10 шагов от Христа: плохие уроки протес ...

10 шагов от Христа: плохие уроки протестантизма

07/09/2017 1010
Есть простой и эффективный способ структурировать информацию по принципу «10 лучших…», «5 самых востребованных…», «8 причин…» и т.п. Читателю или зрителю подобные мини-рейтинги позволяют оперативно и удобно получить выжимку из моря информации по той или иной теме. А еще они наглядно демонстрируют, что является главным для тех, кто эти рейтинги составляет.

СПЖ проанализировал подборки, которые регулярно составляет и публикует на протестантских ресурсах президент и исполнительный директор издательства Life Way Christian Resources Том Райнер. Даже поверхностный их анализ заставляет задуматься о пути в никуда, по которому идут протестанты и от которого нам, православным, необходимо бежать как от огня.

Как говорить с прихожанами


Протестанты1.png

  1. «Я тебя люблю».
  2. «Мне бы хотелось, чтобы Бог позволил мне служить на этом посту долго».
  3. «Я буду хорошим руководителем».
  4. «Я готов слушать».
  5. «Я буду доносить информацию четко и прозрачно».
  6. «Я буду молиться».
  7. «Я сосредоточусь на проповеди».
  8. «Я буду благовествовать».
  9. «Буду заботиться о вас».
  10. «У меня не будет любимчиков».

Семь фраз из десяти начинаются со слова «я». В остальных трех оно подразумевается в контексте. У любого человека с адекватным христианским мировоззрением это вызывает закономерный вопрос: «А где же здесь Спаситель – Иисус Христос? Где Царство Божие? Где покаяние?»

Например, о проповеди Иоанна Крестителя сказано так: «В те дни приходит Иоанн Креститель и проповедует в пустыне Иудейской и говорит: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 3:1-2).

Так же проповедовал и Христос: «С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4:17).

Апостол Петр в своей первой проповеди сразу же после сошествия Святого Духа говорил: «Мужи Израильские! выслушайте слова сии: Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас, как и сами знаете, Сего, по определенному совету и предведению Божию преданного, вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили; но Бог воскресил Его, расторгнув узы смерти, потому что ей невозможно было удержать Его» (Деян. 2:22-24).

Апостол Павел сразу же после своего обращения на пути в Дамаск «более и более укреплялся и приводил в замешательство Иудеев, живущих в Дамаске, доказывая, что Сей есть Христос» (Деян. 9:22).

Как далеко от всего этого то, чему учит протестантских пасторов Том Райнер!

Все, кто когда-либо бывал на собеседовании по приему на работу в иностранных (и не только) компаниях, слышал типичный вопрос: «Назовите причины, по которым мы должны взять вас на работу». Список фраз Тома Райнера как раз и является ответом на такой вопрос. То есть пастор нанимается на работу, и не просто на работу, а на работу к своим прихожанам. Он должен будет удовлетворять их потребности, их запросы, отвечать их ожиданиям. Соответствовать запросам общества! Иначе он лишится и прихожан, и, соответственно, источника дохода. Мы ведь живем в конкурентной среде, которая в сознании очень многих распространяется и на религиозную сферу.

А вот как описывает воздействие пастыря на прихожан митрополит Антоний (Храповицкий) в книге «Пастырское богословие», по которой училось не одно поколение православных батюшек:

«…наши духовные руководители всего менее заботятся о создании для себя подобной обстановки и подобного обращения (внешнего благоприятного впечатления на прихожан – Ред.). Если вам попадались <…> рассказы <…> о первой встрече с ними, то в громадном большинстве их вы найдете повествование о том, с какими препятствиями рассказчик добрался до монастыря, с каким трудом добился и дождался очереди для уединенной беседы <…> и наконец, с каким разочарованием вместо ожидаемой благолепной красоты, встретил невзрачного и невнушительного по речам старичка, поразившего его простотой своего приема почти так же неприятно, как некогда пророк Елисей вельможного Неемана.

В чем же заключается та духовная мощь, которая влечет к нему сердца? Во внешней ли удобоприменяемости ко всем нуждам людей? Вовсе нет. <…> Та духовная сила, которая войдет в вас, просветит и примирит с жизнью, будет заключаться не столько в самом содержании ответа, сколько в том обстоятельстве, что светящаяся в облике и речи душа старца перельет и в вашу душу совершенно новое, дотоле вам неведомое содержание. Пришлец ощутит близость к нам Бога и Христа Спасителя, сладость служения Ему, и к этим-то началам всего сильнее начнет тяготеть его дух. Волновавшие его сомнения сами собой представятся ему смешными, оплакиваемая потеря растворится блаженным утешением, одним словом, он получит Христа в свое сердце, и вместе с тем разрешение всяких затруднений».

Как говорить с пастором


Объяснив пасторам, что им следует говорить прихожанам, Том Райнер объясняет и этим самым прихожанам, что им надлежит говорить пасторам.

Протестанты2.png

  1. «Я молюсь о Вас каждый день».
  2. «Я хочу помогать Вашей семье любым возможным способом».
  3. «Я хочу, чтобы Вы знали, что Бог проговорил конкретно ко мне через Вашу проповедь».
  4. «Я готов и хочу взять на себя эту задачу в служении».
  5. «Я вижу себя в качестве вдохновителя, утешителя».
  6. «Я вижу свою роль в том, чтобы противостоять обидчикам и вечным критикам в церкви»
  7. «Я позабочусь, чтобы Ваша семья имела достаточный доход».
  8. «Я могу нянчить Ваших детей».
  9. «Я буду в церкви при любых обстоятельствах».
  10. «Я никогда не буду сравнивать Вас с предыдущим пастором».

Опять «я» в каждой без исключения фразе. И в каждой фразе надежда пастыря на то, что паства будет служить ему, любимому. Служить деньгами, вдохновением, утешением, противостоянием вечным критикам… Ну, да и молитвой тоже – в общем, «любым возможным способом».

Но в Евангелии, которое так сильно якобы почитают протестанты, написано прямо противоположное: «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28).

Священномученик Игнатий Богоносец (кон. I – нач. II вв.) в «Послании к Поликарпу» говорит: «Ускоряй свое течение и умоляй всех, чтобы спасались.<…> Старайся о церковном единении, лучше которого нет ничего. <…> Ко всем снисходи, как и к тебе Господь. Ко всем имей терпение в любви. <…> Пребывай в непрестанных молитвах. Проси неусыпный дух. Говори с каждым, как поможет Бог. Носи немощи всех, как совершенный подвижник».

Как уберечь церковь от «смерти»


А вот какой, по мнению Райнера, должна быть церковная община:

Протестанты3.png

  1. Они молятся за других членов команды, за каждого в отдельности. Молятся в своей личной молитве. Молятся за тех, кто их поддерживает, и за тех, кто выступает против них.
  2. Они стремятся помогать росту других служений.
  3. Они общаются открыто, искренне, не говорят в глаза одно, а за глаза другое.
  4. Если есть разногласия с другими членами команды, то об этом не сплетничают, а говорят открыто, лицом к лицу, честно, в духе смирения и с любовью.
  5. Они стремятся послужить, чтобы просто помочь или выразить поддержку.
  6. Они выполняют поставленные перед ними задачи. Если кто-то систематически не выполняет свои обязанности, тогда другим членам команды приходится восполнять его недоделки, а это деморализует всю команду.
  7. Они защищают других членов команды от незаслуженной критики.
  8. Они поддерживают и ободряют семьи других служителей, потому что семьи служителей часто в этом нуждаются.

Корпоративная этика чистой воды, не правда ли?

Перед нами картина полной деградации, полного вырождения христианства, его гибели. И это прекрасно понимают или, по крайней мере, должны понимать те же самые протестанты. Вот Том Райнер, например, понимает. В одной из своих статей он пишет: «Мое сердце разбито. Закрылась еще одна церковь. <…> Сегодня эта церковь – всего лишь очередная запись на «церковном кладбище»… <…> Многие наши общины должны измениться. Иначе умрут. <…> Если очень скоро в них не произойдут необходимые изменения, они в ближайшем будущем умрут. Скорость, с какой церкви сейчас умирают, все увеличивается».

И он предлагает ряд неотложных мер, чтобы предотвратить это:

Протестанты4.png

Что же это за девять изменений? Может, это покаяние? Обращение ко Христу? Молитва? Пост? Ничего подобного! Разве что кроме последнего пункта.

  1. Мы должны перестать оплакивать смерть культурного христианства.
  2. Мы должны перестать видеть церковь островком комфорта, стабильности и «безопасности» в мире быстрых изменений.
  3. Мы должны отказаться от менталитета «своих интересов».
  4. Мы должны начать действовать.
  5. Мы должны перестать использовать библейские слова в небиблейском смысле.
  6. Мы должны прекратить фокусироваться на второстепенном.
  7. Мы должны избавиться от менталитета «чтобы все было по-моему».
  8. Нужно прекратить тратить время на непродуктивные встречи, собрания комитетов и деловые совещания.
  9. Наши церкви должны стать домами молитвы.

Какая-то до ужаса лживая схема, типа: «Стройная фигура за 10 шагов», «9 шагов к успеху» и т.п. У Райнера еще много подобных публикаций: «5 причин, почему Ваша церковь не развивается», «15 неубедительных причин, почему церкви мало евангелизируют» и прочее. Их нет надобности исследовать подробно. Все абсолютно в том же духе. И не только у Райнера. Он взят просто как пример для иллюстрации. При желании можно накопать множество подобного материала по этому – европейскому, гуманному, демократичному, продвинутому и т.д. – христианству (скорее уже, постхристианству).

Как действовать нам, православным


И, казалось бы, зачем это все нам писать, а вам читать? Ну, деградируют протестанты, нам-то что? Мы же православные.

Но здесь есть две очень существенные угрозы как раз православным. И мы их порой совсем не замечаем.

Первая угроза – это то, что мы не дорожим своим Православием.

Православие – это ведь не просто «право славить Бога», это прежде всего пребывание в Его Церкви. В «Основных принципах отношения Русской Православной Церкви к инославию» записано: «Православная Церковь есть истинная Церковь Христова, созданная Самим Господом и Спасителем нашим, Церковь, утвержденная и исполняемая Духом Святым, Церковь, о которой Сам Спаситель сказал: "Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее" (Мф. 16:18). Она есть Единая, Святая, Соборная (Кафолическая) и Апостольская Церковь, хранительница и подательница Святых Таинств во всем мире, "столп и утверждение истины" (1 Тим. 3:15). <…> Церковь есть единство Духа в союзе мира (Еф. 4:3), полнота и непрерывность благодатной жизни и духовного опыта».

Вот именно пребыванием в этой Церкви мы порой не дорожим. Мы очень легко отпадаем от Церкви (или ставим себя на грань отпадения) по очень многим причинам: и мелочным, и серьезным. Мы с поразительной легкостью готовы уйти в раскол из-за того, например, что Патриарх Кирилл встретился с Римским Папой (он слишком либерален) или из-за того, что Патриарх Кирилл насаждает везде «русский мир» (он слишком консервативен). Мы идем в Киевский патриархат, потому что там «национальная Церковь», или идем к греко-католикам, потому что там финансируют всякие образовательные и культурные проекты. Продаем свое Православие за чечевичную похлебку.

А ведь любая ветвь, отломившаяся от дерева, засыхает. Христос говорит: «Кто не пребудет во Мне, извергнется вон, как ветвь, и засохнет; а такие ветви собирают и бросают в огонь, и они сгорают» (Ин. 15:6). И неважно, что является причиной отделения от Церкви: ересь, обида на священноначалие (порой даже и справедливая), желание стать архиереем или даже патриархом, материальные соображения, психологические, какие угодно. Но любая отделившаяся от Церкви ветвь неминуемо засыхает. Можно взять любую отколовшуюся от Церкви конфессию и проследить ее деградацию. Правда, порой на это уходят столетия, и живущим в этих столетиях людям эта деградация неочевидна. Но факт остается фактом: все отколовшееся засыхает.

Возьмем католичество. Все самые чудовищные заблуждения латинян появились уже после официального разрыва с Православными Церквями в 1054 году. Буквально сразу же за этим событием католический богослов Ансельм Кентерберийский сформулировал совершенно чуждую святоотеческому духу «Юридическую теорию Искупления», из которой вскоре развились католические догматы о чистилище, сверхдолжных заслугах святых, индульгенциях и т.д.

Вся религиозная жизнь свелась к отработке или же отмучиванию грехов. Этим должны были заниматься те, кто не мог заплатить за индульгенции. Те же, кто имел деньги, покупали индульгенции, причем для прощения не только уже совершенных грехов, но и будущих. Купил – и греши себе безнаказанно. Бог в сознании латинян превратился из любящего Отца в карающего палача, еще к тому же готового за деньги закрывать глаза на грехи тех, кто раскошелился на индульгенцию. Еще через несколько десятилетий оформилась папская инквизиция, и запылали ее костры, сжигающие всех несогласных с латинским учением, Ad majorem Dei gloriam («К вящей славе Божией»).

Это чудовищное извращение латинянами евангельского учения привело к тому, что 31 октября 1517 года Мартин Лютер прибил к дверям виттенбергской кирхи свои знаменитые 95 тезисов, обличающих заблуждения Ватикана. Началась реформация, протестантизм, в который было увлечено пол-Европы. Да и как было не увлечься, ведь Лютер сформулировал просто замечательный тезис о том, что «верующему Бог вменяет грех не в грех, даже если это действительно грех». Вместо того чтобы опять привиться к древу Церкви Христовой через покаяние, протестанты просто откололись от уже отколовшихся. И продолжили процесс «засыхания» еще более быстрыми темпами. Ведь, не имея живительной силы Духа Святого, живущего в Церкви, они не могли своими человеческими усилиями исправить заблуждения католичества, которые они довольно четко смогли сформулировать. «Человекам это невозможно, но не Богу, ибо все возможно Богу» (Мк. 10:27).

Сразу же после своего возникновения протестантизм стал делиться на различные течения, несогласные друг с другом. Возник кальвинизм, баптизм и прочая. Потом они также стали делиться на все более мелкие деноминации, и сегодня все это дошло до «постконфессионального христианства» и того жуткого извращения самой сути Евангелия, которое демонстрирует, в частности, Том Райнер.

Эту деградацию можно проследить не только на примере католичества и протестантизма. Любой раскол или ересь приводят к подобному.

Отсюда вывод первый: нам, украинским христианам, надо дорожить Православием, дорожить единственной Православной Церковью в Украине, коей является УПЦ. Если этого не делают чиновники и депутаты, это должны делать мы, простые православные люди. Те, кто, по милости Божией, принадлежат к Церкви, должны дорожить своим призванием и не позволять себя увлечь суетными мудрованиями века сего. А те, кто по разным причинам оказался вне Церкви, пусть, по крайней мере, воздержатся от того, чтобы бросить в нее камень.

Вторая угроза – это стремление либеральных церковных кругов подстроить Церковь под запросы общества. Нередко в церковной ограде раздаются голоса о том, что Церковь отстала от жизни, что ее нужно реформировать, приближать к людям, их нуждам, их потребностям. Почти всегда это делается под лозунгом патриотизма и любви к ближнему. И в эту «любовь» почему-то не вписывается очень многое. Например, не вписываются долгие церковные службы: людям ведь тяжело, значит, службы надо сокращать. Не вписывается богослужебный церковнославянский язык: он непонятен, значит, его надо заменить современным. Не вписываются посты: это для многих тяжело, значит, посты нужно сократить до минимума. Сократить желательно и Правило ко Причастию – оно очень длинное, отпугивает потенциальных причастников. Много чего еще можно упростить, сократить и облегчить, чтобы христианство стало как можно более комфортным для людей. А иначе они, эти люди, совсем перестанут ходить в храмы. Так пугают современные либеральные богословы.

Но ведь Церковь призвана свидетельствовать миру об Истине, а не пытаться навербовать себе как можно больше адептов. Церковь должна идти к людям с проповедью о Христе и о Его учении, которое очень далеко от комфорта. Как раз наоборот. «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12).

Вышеприведенный пример протестантской деградации показывает, к чему приводит желание «отвечать запросам общества». А ведь можно еще сказать и о венчании однополых браков, и об одобрении эвтаназии, и о женском «священстве» и «епископате», и о «причащении» собак и кошек, и т.д. Все это творится сейчас в «просвещенной Европе», куда нас изо всех сил тянут власти. И первенствуют во всем этом отступлении от христианства именно протестантские деноминации, которые поставили своей задачей приспособиться под нужды общества.

Отсюда вывод второй: как только Церковь попытается отвечать запросам общества, она перестанет быть верной Христу. Задайте себе вопрос: чего нынешнее украинское общество требует от Церкви? Ответ на поверхности: на первом этапе – отказаться от единства со Вселенским Православием через Русскую Православную Церковь, соединиться с отлученными от Церкви раскольниками, перевести богослужения на украинский язык; а дальше – европеизироваться по протестантскому образцу, постепенно вводя все те безобразия, о которых сказано выше. И разве это как-то может сочетаться с верностью Богу? Да и после исполнения всего этого разве храмы наши наполнятся верующими? Вот протестанты уже не знают, что и сделать еще для угождения обществу, а все равно Райнер констатирует: «Скорость, с какой церкви сейчас умирают, все увеличивается».

Мы крестились «Во имя Отца, и Сына и Святого Духа», а не во имя «Украины и Евросоюза», и должны сохранять верность Христу, а не «европейскому выбору». А отношение учеников Христовых к обществу лучше всего выражено в Его словах: «Вы – соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям» (Мф. 5:13).

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: