряд чудес, связанных с Крещением (Крещение песком, Крещение «в шутку» св. Порфирия), Феодор Вальсамон говорит глубокую по своему смыслу и как никогда актуальную для украинских раскольников фразу: «Что не по правилу, то в пример не приводится». И это при всем том, что с большим неодобрением Святые Отцы и учителя Церкви относятся именно к Крещению, которое совершено православными, правильно крещенными каноническим епископом или пресвитером мирянами. Что тогда можно говорить о мирянах в рясе, клобуках и панагиях, которые не просто не с Церковью, они изгнаны из нее – о Киевском Патриархате?

Апологеты раскольнической «сакраментологии», апеллируя к практике Крещения мирянами, допускают серьезную ошибку, поскольку выстраивают свою аргументацию не «сверху вниз», а «снизу вверх». Единственным полноправным совершителем Таинств является епископ. Ни другой епископ, ни пресвитер, ни мирянин не может лишить его этой прерогативы. Разве только Церковный Собор или Церковный Суд.

Пресвитеры – это рукоположенные клирики, которые, по сути, являются совершителями Таинств «по доверенности». Именно поэтому священник не может служить без Антиминса, ведь на нем находится подпись архиерея – благословение на служение. Все в Церкви начинается с епископа. Более того, «Где нет епископа, там нет Церкви», – говорит свщмч. Игнатий Богоносец, а если упомянуть здесь слова Киприана Карфагенского: «Кому Церковь не Мать, тому Бог не Отец», нам становится как никогда ясной церковная и сакраментальная иерархия раскольников. Если в КП нет апостольского преемства, а её «архиереи» – это всего лишь видимость, то что можно говорить о «таинствах», совершенных в этой структуре не только «епископами», но и «священниками»? Хуже только крещение мирянином, крещенным в КП, другого мирянина. Если в КП нет епископов, то разве она – Церковь? Членами чего становятся в таком случае люди, которые принимают Крещение в КП? Как им могут дать то, чего собственно нет у «дающих»?

Парадоксальным образом сложилось так, что «священнослужители» Киевского Патриархата в плане совершения таинств не доходят по своему уровню до мирян канонической Церкви, а каноническое право и святоотеческое наследие этому яркое подтверждение.

Подобно некогда падшему праотцу Адаму, который передал своим потомкам повреждение природы, называемое «первородным грехом», раскольник Филарет делает всех своих последователей причастниками своей анафемы. Так что, крещение раскольников не только не омывает грех Адамов, но и делает людей буквально «анафемой»: анафемой от Христа и от Церкви.

Дай Бог, чтобы люди осознавали всю пагубность подобной ловушки, облеченной во внешнее лже-церковное благолепие, и не относились наивно и легкомысленно к своему спасению, а следующие слова замечательные апостола Петра «Покайтесь, и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов; и получите дар Святаго Духа» (Деян. 2: 38) в который раз станут красноречивым напутствием «священнослужителям» раскольнического Киевского Патриархата.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: