Как Филарет (Денисенко) учился у греко-католиков храмы захватывать

Как Филарет (Денисенко) учился у греко-католиков храмы захватывать

09/03/2016 1760
До сих пор в церковных кругах не утихают страсти по поводу недавней встречи на Кубе Папы Франциска и Патриарха Кирилла. Но особенно сильно сокрушаются по этому поводу украинские греко-католики. И в первую очередь, их возмущение вызвали формулировки совместного заявления Предстоятелей двух Церквей, касающиеся отношения к унии между православными и католиками. В частности, в пункте 25-м данного заявления, речь шла о том, что:

«…метод «униатизма» прежних веков, предполагающий приведение одной общины в единство с другой путем её отрыва от своей Церкви, не является путем к восстановлению единства…» (1).

Эти слова настолько ранили душу Главы УГКЦ Святослава (Шевчука), что в своём интервью по поводу итогов встречи Римского Понтифика и главы РПЦ, он с несколько раз настойчиво подчеркнул «миролюбивый характер» униатской Церкви:

«…Обнадеживающе звучат слова о том, что «православные и греко-католики должны примириться и найти взаимоуважительные формы сосуществования. Мы давно про это говорили, не один раз с этим утверждением обращались к братьям православным…» (2).

Более того, Глава УГКЦ попробовал даже уличить своих оппонентов в клевете и необоснованных обвинениях: «Когда-то нас обвиняли в «экспансии на каноничной территории Московского Патриархата» (3), – сокрушался Святослав (Шевчук) перед журналистами.

Трудно сказать, какую цель он ставил перед собой, давая это, столь эмоциональное, и столь же бессодержательное интервью? Нам же остается только напомнить униатам и украинским раскольникам из самопровозглашенного «Киевского Патриархата» некоторые факты нашей недавней истории. Истории, которую, судя по всему, и униаты, и раскольники стараются как можно быстрее забыть. Мы же хотим вспомнить о нашем недавнем прошлом потому, что на самом деле для достижения истинного мира недостаточно только лишь словесных уверений в миролюбии: дерево судится по плодам, а человек – по делам. И судя по тем делам, которые вершат греко-католики и представители «Киевского Патриархата», их слова о миролюбии пока звучат для нас не более, как лицемерие.

Как всё начиналось?

25 августа 1989 года состоялся первый визит делегации Московского Патриархата в Ватикан, в ходе которого члены православной делегации вручили Папе Римскому письмо от Патриарха Пимена, в котором тот выражал свою глубокую озабоченность ситуацией, сложившейся на Западе Украины.

Как видно из последующих событий, Патриарх Пимен не ошибся в своих опасениях. Уже в октябре 1989 года украинские греко-католики, поддерживаемые радикально-националистическими группировками, начинают методично захватывать храмы Украинской Православной Церкви.

Так, например, в Ивано-Франковске, где 20 декабря 1989 года группа католиков восточного обряда вместе с представителями комитета по защите Украинской Католической Церкви и украинского народного движения за перестройку ворвалась в Свято-Воскресенский кафедральный собор во время совершения богослужения архиепископом Ивано-Франковским и Коломыйским Макарием и силой изгнала православных верующих, пытаясь захватить храм. Архиепископ Макарий отказался покинуть храм и в знак протеста объявил голодовку.

12 декабря 1989 года в результате захвата храма в Золочевском р-не Львовской области скончался православный священник Василий Бучива. По той же причине священник Преображенской церкви г. Львова Иосиф Стегний в тяжёлом состоянии попал в больницу.

От православных из разных мест начали поступать тревожные сигналы о том, что, угрожая расправой, их заставляют к переходу в унию, принуждая подтвердить это своими подписями.

Вот что писал по поводу захвата Преображенской Церкви во Львове в своём открытом письме к Римскому Понтифику архиепископ Львовский и Дрогобычский Ириней: «…считаем необходимым довести до вашего сведения, что 29 октября 1989 года, в 8 часов утра, представители Украинской Греко-Католической Церкви, применив насилие, захватили Преображенскую Церковь в г. Львове… Греко-католики, вооруженные металлическими предметами, установили круглосуточное дежурство в захваченном храме. У настоятеля церкви потребовали сдачи ключей от его церкви, угрожая применением физической силы. Некоторые замки в дверях уже варварски взломаны и заменены другими. Греко-католики издевались над православными верующими, насильственно изгоняя их из храма… В этой чрезвычайно сложной ситуации мы обращаемся к Вам: остановите подстрекательство Украинской Католической Церкви за рубежом, примите экстренные меры и сдержите насилие. Греко-католики должны немедленно освободить наш храм… Мы надеемся, что к голосу Вашего Святейшества прислушаются Ваши духовные дети, которые заблудились, презрев не только церковные, но и гражданские законы…»(4).

Казалось бы, визит Патриарха Пимена и письмо владыки Иринея возымели действие.

Так, 2 ноября в Москве представители Римо-Католической и Русской Православной Церквей обменялись мнениями о сложившейся ситуации и выступили с совместным заявлением, в котором говорилось следующее: «Дух христианской любви требует от всех отказаться от актов насилия, которые не только не решают никаких проблем, но препятствуют продвижению по пути к их подлинному решению» (5).

Затем, 12-17 января 1990 года в Москве состоялись переговоры представителей Ватикана и Московской Патриархии, во время которых обсуждалось положение православных и католиков восточного обряда, а также перспективы нормализации ситуации. Итогом встречи в Москве стало принятие резолюции «О нормализации отношений между православными и католиками восточного обряда в Западной Украине». Данная резолюция была одобрена Папой Иоанном-Павлом Вторым и Архиерейским собором Московского Патриархата. На её основе была создана четырёхсторонняя комиссия, в которую вошли представители Святого Престола, Московского Патриархата, Украинской Православной и Украинской Католической Церквей.

С 8 по 13 марта эта комиссия работала во Львове и других населённых пунктах Западной Украины. В результате чего были приняты совместные решения по разделу храмов в некоторых населенных пунктах, в том числе все стороны подписали соответствующие протоколы о разделе храмов. После этого, 6-11 июня 1990 года, во Фрайзинге под Мюнхеном (ФРГ), состоялось очередное заседание смешанной комиссии по православно-католическому богословскому диалогу. Комиссия обсуждала вопросы унии и прозелитизма в связи с их активизацией в Западной Украине и на территории других Православных Церквей. Представители Православных и Римо-Католических Церквей осудили унию как способ достижения христианского единства и методы его действия. В частности, в заявлении, принятом обеими сторонами говорилось: «… Термин «уния» означает в данном случае стремление достигнуть единства Церкви путем раскола православных общин, без учёта того, что экклесиологично Православная Церковь есть Сестрою-Церковью, которая является благодатной и спасительной. Поэтому, в соответствии с текстом Венской Подкомиссии, мы отрицаем унию как способ достижения единства, ибо она противоречит общему преданию наших Церквей» (6).

Однако, через некоторое время, представители Католической Церкви восточного обряда вышли из состава комиссии, чем, фактически, сорвали процесс нормализации отношений между православными и католиками на Западной Украине.

Сразу после этого ситуация в Западной Украине начала резко накаляться: участились захваты православных храмов, насилие и беззаконие по отношению к православным. Участились случаи поджогов православных храмов и разбойных нападений на православных священнослужителей. Более того, в своём заявлении от 17 марта 1990 года униатские епископы объявили, что «Украинская Греко-Католическая Церковь – единственная на Украине», а митрополит Владимир (Стернюк) начал даже именовать себя не только титулом «митрополит Львовский», но и «Киевский и Галицкий».

И всё же, православная сторона продолжала искать пути мирного урегулирования этого конфликта, и поэтому с 10 по 14 сентября 1990 года, по инициативе православной стороны, в Москве, в Свято-Даниловом монастыре, состоялась очередная встреча четырёхсторонней комиссии. На этой встрече представители РПЦ и УПЦ обратились к представителям Ватикана и униатской церкви с просьбой выделить епископам Львова и Ивано-Франковска хотя бы по одному храму, из числа захваченных греко-католиками, для совершения богослужений. А также они попросили разрешить православному епископу Львова временно пользоваться своей старой резиденцией, до того момента, как будет построена новая (7).

К сожалению, жёсткая позиция униатов, их отказ от любых компромиссов, лишил смысла любые договорённости и, фактически, сорвал работу комиссии.

В конечном итоге на Западной Украине были, фактически, разгромлены три православные епархии. Так, например, во Львове из 19-ти действующих на тот момент православных храмов (это конец 1990 года) были захвачены практически все. В Ивано-Франковске были захвачены все 5 действующих православных храмов. Похожая ситуация имела место и в других западных областях Украины.

А при чем тут Филарет?

Но самое интересное заключается в том, что в те далекие годы одним из самых ярых противников захватов православных храмов был нынешний раскольничий «Патриарх», а тогда митрополит Киевский и Галицкий Филарет (Денисенко). И нужно отдать ему должное, он не стеснялся в выражениях, когда давал характеристику униатам и их противозаконным действиям. Так, например, в одной из своих речей он подчеркнул огромное значение Львовского Собора 1946 года: «…как выдающегося исторического события, ибо на нём был положен конец подлой и насильственной Брестской унии» (8).

Несколько лет спустя, он ещё более категорично отозвался об унии: «На протяжении всей её (унии) истории верующий народ видел в этом противоестественном союзе источник национального, социального и религиозного гнета. Полностью скомпрометировали себя иерархи Греко-Католической Церкви в глазах простых верующих и духовенства в годы Второй мировой войны своим сотрудничеством с оккупационным фашистским режимом и бандеровскими националистическими бандами… О чём же тогда идёт речь, что требует небольшая группа униатских священников и верующих, не признавших решений Львовского Собора? Подогреваемые униатскими и националистическими центрами из-за рубежа, они добиваются не просто «придать легальный статус» их организации, а отторгнуть от Русской Православной Церкви тысячи приходов, миллионы верующих… С нашей точки зрения, в этих действиях наблюдается не борьба за религиозную свободу, а религиозная агрессия. Националистически настроенные элементы стремятся с помощью унии отторгнуть украинцев от их единокровных братьев русских…» (9).

Более того, чуть позднее, в одном из своих интервью Филарет (Денисенко) прямо обвинил греко-католиков в религиозном экстремизме (10).

Дурной пример заразителен

Однако, сам М. А. Денисенко не долго оставался рьяным поборником и защитником Православия. В его случае сработала народная пословица, говорящая о том, что дурной пример заразителен. И теперь сам Михаил Антонович, что называется, «как под копирку», использует методы униатов при захвате православных храмов, тем самым, вернув на Украину погромы на религиозной почве. Приведём здесь лишь некоторые примеры религиозного экстремизма украинских раскольников:

- В конце декабря 2014 г. в храм Успения Пресвятой Богородицы в с. Птичья ворвались бойцы Правого сектора и сторонники УПЦ КП. Власти, с согласия законных хозяев, закрыли и опечатали храм, чтобы не усугублять конфликт… Тем временем, Киевский Патриархат не оставляет своих попыток захватить храм УПЦ в Птичьей (11).

- «Захватчики» культовых сооружений УПЦ, имея на руках бумаги с результатами упомянутых «горе-референдумов», приходили на церковные дворы, устраивали драки, пилили замки и вели себя так, будто храмы Украинской Православной Церкви им действительно на каком то основании принадлежат. Подобная ситуация, например, произошла в селе Угринов еще в сентябре 2014-го, когда, по инициативе местного бизнесмена Андрея Турака, был отобран Свято-Крестовоздвиженский храм Волынской епархии УПЦ. Тогда сельский совет стал на сторону бизнесмена, питаясь даже выселить настоятеля парафии протоиерея Ростислава Сапожника с церковного дома, где он больше полутора десятилетия прожил со своей семьей. Тогда рейдеров не останавливало даже то, что в священнослужителя есть двое несовершеннолетних детей (12).

- В селе Катериновка Тернопольской области работники милиции вмешались в церковный конфликт и приняли участие в захвате храма, принадлежащего Украинской Православной Церкви… От рук захватчиков пострадали более 20 человек. Несколько попали в больницу в тяжелом состоянии. У одного пострадавшего диагностирован перелом руки… Захват начался во второй половине дня, когда обе общины – УПЦ и УПЦ КП – уже отслужили во дворе спорного храма, и прихожане начали расходиться по домам. Неизвестные в балаклавах и камуфляже, с нашивками Правого сектора, в сопровождении священников УПЦ КП, ворвались в церковь и начали там своё богослужение(13).

И таких примеров мы можем привести здесь несколько десятков.

Вывод:

Как говориться, – выводы делайте сами! Пусть читатели этого материала сами ответят на вопрос о том, можем ли мы после всего, что случилось в межцерковных отношениях между православными и греко-католиками, а также после недавних насильственных действий по отношению к канонической Украинской Православной Церкви со стороны раскольников из самопровозглашённого «Киевского Патриархата», верить на слово нашим униатским друзьям и их «прилежным» ученикам из УПЦ КП? Простите нас, но мы не такие наивные, как они хотели бы нас видеть. И поэтому мы, всё же, лучше будем судить о них по делам. А пока, увы, все их разговоры о миролюбии хорошо объясняются одной фразой из 77-го псалма пророка Давида: «… они искали Его (Бога) и обращались, и с раннего утра прибегали к Богу, и вспоминали, что Бог – их прибежище, и льстили Ему устами своими и языком своим лгали пред Ним; сердце же их было неправо пред Ним, и они не были верны завету Его…».


1. Совместное заявление Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Кирилла.

2. Зустріч, яка не відбулася?

3. Зустріч, яка не відбулася?

4. ЖМП, № 3, 1990 г. Архиепископ Львовский и Дрогобычский Ириней. Открытое письмо Святейшему Папе Иоанну Павлу Второму.

5. ЖМП, № 3, 1990 г. Заявление для прессы, принятое представителями Римо-Католической и Русской Православной Церквей, участвовавшими в обмене мнениями, 2 ноября 1989 года.

6. Православный вестник. №4, 1991 г.

7. Православный вестник. №1, 1990 г.

8. Православный вестник. №1, 1981 г.

9. Письмо митр. Киевского и Галицкого Филарета главному редактору газеты «Московские Новости». Московские Новости. № 31, от 30.07.1989.

10. Православный вестник. № 7, 1991 г. Украинская Православная Церковь и Украинская Греко-Католическая Церковь, вчера, сегодня, завтра: интервью с Блаженнейшим Митрополитом Киевским и всея Украины Филаретом.

11. Александр Ермоленко. Религиозная война в Птичьей. Хроника конфликта и его последствия.

12. Олена Букія. УПЦ КП та «спірні» парафії: сила права чи право сили.

13. В Тернопольской области сотрудники милиции приняли участие в захвате православного храма и избиении прихожан.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: