Как церковные рейдеры решают «квартир ...

Как церковные рейдеры решают «квартирный вопрос»

06/11/2017 525
Атаки на личность священника – это альфа и омега церковного рейдерства. Чаще всего очередная гоп-кампания по отжиму сельского храма, принадлежащего общине канонической Церкви, начинается именно с предварительной психологической обработки его настоятеля. У большинства священнослужителей, в частности, семейных, как и у любого человека, легко можно найти уязвимые места – хозяйство, дети, финансовые проблемы, отсутствие другого жилья кроме приходской хаты.

Хотя случаев успешного склонения в «переход» священников УПЦ немного, иногда давление срабатывало и перечисленные факторы в конце концов заставляли их идти на поводу у рейдеров. Имея согласие настоятеля общины, ее проще перерегистрировать, оформить право собственности на «бесхозное» церковное имущество в пользу «трендовой» конфессии, да и просто уговорить людей сменить церковную юрисдикцию – под предлогом «какая разница, ведь УПЦ КП – это то же самое…». Если же уговорить настоятеля не удается, в ход идут самые неприглядные методы травли.

Приходское жилье священника – это обычный сельский дом, как правило, не представляющий особой ценности. Однако, если его обитатель в начале рейдерской атаки проявляет непонятное далеким от Церкви людям упрямство, в ситуацию вмешиваются деятели, окончательно портящие и без того сложный квартирный вопрос. И вокруг скромного жилища разгорается эпическое сражение, заставляющее вздрагивать даже видавших виды наблюдателей.

«Не дадим строиться!»

Кто мог бы подумать, что обычная техническая процедура присвоения адреса для сельской новостройки может превратиться в фарс. Однако наши чиновники могут все. Вопрос, который при обычных условиях касается только владельца дома и местного сельсовета, при «революционной необходимости» решается на уровне глав районных органов власти и целого народного вече. Реальность? Реальность!

12 июня 2016 года на срочные (!) сельские сборы в село Судобичи Дубенского района Ровенской области нагрянули высокопоставленные чиновники района и десант «активистов». Вынесли всего один вопрос – предоставление порядкового номера дому, строительство которого начал иерей Александр Кардаш, настоятель прихода УПЦ в Судобичах. После захвата местной церкви Киевским патриархатом ограбленные прихожане общины святых бессребреников Космы и Дамиана УПЦ молились на частной территории и пытались строить для себя новый храм.

В представлении, составившем конкуренцию цирковому, участвовали глава РГА Юрий Парфенюк и глава районного совета Александр Козак. Присутствующие, непонятно на каких основаниях, решили: порядковый номер не присваивать, земельный участок, находящийся в частной собственности, – отобрать. При этом все документы на землю и план застройки были подготовлены священником так, как этого требует законодательство.

«Устроим террор!»

А что если, прожив на приходе несколько десятков лет, священнослужитель успел приватизировать церковный дом?

В этом случае посягать на частную собственность не берутся даже самые беспредельные захватчики, которые знают, до какой меры может дойти в таком случае самооборона.

Максимум, что можно при этом устроить, так это нервотрепку и обвинения в «краже общественного имущества». О том, что абсолютное большинство граждан Украины точно так же приватизировало когда-то ведомственные или муниципальные квартиры, обличители скромно предпочитают не вспоминать. Как, впрочем, и о собственных, в основном полученных от разоренных колхозов, сельских домах.

Вандалы в печально известном селе Птичья, того же Дубенского района Ровенской области, постоянно терроризируют дом настоятеля местного Свято-Успенского храма УПЦ протоиерея Николая Сысонюка. Община выиграла все суды, но пока не вернула доступ к своему законному имуществу.

Установленные на частном дворе священника видеокамеры постоянно фиксируют какие-то неясные фигуры, которые устраивают на частной территории акции, граничащие с проявлениями нездорового рассудка. Разбросанные птичьи перья, ночные граффити – только часть их активности.

«Пусть первый бросит камень»?

Уроженец села Птичья, настоятель Свято-Покровского храма УПЦ села Подлужье протоиерей Иоанн Савчук до сих пор зарегистрирован там, где родился, и постоянно поддерживает прихожан родного села в их нелегкой борьбе за собственное имущество и право молиться. Возможно, именно поэтому местные «активисты» также уделяют внимание этому священнослужителю.

Помимо права на жилье, религиозную свободу и владение имуществом, «активные» граждане покушаются и на законное право свободного передвижения: протоиерея Иоанна не пустили к прихожанам общины УПЦ в селе Каменица, которое находится недалеко от Подлужья. Его попросили отслужить заупокойную литию на могилах, однако на кладбище ему в тот день не дали проехать сторонники Киевского патриархата, перепутавшие частную территорию с общественной, как это зачастую с ними бывает.

В один из пиков противостояния в Птичьей пострадало и жилье священника из Подлужья. Оппоненты священнослужителя устроили очередное бесчинство, забросав камнями дом, в котором он живет. Сам протоиерей Иоанн расценил этот инцидент как месть за поддержку своих православных земляков.

Перекрыть дорогу – не оригинальный метод

После захвата Свято-Введенского храма УПЦ в селе Печихвосты Гороховского района Волынской области рейдеры позаботились и о том, чтобы максимально эффективно отрезать законного настоятеля от общины. Священник Виктор Обдар сразу был вынужден «добровольно-принудительно» выписаться из церковного дома вместе с женой и маленькими детьми: рисковать нервами и здоровьем семьи он не решился.

Однако этого «активистам» показалось мало: на первых порах, когда настоятель все еще приезжал в Печихвосты служить в частном доме литургию, ему тоже перекрывали дорогу.

За непродолжительный срок, который минул после перевода священника на два прихода в другом благочинии, отец Виктор уже успел отстроиться на новом месте и ждет освящения престола.

«Теперь здесь все наше!»

Достаточно часто община УПЦ до начала рейдерских действий успевает оформить в частную собственность или в постоянное пользование построенный в селе церковный дом. В таком случае священнослужитель пользуется этим жильем до тех пор, пока, например, его не переведут на другой приход.

Тем не менее, как показывает практика церковного рейдерства в Тернопольской области, это далеко не гарантия того, что недвижимость общины останется в распоряжении тех, кто ее строил. Достаточно подделать протокол «сборов парафии» и, без печати юридического лица и подписи настоятеля, перерегистрировать на его основе общину УПЦ на другое юридическое лицо – приход УПЦ КП с таким же названием. После автоматической ликвидации общины, представители которой обречены на изматывающую судебную тяжбу за собственный статус, церковный дом, как и храм, остается в пользовании рейдеров из Киевского патриархата.

В селе Котюжины Збаражского района рейдеры таким образом последовательно прибрали к рукам и церковь, и жилье священника. 22 августа 2017 года неизвестные вломились в церковный дом, в котором после захвата раскольниками храма первомученика Стефана молилась община УПЦ. Вещи из домашней церкви вынесли полностью, фактически надругавшись над святынями. Как сообщил настоятель общины канонической Церкви протоиерей Александр Кантицкий, взломщики проникли через вход, который был предоставлен клирику УПЦ КП. Священнику УПЦ пришлось выписаться из этого помещения, невзирая на то, что он прослужил на приходе более двадцати лет.

Угриновская эпопея

После захвата Киевским патриархатом Свято-Крестовоздвиженского храма УПЦ в селе Угринов, на Волыни, там развернулась незаурядная битва за недвижимость. Для начала, используя рычаги влияния на местную власть, инициаторы захвата аннулировали правоустанавливающие документы на землю под основным церковным домом и на храм. В дальнейшем рейдеры присвоили и недостроенную кладбищенскую церковь, и второй жилой дом, который остался на территории Свято-Крестовоздвиженского храма, – со всем личным имуществом отстраненного от церкви настоятеля протоиерея Ростислава Сапожника.

Тем не менее какой-то видимости законности здесь все же придерживались. Попытки напрямую атаковать дом, в котором осталась проживать семья настоятеля общины УПЦ, были, но в конце концов рейдеры пошли другим путем. Дом священника, который строили прихожане канонической Церкви, оформил на себя Киевский патриархат, а жильцов приватизированного помещения попытались выселить через суд, что удалось лишь частично: несовершеннолетних на момент подачи иска о выселении детей судья выселить отказалась.

Именно события в Угринове нагляднее всего продемонстрировали, что целью перераспределения церковного имущества на конфликтных приходах в конечном итоге является абсолютная власть и влияние в селе. Ведь непокорная община УПЦ, продолжающая богослужения, остается единственной неподконтрольной местным авторитетам институцией.

Грибовица – толпа, вышедшая из-под контроля

Тем не менее предугадать, как развернутся события и куда заведут игры рейдеров с «массовкой», довольно сложно. Обычно для захвата церковной недвижимости нанимаются люди крайне далекие от Церкви. Когда рейдерские действия уже позади, они отходят от дел, и в результате, через год-два после громкого захвата, в украденный у канонической общины храм приходят 5-6 человек, в то время как в новом молитвенном помещении УПЦ по-прежнему собираются все постоянные прихожане.

В волынском селе Грибовица Иваничевского района, в котором на днях взломали и захватили церковный дом общины УПЦ, ситуация вышла из-под контроля даже у тех, кто мнил себя распорядителем бала.

26 октября 2017 года, через два года после захвата старинного Свято-Покровского храма УПЦ Киевским патриархатом, его сторонники проникли в жилье священнослужителя канонической общины и потребовали от него выселиться и выписаться из этого дома. Войдя во вкус, взломщики даже начали выносить во двор чужие вещи, которые, впрочем, потом сами и занесли обратно.

Ни разъяснения полиции, ни просьбы главы общины УПЦ КП – местного жителя, ни уговоры председателя сельсовета не подействовали на захватчиков жилья, которые так и просидели в доме несколько дней, пока священник УПЦ протоиерей Игорь Маргита не выселился из спорного помещения. Он выписался сам и выписал свою семью, перебравшись к родственникам.

Богослужения его община еще с лета проводит в новом храме, поставленном на принадлежащем священнослужителю участке. А землю под все еще ничейным церковным домом успел приватизировать местный сельсовет, который также, вероятно, завладеет и жильем.

Пора уяснить – оппоненты УПЦ не остановятся ни перед чем

Отдельно нужно упомянуть более давнюю историю, которая произошла в расположенном неподалеку от Грибовицы селе Тишковичи.

Здесь в 2001 году раскольники захватили храм и выгнали из дома уже очень пожилого священнослужителя Владимира Понагайбо, который, по данным украинской Википедии, прослужил на этом приходе дольше всех священников.

Вскоре он скончался, не выдержав удара.

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: