«Правый сектор» в действии: зачем раск ...

«Правый сектор» в действии: зачем раскольникам два чужих храма в Херсоне

05/01/2018 1103
Конец 2017 года ознаменовался началом еще одного храмового противостояния. На этот раз на Херсонщине.

Националистическая организация «Правый сектор» требует передать капелланской службе УПЦ КП два православных храма: св. прав. Феодора Ушакова при Главном управлении Нацполиции в Херсонской области и свв. 40 мучеников Севастийских при бывшем управлении ГАИ. Кто за этим может стоять и почему именно сейчас?

27 декабря 2017 г. руководитель «Правого сектора» в Херсонской области Н. Вотеичкина направила на имя Начальника Главного управления Нацполиции А. Мерикова письмо, в котором выразила просьбу поспособствовать передаче вышеуказанных храмов Киевскому патриархату.

1.jpg

В письме говорится о якобы многочисленных обращениях верующих, которые жаждут видеть эти храмы в религиозной организации Михаила Денисенко. Любой грамотный юрист обязательно приложил бы к письму список подписей этих самых верующих. Но этого мы здесь не видим. Далее г-жа Вотеичкина выдвигает против УПЦ ряд обвинений:
  • «эта религиозная организация является частью Русской Православной Церкви»;
  • «известны многочисленные факты преступного сотрудничества священников УПЦ МП с российскими оккупантами и пророссийскими террористами»;
  • «активная пропаганда идей "русского мира"».
Обвинения настолько стандартны, насколько же и нелепы.

Во-первых, в том, что УПЦ «объединена с Поместными Православными Церквями через Русскую Православную Церковь» (П. 3 Устава УПЦ) нет ничего ни противозаконного, ни предосудительного. Согласно ст. 8 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях», «Государство признает право религиозной общины на ее подчиненность в канонических и организационных вопросах любым действующим в Украине и за ее пределами религиозным центрам (управлениям) и свободное изменение этой подчиненности». А в случае с УПЦ даже нет надобности ссылаться на это положение закона. Измененный недавно Устав РПЦ абсолютно четко определяет: «Центр управления Украинской Православной Церкви находится в городе Киеве» (п. 4 гл. 10 Устава РПЦ).

Во-вторых, «факты преступного сотрудничества», о которых говорит г-жа Вотеичкина, не известны никому по причине их полного отсутствия. Сплетни – да, известны, факты – нет. Ни одного судебного решения, в котором эти «факты» были бы установлены, не существует в природе. Чуть ли не единственная зацепка в подобного рода обвинениях намечалась прошлым летом, когда СМИ раструбили на весь мир, что якобы два клирика Сумской епархии УПЦ осуждены за сепаратизм. На поверку оказалось, что эти лица не имеют к клиру УПЦ никакого отношения и Сумское управление СБУ вынуждено было принести официальные извинения за ошибочную информацию.

В-третьих, обвинять Церковь в пропаганде идей «русского мира» очень удобно. Самих этих идей никто не формулирует, никто не анализирует, хороши они, или плохи, но все думают, что это что-то ужасное. «Русский мир» давно уже превратился в такого себе страшного «бабайку», которым пугают детей. Бездоказательным обвинением в симпатиях к «русскому миру» можно нынче оправдать любую противоправную деятельность, что мы и видим в письме г-жи Вотеичкиной.

УПЦ не ведет никакой политической пропаганды ни «русского», ни «американского», никакого другого «мира». УПЦ проповедует то, о чем говорил апостол Павел: «Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев – соблазн, а для Еллинов – безумие» (1Кор. 1, 23). И Церковь не откажется от этого, даже если это одна из «идей русского мира». Повторяем, никакой политической пропаганды УПЦ не ведет. В противном случае – фиксируйте и обращайтесь в правоохранительные органы.

Украинские власти и СМИ не устают ассоциировать Украину с Европой. Но никто особо не вспоминает о такой основополагающей европейской ценности, как верховенство права. И никто не вспоминает о ст. 34 Конституции Украины, которая гарантирует свободу мысли и слова, а также свободное выражение своих взглядов и убеждений. А ст. 15 Конституции говорит, что никакая идеология не может признаваться государством как обязательная (в том числе и идеология национализма).

Но пренебрежение Конституцией и Законом «О свободе совести и религиозных организациях» – это еще цветочки. Г-жа Вотеичкина своим письмом совершает действия, предусмотренные ст. 161 Уголовного кодекса Украины, и призывает к тому же полковника полиции А. Мерикова.

«Статья 161. Нарушение равноправности граждан в зависимости от их расовой, национальной принадлежности или отношения к религии.

Умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства или чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями, а также прямое или непрямое ограничение прав или установление прямых или непрямых привилегий граждан по признакам расы, цвета кожи, политических, религиозных и других убеждений, пола, этнического или социального происхождения, имущественного положения, места жительства, по языковым или иным признакам, – караются штрафом до пятисот необлагаемых налогом доходов граждан или исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до пяти лет, с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового».

Именно под такими действиями и подписалась г-жа Вотеичкина.

Примечательно, что инициирует передачу храмов не Херсонская епархия УПЦ КП и не ее капелланская служба, а «Правый сектор». КПшное «духовенство» вроде как ни при чем, но вроде как и не против. Вот как прокомментировал данный вопрос секретарь Херсонской и Таврической епархии УПЦ КП Иоанн Замараев: «Относительно упомянутых вами часовен – они действительно опекаются духовенством Московского Патриархата. Как я отношусь к этому? С опаской, потому что большинство священнослужителей РПЦ (не все) являются пропагандистами идеологии "русского мира", которая в условиях нынешней гибридной войны является составляющей вооружения страны агрессора. Безусловно, для страны и нашего народа было бы гораздо лучше иметь свою Помесную Украинскую Православную Церковь – как издревле и сложилось в мировом Православии – в Грузии своя, Грузинская Церковь со своим патриархом, в Греции – своя, Греческая во главе с предстоятелем, в Болгарии – своя, в России Русская, возглавляемая Патриархом Кириллом и т.д., а в Украине должна быть своя – Украинская – не якобы – с фальшивыми бумагами, а подлинно Украинская. Что касается вышеозначенных храмов – действительно странно: как могут опекать наших силовиков люди, среди которых полно истовых пропагандистов антиукраинских умонастроений. Однако сей факт не должен провоцировать нашу Церковь Киевского патриархата на "поход" против, пусть и заблуждающихся, братьев и сестер христиан».

Опять «бабайка» по имени «русский мир». Опять заблуждение о том, что каждое независимое государство должно иметь независимую Церковь. А в сухом остатке – дистанцирование от действий «Правого сектора»: «сей факт не должен провоцировать нашу Церковь Киевского патриархата на "поход" против». Казалось бы: почему? Ведь раньше Киевский патриархат только приветствовал захваты храмов.

Во-первых, никакой объективной надобности в храмах св. прав. Феодора Ушакова и свв. 40 мучеников Севастийских у Киевского патриархата нет. Как сообщил секретарь Херсонской епархии УПЦ протоиерей Максим Тарасенко, «в непосредственной близости к Главному управлению полиции, совершенно рядом находятся два храма УПЦ Киевского патриархата».

2.png

Действительно, один из храмов Киевского патриархата находится примерно в 110 метрах, а другой – в 350 метрах от храма УПЦ. Несмотря на все победные заверения УПЦ КП и лукаво подтасованные соцопросы, КПшные храмы посещает очень незначительное число прихожан, а тем более на юго-востоке Украины. А ведь храмы-то содержать надо, оплачивать коммунальные и прочие расходы.

А во-вторых, и это главное, данную попытку обострения межрелигиозной ситуации следует рассматривать не иначе, как в контексте возможных переговоров с Киевским патриархатом о преодолении раскола в украинском Православии. Если отбросить все словесные нагромождения в поздневизантийском стиле, то Обращение «синода» УПЦ КП по вопросу переговоров в целом положительно. Архиерейский Собор РПЦ также высказался положительно и даже сформировал комиссию для таких переговоров.

И СПЖ, и многие религиоведы и аналитики высказывали мнение о том, что так называемое «покаянное письмо» г-на Денисенко Московскому Патриарху и все последовавшие за ним события в Киевском патриархате обнажили и обострили борьбу различных групп влияния внутри УПЦ КП.

Группа сторонников нахождения компромиссов с РПЦ, благодаря усилиям которой и появилось на свет «покаянное письмо», по-видимому потерпела поражение. Именно такой вывод можно сделать из пресс-конференции г-на Денисенко 1 декабря 2017 г. Но это только на первый взгляд. В действительности же позиция этой группы основана на объективных факторах. Идеология национализма и украинской государственности, с которой намертво связала себя УПЦ КП, не имеет с христианством ничего общего. Все больше людей начинают понимать, что в Киевском патриархате больше политики, чем религии. Собственно, это констатирует и лидер этой организации г-н Денисенко: «Все, кто заботится об украинской державе, уверены в том, что в нашей стране должна быть Поместная Украинская Православная Церковь».

УПЦ КП является именно политическим проектом. А от политики украинцы уже ох, как устали! Причем проектом неудачным. Несмотря на весь «патриотический» запал, КПшникам не удалось привлечь на свою сторону большую часть украинских православных. Подвергаемая постоянным нападкам и травле в СМИ, Украинская Православная Церковь имеет в два с половиной раза больше приходов, а монашествующих – больше в 20 раз. На сегодняшний день уже ясно, что все попытки как-то влезть в семью Поместных Православных Церквей через Константинопольский, Иерусалимский или иные патриархаты потерпели полное фиаско.

Заклинания типа «мы не нуждаемся ни в чьем признании», постоянно звучащие из уст представителей УПЦ КП, только подтверждают политический характер этой организации. Ведь такой подход не знаком Вселенскому Православию. 2 000 лет Поместные Православные Церкви жили одной семьей и взаимно признавали друг друга. Все попытки перетянуть в свой патриархат общины УПЦ приводят к прямо противоположному результату: православные верующие еще более сплачиваются и помогают своим попавшим в беду братьям и сестрам, вместо отобранных насильно храмов строят новые, открываются новые приходы (52 только за 2017 г.).

Над заявлениями КПшников о том, что верующие УПЦ массово переходят к ним, уже смеются даже далекие от Церкви люди. Все эти моменты и заставляют умеренно настроенных «иерархов» из Киевского патриархата искать выход из сложившейся ситуации. Но им противостоят «непримиримые». Пока что в этом противостоянии счет 2:0 в пользу «умеренных»: РПЦ сказала переговорам «да», УПЦ КП, с кучей оговорок и витиеватых словесных пассажей, – тоже «да». С определенной долей уверенности можно предположить, что переговоры все-таки начнутся в обозримом будущем.

А вот сорвать их могут именно захваты храмов. Отказ от этой политики Архиерейский Собор РПЦ назвал шагом к единству украинского Православия: «Решительный отказ от насилия и захвата храмов, отказ от взаимных обвинений и упреков, взаимное прощение друг другу старых обид – вот те целебные средства самопожертвования и любви о Христе, которыми только и может быть восстановлено единство канонической Церкви в Украине» (из Определения Освященного Архиерейского Собора Русской Православной Церкви «Об обращении бывшего митрополита Киевского и всея Украины Филарета»).

Естественно предположить, что «Правый сектор», который в мае подписал с УПЦ КП соглашение о сотрудничестве и взаимодействии, ориентируется именно на «непримиримых» и будет делать все, чтобы торпедировать возможные переговоры с РПЦ. И наиболее доступный и действенный способ для этого – захваты храмов. Поэтому можно предположить, что в ближайшее время попытки разжечь т.н. храмовое противостояние будут увеличиваться. Переговоры с РПЦ они могут если не сорвать, то существенно затруднить, однако такие действия еще больше покажут людям, что из себя представляет Киевский патриархат. «Правый сектор» у простых обывателей однозначно ассоциируется с насилием, а УПЦ КП все больше ассоциируется с «Правым сектором». Очень неприглядная ассоциация выходит. Именно поэтому Херсонская епархия УПЦ КП и не высказывает однозначную поддержку «Правому сектору» в вопросе передачи двух херсонских храмов.

А вот позиция Украинской Православной Церкви в храмовом противостоянии абсолютно правильная и выигрышная. Православные не прибегают к насилию и всячески стараются остудить «горячие головы» в своем стане, которые, может быть, и не прочь ответить захватчикам на их языке. Вместо этого УПЦ прибегает к молитве, солидарности с теми, кто оказался в беде, разъяснению своей точки зрения, а также правовым инструментам: обращению в судебные и правоохранительные органы. И в конечном итоге люди понимают, на чьей стороне правда.

Читайте материалы СПЖ теперь и в  Telegram

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: