Демократичен ли законопроект 4511?

Демократичен ли законопроект 4511?

25/05/2016 911

В Украинскую Верховную Раду накануне праздника Святой Пасхи внесли законопроект Закона 4511 «Об особом статусе религиозных организаций, руководящие центры которых находятся в государстве, признанном Верховной Радой страной-агрессором» от 22 апреля 2016 года.

Это проект, внесенный депутатами страны, стремящейся к европейским ценностям, вызывает в лучшем случае сожаление, а в худшем – неблагоприятный прогноз развития ситуации в украинском Православии.

В случае принятия закона его действие распространяется на религиозные организации, которые имеют «подчиненность в канонических и организационных вопросах религиозным центрам, находящиеся в государстве, которое признано Верховной Радой Украины государством-агрессором». Речь идёт, конечно, об Украинской Православной Церкви, которая существует на канонических основах, молитвенно и евхаристически общается и состоит в единстве с РПЦ МП. Эта Церковь во главе с Митрополитом Онуфрием (Березовским) никогда не выступала с заявлениями, которые призывали бы к войне между народами. 

Можно сколько угодно называть УПЦ сторонницей того или иного политического сообщества, но эти усилия не меняют над-мирного, вневременного статуса Церкви. Церковь – не социальный, не политический, а Богочеловеческий организм. Он не подвержен никаким общественно-политическим колебаниям («Созижду Церковь Мою, и не одолеют Ее врата адовы», – глаголет Христос. И еще: «Царство мое не от мира сего»).

Сколько лет в СССР пытались уничтожить Церковь: уничтожали внешнее, но так и не поняли внутреннюю сущность Церкви. Уничтожали административные структуры Церкви, а вера миллионов людей в СССР сохранилась, а советско-германская война 1941-1945 гг. эту веру ещё более укрепила. С этой духовной мощью вынужден был считаться бывший семинарист, исторической судьбой вознесённый на верх советского политического Олимпа. Но как раз эту вневременную сущность не хотят принять или не могут понять инициаторы законопроекта. 

Декларируя приверженность западным свободам, они отказываются увидеть, что экономические санкции Запада против России «за действия на Украине» совершенно не касаются церковной сферы. Более того, яркий представитель западной цивилизации и поборник прав человека, Папа Римский Франциск согласился на саммит с Патриархом Кириллом и подписал Гаванскую Декларацию, не обращая внимания ни на какую общественную критику некоторых униатских кругов.

Далее законопроект предусматривает введение особого статуса для отдельных религиозных организаций и необходимость заключения договоров между ними и государством. Предполагается также, что назначение центрального и регионального руководства религиозных организаций осуществляется по согласованию с Министерством культуры Украины. Вспомним, что назначение настоятелей православных приходов в Третьем Рейхе должно было быть согласовано с Министерством по церковным делам при согласии СД. В СССР все назначения духовенства проходили через институт оперуполномоченных, фактически офицеров Пятого управления КГБ. Это примеры тоталитаризма или, если угодно, тотального контроля государства над Церковью.

Ничего подобного мы не видим в других государствах при кадровых назначениях духовенства. В странах Запада мы не увидим никаких соглашений (договоров) Минкульта или других ведомств по поводу назначений руководства. Русская Зарубежная Церковь, Православная Церковь Америки, Сербская Церковь, Болгарская Церковь, Элладская Церковь, список сей можно продолжать, ничего подобного законопроекту 4511 не ведают.

Вышеназванные соглашения, гласит законопроект, обязывают религиозную организацию «уважать суверенитет, территориальную целостность и законы Украины, а также уважать другие религиозные организации, которые осуществляют свою деятельность на территории Украины». Это политическая лазейка для неканоничных религиозных объединений, называющих себя Православными Церквями, потому что каноничная Украинская Православная Церковь по новому закону будет обязана уважать – добавим, признать – каноничной раскольническую УПЦ Киевского Патриархата или автокефалистов. На деле это означает стирание грани между добродетелью и грехом. Это путь в самосвятство, умножение расколов, отрицание любой иерархии и, может быть, в «православный салафизм», отрицающий все то, что не нравится гордому индивидууму. В сочетании с воинствующим национализмом, это – воинствующий протестантизм, плодящий сектантство.

Таким образом, если УПЦ будет настаивать на своём негативном отношении к раскольникам, то новый закон обяжет власть Украины – в Киеве и регионах – изменить статус этой Церкви, либо вообще ее запретить и заключить позднее договор с ней на новых условиях. А новые условия требуют новых вождей. Тем более, что статья 4 законопроекта предполагает «регистрацию/перерегистрацию статутов религиозных организаций». УПЦ лишается, следовательно, какого-либо особого статуса и переходит в разряд «обычных» (или «ущемленных особым статусом»?) религиозных организаций, которые можно закрыть по усмотрению государственных чиновников.

Религиозные организации с «особым статусом», согласно законопроекту, должны будут согласовывать приезд «иностранных религиозных деятелей». Это объяснимо в случае с экстремистскими организациями, и Украина как суверенное государство имеет право это делать, однако недопустимо в случае с объединением, зарегистрированным государственной же властью.

Украинское государство получит возможность, согласно проекту, прекращать деятельность религиозных организаций, если обнаружит факты их сотрудничества с «представителями милитаристско-террористических группировок». Возникает вопрос: речь идет вновь об канонической Украинской Православной Церкви, которую раскольники обвиняют в «поддержке сепаратизма и терроризма» на Донбассе? Достаточно ли будет 2-3-х ангажированных экспертных оценок для того, чтобы прикрыть Синод УПЦ в Киеве? Силовой или административный разгон Синода вызовет цепочку трагических событий, разочарование миллионов верующих, постепенный отход многих из ограды Церкви и переход в церковь социальную, ибо в основе истинной Церкви лежит нравственный закон, т. е. заповеди Божьи, а не organizational behavior.

Полагаем, в этом законопроекте вопросов больше, чем ответов. И вопросы эти, увы, не умозрительные, – они отражают реальную церковную ситуацию на украинской территории. Очевидно, что законопроект 4511 исключительным образом повышает надзор государственных чиновников над свободой вероисповедания и церковной жизнью и никоим образом не укрепляет внутренне единство украинского социума.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: