Праздник духовной победы - победы над собой!

Праздник духовной победы - победы над собой!

13/01/2016 675

«По прошествии восьми дней, когда надлежало

 обрезать Младенца, дали Ему имя Иисус,

 нареченное Ангелом прежде зачатия Его во

 чреве»

(Лк. 2:21).


14 января весь православный мир празднует событие, произошедшее более двух тысячелетий назад – Обрезание Господне. У многих людей вызывает недоумение то, почему этот день является праздником. Поскольку в церковном календаре случайностей нет, то давайте вместе разберемся. Что значит для нас это непонятное событие из жизни новорожденного Господа Иисуса Христа? Что значит эта загадочная страница Евангелия?

Обрезание было дано Аврааму еще до закона Моисеева, после благословений, после обетования; дано как знак, отличающий Авраама, его детей и домочадцев от народов, с которыми и в которых он обращался. По объяснению преподобного Иоанна Дамаскина, когда израильский народ один, сам по себе, сорок лет провел в пустыне, не смешиваясь с другими народами, тогда все, родившиеся в пустыне, не были обрезаны. Когда же Иисус Навин перевел их через Иордан, то они были обрезаны и явился второй закон обрезания.

Ибо закон обрезания дан при Аврааме; потом он не действовал в пустыне в течение сорока лет. И снова во второй раз Бог дал закон обрезания Иисусу, после перехода через Иордан, как написано в книге Иисуса Навина: «В то время сказал Господь Иисусу: сделай себе острые ножи и обрежь сынов Израилевых во второй раз» (Нав. 5:2).

Святитель Андрей Критский объясняет, почему обрезание Господа было совершено в восьмой день. Восьмой день указывает на полноту прошлой недели и начало будущей. Поэтому первая неделя указывает на полноту жизни новорожденнoго ребенка, восьмой же день – на совершенство этой жизни. Поэтому в этот день ребенку дается имя, посредством которого он присоединяется к сонму совершенных. В свою очередь, вместе с первым наименованием младенца в восьмой день совершалось и обрезание.

Святые отцы также отмечают, что ветхозаветное обрезание было прообразом новозаветного Крещения. «Ибо как обрезание отсекает не полезный член тела, но бесполезный излишек, так и через святое крещение у нас отсекается грех; грех же, как очевидно, есть излишек желания, а не полезное желание. Невозможно, чтобы кто-нибудь совсем не имел желания, или совершенно незнаком был с удовольствием. Но бесполезность в удовольствии, т.е. бесполезное желание и удовольствие, есть грех, который отсекает святое крещение, дающее нам в качестве знака честный крест на челе, отличающий нас не от народов, ибо все народы приняли крещение и запечатлены знаком креста, но в каждом народе отделяющий верного от неверного. Отсюда, когда явилась истина, бесполезен образ и тень. Поэтому обрезываться ныне излишне и противно святому крещению. Ибо обрезывающийся «должен исполнить весь закон» (Гал. 5:3)» (прп. Иоанн Дамаскин).

В первом веке многие верующие из иудеев требовали, чтобы принявшие веру из язычников обязательно обрезывались и исполняли все прочие обрядовые нормы Ветхого Завета. Однако с ними не согласились апостолы и прочие ученики, хотя и сами были от обрезания. На апостольском соборе в Иерусалиме было постановлено не обременять язычников обрезанием и другими иудейскими обычаями. Это решение было принято по изволению не только апостольскому, но и Самого Святого Духа. Благодаря ему верующие не только были избавлены от «бремен неудобоносимых», что чрезвычайно бы затруднило проповедь христианства во всем мире, но, что еще важнее, Церковь избавлялась от искушения национализма или этнофилетизма. Христос звал на пир жизни вечной каждого человека. Ведь, в Церкви «нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Кол. 3:11).

Для христиан нет никакой необходимости в телесном обрезании. Ведь, «наша брань не против плоти и крови», но против греха, который единственный отделяет нас от Бога и ввергает в вечную погибель. В новозаветную эру прообраз был заменен на образ: плотское обрезание – на обрезание духовное. Грех коренится в сердце человека. Очиститься от него можно только верой во Христа и покаянием, а не какими-то телесными процедурами.

Блаженный Феофилакт Болгарский подчеркивает, что привязанность к ветхозаветным обрядовым нормам, по сути, означает недоверие и искушение Бога. «Вводить закон есть знак неверия. Известно всем, что закон был обременителен для самих израильтян. Это признавали и ученики. Сам Спаситель указал нам на это, говоря: «Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф. 11:28). Труждающимися и обремененными называет бывших под законом, а Себя назвал кротким, какового свойства закон не имел. Есть и еще место, подобное этому: «Благодатью вы спасены» (Еф. 2:5). Итак, прежде закон спасал тех, кто соблюдал все, что написано в законе, а ныне благодать Господня и без соблюдения закона спасает через веру» (блж. Феофилакт Болгарский).

Но если нам, христианам, не нужно обрезываться, то зачем это сделал Сам Христос? Почему и зачем Богочеловек принял обрезание? Какой в этом был смысл?

Протоиерей Григорий Дьяченко выделяет четыре причины обрезания Господня.

Во-первых, Христос принял обрезание для того, чтобы исполнить закон, который требовал, чтобы всякий иудей был в восьмой день подвергнут обрезанию, прообразовавшему собою святое крещение в христианстве. «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить» (Мф. 5:17) – говорил Господь. Он повиновался закону для того, чтобы нас повинных и подчиненных закону сделать свободными. Об этом святой апостол Павел так говорит: «Но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону, Чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление» (Гал. 40:4 5).

Во-вторых, Господь принял обрезание для того, чтобы показать, что Он принял истинную, а не мнимую плоть, и тем заградить уста еретиков, которые суесловили, что Христос не принял истинной плоти человеческой, а только имел вид ее. В обрезании явлено было не воображаемое, а подлинное Его человечество. Ибо если бы Его тело было кажущимся, а не действительным, то как можно было бы совершить обрезание над кажущимся телом? С этой точки зрения св. Ефрем Сирин, беседуя о Господнем обрезании, говорит: «если Спаситель не имел действительной плоти, то кого Иосиф обрезал; но так как Спаситель имел истинную плоть, то и принял обрезание как человек, в младенчестве обагрился кровию тела Своего, как Сын человеческий и болел и плакал от боли, как это свойственно природе человеческой».

В-третьих, Господь принял плотское обрезание для того, чтобы ввести для нас духовное обрезание. Окончив плотский ветхий завет, Он положил начало новому — духовному. И как ветхий плотской человек должен был обрезывать чувственную плоть, так новый духовный человек должен обрезывать душевные страсти: ярость, гнев, зависть, гордыню, нечистоту и другия греховныя пожелания.

В-четвертых, Господь принял плотское обрезание для того, чтобы с младенчества соделать наше искупление. Господь, еще в младенчестве предначиная страдать за нас, изливает капли Своей крови в первые дни Своей жизни, и начинает за нас терпеть и страдать из детства, чтобы, когда возрастет в мужа совершенна, пролить за нас на кресте всю кровь Свою, для омовения грехов всего мира. Жизнь человеческая полна трудов, которые начинаются утром жизни и оканчиваются вечером ее. С утра — от пелен — Христос Богочеловек выходит на дело Свое, на труды, чтобы пребывать в них до того вечера, когда солнце померкнет и тьма будет до девятого часа. Над чем же Он трудится, что Он делает? «Спасение наше содевает» (Ин. 5:17). С утра начинает сеять капли крови Своей, чтобы к вечеру собрать прекрасный плод нашего искупления.

Приятно и полезно вспоминать все то, что Спаситель наш Христос, как Богочеловек, совершил ради нас, поскольку все это чудесно, изумительно и преславно. И как же может быть иначе? Бог является среди людей и познается ими, всему подчиняется, как человек, исполняет заповеди закона и возвещает об этом исполнении, чтобы взамен дать и Свой закон, исполненный благодати и истины. Достойно удивления и то, что обрезание Христа по плоти произошло по прошествии восьми дней после Его безсеменного рождения. Как же можно не считать величайшим и важнейшим чудом того, что Христос исполнил закон и притом для нашего спасения?!

Воплощенный Бог принимает человеческое имя. Во всем, кроме греха, подобный человеку, Он посредством имени ясно познается.

По нареченному Ему имени Он не только называется Сыном, подобно тому как Отец именуется Отцем вследствие того, что родил Сына, а Дух именуется Духом вследствие своего исхождения от Отца, но вместе с тем неложно назван и действительно есть Сын Девы. В этом отношении Он делается для нас подобным, доступным и постижимым. Он умаляет себя, является перед нами как кроткий Агнец Божий. Благодаря этому все мы можем дерзновенно приступать к нашему Господу и Создателю; приступать, чтобы благодатно очиститься от греха, исцелиться от тления и смерти, всецело соединиться с Ним.

Христос принял ветхозаветное телесное обрезание, чтобы отменить его и даровать нам обрезание духовное обрезание, очищающее от грехов, преображающее и вводящее в жизнь вечную. «Кто хочет идти по Мне, тот должен отвергнуться себя, и, взяв свой крест, следовать за Мной» (Мк. 8:34) – говорит Господь. Это отвержение себя и есть духовное обрезание.

«Всех Господь обрезание терпит и человеческая прегрешения яко Благ обрезует, дает спасение днесь миру, радуется же в вышних и Создателев иерарх и светоносный, Божественный таинник Христов Василий» (Кондак Обрезанию Господню).

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: