Как СМИ независимость Церкви ограничи ...

Как СМИ независимость Церкви ограничивали, или 7 тезисов о статусе УПЦ

02/12/2017 1355
Не успели высохнуть чернила под подписанными документами об изменениях в статусе УПЦ на Архиерейском Соборе в Москве, а многие «объективные» СМИ уже раструбили о том, что РПЦ якобы значительно ограничила самостоятельность Украинской Православной Церкви.

Что же на самом деле прописано в новой редакции Устава в отношении УПЦ? В ней конкретно и без обиняков сказано, что:

1) «Украинской Православной Церкви предоставлена независимость и самостоятельность в ее управлении, согласно Определению Архиерейского Собора Русской Православной Церкви, состоявшегося 25-27 октября 1990 года.

2) Украинская Православная Церковь является независимой и самостоятельной в своем управлении с правами широкой автономии.

3) В своей жизни и деятельности Украинская Православная Церковь руководствуется Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви об Украинской Православной Церкви 1990 года, Грамотой Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом об управлении Украинской Православной Церкви».

Большинство комментаторов из недружелюбного к УПЦ лагеря посчитали, что Архиерейский Собор РПЦ ограничил самостоятельность УПЦ, поскольку в Уставе добавились новые пункты. В то же время в некоторых церковных кругах придерживаются мнения, что новый Устав РПЦ – это первый и самый серьезный шаг к автокефалии УПЦ. Более того, там считают, что Блаженнейший Митрополит Онуфрий смог добиться от РПЦ больших преференций для УПЦ, чем в 1990 году это сделал тогда еще Митрополит Филарет. Естественно, в этих кругах выступают категорически против как самого нового Устава, так и против автокефалии (даже канонической) УПЦ.

Поэтому давайте разберемся, что же на самом деле стоит за теми изменениями Устава, которые отнесены к УПЦ «Определением Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви».

Итак, первое предложение, на которое нам стоит обратить внимание, гласит: 1. «Внести в статью 25 главы V Устава ("Священный Синод") пункт следующего содержания: "ф) канонизация местночтимых святых и вынесение вопроса об их общецерковном прославлении на рассмотрение Архиерейского Собора"».

Совершенно очевидно, что данный пункт никак и ни в чем не ущемляет права УПЦ на канонизацию местночтимых святых. Однако он четко предписывает, что общецерковное прославление возможно только после решения Архиерейского Собора РПЦ.

В принципе, ничего необычного или нового для Церкви в этом решении нет. Дело в том, что даже внутри отдельной Поместной Церкви существует подобная практика. Например, если в епархии прославляют в лике местночтимых святых какого-то выдающегося подвижника благочестия, то чтобы внести его имя в святцы для почитания всей Церковью, требуется решение Собора епископов. Точно такая же ситуация и в этом случае.

2. «Имя Предстоятеля поминается во всех храмах Украинской Православной Церкви после имени Патриарха Московского и всея Руси».

В этом пункте, опять же, ничего удивительного нет – это нормальная для Церкви практика.

Однако в данном случае надо сделать некоторые замечания. Дело в том, что в Украине есть два типа «непоминающих», то есть тех, кто во время Богослужения не произносит имя Патриарха Кирилла. К первому типу относятся священнослужители, преимущественно из западных епархий, которые в силу политических настроений местных общин не могут упоминать Патриарха Московского и всея Руси. Обязывать их (в административном порядке) делать это – значит, потерять еще несколько десятков приходов. В Москве это прекрасно понимают. Как понимают и то, что даже при большом желании заставить, а потом проконтролировать исполнение тоже не смогут.

Поэтому, скорее всего, данный пункт касается второго типа «непоминающих». К нему относятся те, кто не поминает Патриарха не в силу политических причин, а в силу религиозных и идеологических разногласий. Например, многие священники и внутри РПЦ, и внутри УПЦ не согласны как с определенными высказываниями Патриарха, так и с его, как им кажется, чрезмерным сближением с католиками. Более того, с Патриархом не согласны не только некоторые священники, но и некоторые епископы. Например, епископ Лонгин (Жар).

Поэтому, как нам кажется, предписание об обязательном поминании имени Патриарха касается именно этой, второй категории «непоминающих».

3. «В своей жизни и деятельности Украинская Православная Церковь руководствуется Определением Архиерейского Собора Русской Православной Церкви 1990 года "Об Украинской Православной Церкви", Грамотой Патриарха Московского и всея Руси 1990 года и Уставом Украинской Православной Церкви, который утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси».

Некоторые СМИ сообщили, что тезис «одобряется Патриархом» новый и ранее его не было.

Открываем старый устав и читаем: «В своей жизни и деятельности она руководствуется <…> Уставом Украинской Православной Церкви, который утверждается ее Предстоятелем и одобряется Патриархом Московским и всея Руси».

пункт18.jpg


Однако невозможно не заметить, что прибавка к Уставу слова «одобряется» имеет совершенно формальный характер.

Дело в том, что каноническое право Церкви не знает ни о каких «одобрениях» со стороны Предстоятеля или Патриарха. Он может утверждать и может благословлять. Однако, как мы видим из приведенного выше текста, именно прерогатива «утверждения» возложена на Предстоятеля УПЦ, то есть Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины. Технически это происходит так – Архиерейский Собор принимает решение, Митрополит Киевский его утверждает. А вот Патриарх только «одобряет», что не может иметь никаких канонических последствий для Украинской Церкви. От слова «совершенно».

Так что данная прибавка может восприниматься не более чем как попытка сохранить хотя бы видимое «подчинение» УПЦ. Но фактически она говорит о том, что его нет.

4. «Решение об образовании или упразднении епархий, входящих в Украинскую Православную Церковь, и об определении их территориальных границ принимаются ее Синодом с последующим утверждением Архиерейским Собором».

Из этого текста совершенно невозможно сделать вывод о том, что образование епархий находится в ведении Архиерейского Собора РПЦ. Очевидно, что речь идет об Украинской Православной Церкви, ЕЕ Синоде и ЕЕ Архиерейском Соборе. Надо заметить, что в УПЦ тоже есть такой орган власти, как Собор епископов, или Архиерейский Собор. Поэтому, имеется ввиду именно он, а не Собор епископов РПЦ.

Кроме того, если бы в Уставе речь шла об утверждении синодальных решений УПЦ на Архиерейском Соборе РПЦ, то этот документ не подписал бы ни один архиерей УПЦ. Потому что в таком случае он указывал бы на полную административную зависимость УПЦ от РПЦ и этим самым противоречил бы своему первому положению о независимости УПЦ.

5. «Решения Поместного и Архиерейского Соборов являются обязательными для Украинской Православной Церкви».

Опять же, ничего удивительного для церковной практики в этом пункте нет. Хотя бы потому, что архиереи УПЦ в обязательном порядке присутствую как на Поместных, так и на Архиерейских Соборах РПЦ. Это означает, что все решения этих соборов принимаются и с учетом их голосов и их подписей. Было бы странно, если бы украинский епископат сначала подписывал какие-то документы, а потом считал их необязательными для исполнения.

6. «Решения Священного Синода действуют в Украинской Православной Церкви с учетом особенностей, определяемых самостоятельным характером ее управления».

Однако в РПЦ прекрасно понимают, что некоторые решения Соборов, даже если на них стоят подписи архиереев из Украины, требуют, с учетом ситуации в стране, некоторых оговорок. И это, опять же, нормально. Даже более чем. Например, этот пункт дает «путь к отступлению» для УПЦ в том случае, если возникнет угроза вмешательства в ее внутренние дела.

7. «В Украинской Православной Церкви действует собственная высшая церковно-судебная инстанция».

По сути, именно этот пункт как нельзя более ясно говорит о самой широкой в истории Церкви автономии УПЦ. Отныне все канонические вопросы будут решаться непосредственно в Киеве. Причем, заметьте, ни о каких последующих одобрениях и решениях со стороны Московского Патриарха или Синода речь уже не идет. Единственное, что оставила за собой РПЦ, – это право выступать в качестве защитного органа для тех, кто будет не согласен с решениями киевского церковного суда: «При этом суд Архиерейского Собора является церковном судом высшей инстанции для Украинской Православной Церкви».

На практике это означает, что теперь Патриарх даже формально влиять на внутренние дела УПЦ не сможет.

По сути, данный Устав закрепляет документально ту ситуацию, которая сложилась в Церкви уже довольно давно, а именно полное административное отделение УПЦ от РПЦ. Единственная и прямая каноническая связь, которая на сегодняшний день осталась между этими Церквями, – это участие украинских архиереев в Синоде и на Соборах РПЦ. А поминание имени Патриарха на Богослужениях указывает на евхаристическое единение Церквей, а не на административное подчинение УПЦ.

Цитируя Управляющего делами Украинской Православной Церкви митрополита Антония (Паканича): «Это всего лишь документальное закрепление уже существующего и действующего статуса. Это расстановка всех точек над “і”.»

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: