Роковая ошибка Филарета

Роковая ошибка Филарета

23/12/2017 1213
Михаил Денисенко, именующий себя патриархом Киевским и всея Украины, в своих многочисленных интервью и проповедях уже не одно десятилетие связывает существование своей религиозной организации с украинской государственностью.

Один из свежих примеров – пресс-конференция 1 декабря, на которой Денисенко объяснял общественности свое письмо Московскому Патриарху. Цитата г-на Денисенко: «Бог дал нам государство. А раз Бог дал нам государство, то в этом государстве должна быть и независимая Православная Церковь. Это аксиома!»

Это отнюдь не аксиома, а роковая ошибка г-на Денисенко. Это утверждение несостоятельно с религиозной, канонической, исторической и логической точек зрения. А кроме того, несет в себе некоторые существенные риски.

Религиозная точка зрения

Вряд ли кто будет спорить с тем, что Церковь на земле основал Господь наш Иисус Христос. Равно как и с тем, что в основание ее он положил отнюдь не государство, а исповедание веры в то, что он, Сын Человеческий, есть и Сын Божий, пришедший спасти мир. Вот как об этом повествует евангелист Матфей: «Симон же Петр, отвечая, сказал: Ты – Христос, Сын Бога Живого. Тогда Иисус сказал ему в ответ: блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я говорю тебе: ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16, 16-18).

Сама же Церковь появилась в день Пятидесятницы, после схождении Святого Духа на апостолов. «При наступлении дня Пятидесятницы все они были единодушно вместе. И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать» (Деян. 2, 1-4).

Это было рождением Церкви Христовой на земле и одновременно рождением Поместной Иерусалимской Церкви. Причем Иудея в то время не имела своей государственности, а была колонией Римской империи. Можно сказать, что г-н Денисенко совсем другое имеет ввиду, мол, само собой разумеется, в основании Церкви лежит не политика и не государственность. Но из его высказываний совершенно явственно следует другое.

Вот, к примеру.

fil.jpg


В этой довольно небольшой публикации слово «Украина» и производные от него встречаются 34 раза. Имя Христа Спасителя упомянуто всего один раз в конце текста.

Подобный лингвистической анализ можно проводить по любым статьям, посланиям или интервью г-на Денисенко. Результат будет аналогичным. К примеру, о чем можно говорить в Рождественском послании, как не о Христе?

fil2.jpg


В этом тексте, без заголовков и титулов, слово «Христос» и производные от него встречаются 6 раз, в то время как «Украина» и производные – 10. И это в Рождественском послании!

Для сравнения аналогичное послание Митрополита Онуфрия:

fil3.jpg


В тексте, без заголовков и титулов: «Христос» и производные – 11 раз, «Украина» и производные – 2 раза.

Совершенно ясно, кто о чем говорит и кто какие основания кладет в основу своего религиозного мировоззрения. А если идти дальше – ясно, кто кому служит.

Итак, с религиозной точки зрения, г-н Денисенко высказывает противоречащую Евангелию мысль о том, что существование автокефальной Церкви в Украине основывается на государственности. И прямо говорит, что «это аксиома». Но апостол Павел сказал, что «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1Кор 3:11).

Каноническая точка зрения


Тот принцип, который проповедует г-н Денисенко, «Независимому государству – независимая Церковь», Константинопольский Патриархат осудил в 1872 году как ересь этнофилетизма: «Мы отвергаем и осуждаем племенное деление, то есть племенные различия, народные распри и разногласия в Христовой Церкви, как противные евангельскому учению и священным законам блаженных отцов наших, на коих утверждена Святая Церковь и которые, украшая человеческое общество, ведут к Божественному благочестию. Приемлющих такое деление по племенам и дерзающих основывать на нем небывалые доселе племенные сборища, мы провозглашаем, согласно священным канонам, чуждыми Единой Кафолической и Апостольской Церкви и настоящими схизматиками».

По поводу этого постановления и вообще Поместного Собора 1872 года существуют различные точки зрения, но коль скоро г-н Денисенко и все политическое руководство Украины в вопросе украинской автокефалии апеллирует именно к Константинопольскому Патриарху, то им следует учитывать Постановление Собора 1872 года.

Вселенские Соборы также не разделяют идею привязки церковной автокефалии к политической независимости. Многие правила говорят, что учреждение независимых патриарших кафедр является делом не мирским, а духовным, и решение таких вопросов не зависит от государственности. Например, правило 36 Шестого Вселенского Собора, которым установлена так называемая Пентархия, т.е. система пяти автокефальных Церквей: Римской, Константинопольской, Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской. Территории всех этих пяти кафедр на тот момент входили в состав Византийской империи, что не помешало Шестому Вселенскому Собору утвердить их автокефалию.

Историческая точка зрения


Утверждение о том, что в независимом государстве должна быть независимая Церковь, не подтверждается исторически. Уже говорилось о том, что самая первая Поместная Церковь – Иерусалимская – была создана, когда независимого иудейского государства не существовало вовсе. В дальнейшем эта Церковь находилась на территории различных государств, в том числе и Византийской империи, но не теряла при этом своего автокефального статуса. Вообще, на территории Византии, а затем и Османской империи одновременно существовало несколько древних автокефальных Церквей. И хотя взаимоотношения между ними порой бывали сложными, на их автокефальный статус никто не покушался. И, кстати, только с завоеваниями крестоносцев в Иерусалиме, Константинополе и других центрах появляется параллельная латинская иерархия, подчиняющаяся Ватикану.

Юрисдикция Иерусалимской Церкви в настоящее время простирается на территорию трех независимых государств: Израиля, Иордании и Палестины. И православные в этих странах отнюдь не заявляют о желании приобрести автокефалию.

Примерно то же можно сказать и в отношении двух других древнейших Патриархатов: Антиохийского и Александрийского: их автокефальность совсем не привязана к государственности. Еще более явственно это проявляется в отношении Константинопольского Патриархата. Греки полностью утратили свою государственность (Византийскую империю) в 1453 году, но автокефальная Церковь осталась. А несколько столетий до падения Константинополя, когда территория Византии примерно равнялась территории ее столицы, и несколько столетий после, когда на месте Византии была Османская империя, в Константинопольский Патриархат входили Православные Церкви в Болгарии, Сербии, Румынии, на Руси и т.д. Опять наблюдаем полное несоответствие церковных структур и государственных образований.

То, о чем говорит г-н Денисенко, что с получением государственной независимости образовывалась и автокефальная Церковь, относится к XIX столетию, когда Сербия, Болгария и Румыния освобождались от Османского ига. Но и тут все не так просто.

Болгарская Православная Церковь фактически вышла из юрисдикции Константинополя в 1860 году, формально акт об автокефалии был провозглашен в 1872 году, а государственная независимость Болгарии – только в 1878 году. Кстати, Патриархатом она стала именоваться только в 1953 году.

Сербия стала независимым от Османской империи государством в январе 1832 г., а автокефальной Сербская Православная Церковь стала лишь через 47 лет, в 1879 г.

Румынская Православная Церковь провозгласила себя автокефальной в 1865 г., а независимость Румынии (объединенного княжества Молдавии и Валахии) – через 12 лет, в 1877 г.

Истории других Православных Церквей – Албанской, Польской, Чешской, Словацкой – также свидетельствуют, что провозглашение церковной автокефалии не совпадает с провозглашением государственной независимости. История показывает, что автокефалия часто приносила этим Церквям больше вреда чем пользы.

Но самое главное – эти примеры ни в коем случае нельзя рассматривать как аналогичные сегодняшней украинской религиозной ситуации. Дело в том, что во всех вышеупомянутых примерах (Болгарии, Сербии, и т.д.) идея церковной автокефалии поддерживал если не все, то подавляющее большинство епископата, духовенства и мирян этих Церквей. В Украине же провозглашение автокефалии (Киевского патриархата) в 1992 году Филаретом (тогда еще митрополитом, но уже запрещенным в священнослужении) не было поддержано всей Церковью. За Филаретом не пошла ни одна епархия, ни один монастырь, ни одна духовная семинария. Эти действия квалифицируются не иначе как раскол, в который ушли Филарет и его весьма немногочисленные сторонники.

Логическая точка зрения


Из экклесиологического принципа г-на Денисенко – «Независимому государству – независимая Церковь» – следует однозначный логический вывод – в каждом независимом государстве должна быть своя независимая Церковь. Что является, конечно же, полнейшим абсурдом.

Православие в мире исповедуют примерно 260 млн человек. В большинстве стран мира есть православные общины. По логике г-на Денисенко, все они должны иметь автокефальные Церкви.

На это можно возразить, что, мол, речь идет только о странах с преимущественно православным населением. Но и тут не выходит. Автокефалия отнюдь не обуславливается процентом православных в общем количестве населения. Например, есть автокефальная Церковь Чешских земель и Словакии. Но православных в Чехии всего 0,4%, а в Словакии – 1,9%. Есть автокефальная Православная Церковь в Америке (правда, некоторые Поместные Церкви эту автокефалию не признают). Но в США православных всего 0,9%. Есть Польская Православная Церковь – 2,4% православного населения.

В то же время не имеют автокефальных православных Церквей:

Беларусь – 48,3% православного населения;
Молдова – 93,3%;
Кыргызстан – 20%;
Казахстан – 26,2%;
Латвия – 15,3%;
Босния и Герцеговина – 30,3%;
Черногория – 75,6%.

И никто из них не ставит вопрос об обязательной автокефалии.

Еще один логической вывод из утверждения г-на Денисенко – «раз Бог дал нам государство, то в этом государстве должна быть и независимая Православная Церковь» – заключается в том, что если Бог захочет это государство отнять, то и независимая Православная Церковь также должна быть автоматически упразднена. И тут кроются некоторые…

Существенные риски


Привязывать церковную независимость к украинской государственности, как это делает г-н Денисенко, весьма рискованно по причине возможной утраты этой самой государственности в самом недалеком будущем. Не спешите обвинять автора в непатриотизме или цитировании российских источников.

О возможности потери Украиной государственности говорил не кто иной, как ее собственный Президент Петр Порошенко в выступлении перед Верховной Радой в 2017 г.: «Без завершения реформ мы рискуем потерять государственность, и нас просто не станет». Порошенко обещал депутатам не допустить такого сценария, но покажите человека в Украине, который верит обещаниям г-на Порошенко! Озвучил Президент и другие условия потери Украиной государственности: сопротивление разных групп влияния, коррумпированная бюрократия и олигархия, а также политиков-популистов. С этим нельзя не согласиться. Но нельзя и не задать вопрос: а кто-нибудь может себе представить, что указанные проблемы будут решены в обозримом будущем? Показателен и сам факт того, что Президент открыто допустил возможность распада своего государства, выступая перед парламентом.

Признают такую возможность и другие политики:

Олег Ляшко: «Украина – на пороге потери государственности, как и 100 лет назад!»

Дмитрий Ярош: «Сейчас речь идет о спасении государства. Я имею возможность прорабатывать аналитику, которая предоставляется в СБУ, СНБО. Существует очень пессимистический сценарий, который дает нашей стране запас прочности до конца года. После этого мы можем получить несколько квазигосударств на территории Украины».

Юлия Тимошенко: «Если не провести внеочередные выборы парламента и Президента, боюсь, что до 2019 года от Украины не останется и костей».

Эти цитаты можно продолжать и продолжать.

Но не только политики, а и рядовые граждане считают, что страна находится в состоянии распада. По данным украинской социологической группы «Рейтинг», так думают 75%(!) населения страны (опрос 2017 г.). А 85% согласны, что страна находится в состоянии хаоса.

fil4.jpg


Многие политики и политическое аналитики признают Украину несостоявшимся государством (failed state). Попытки Президента Порошенко доказать с трибуны парламента, что это не так, уже доказывают: это, как минимум, неочевидно. Разве можно себе представить, как лидер, например, Франции или Чехии убеждает своих парламентариев, что его страна не «failed state»?

Подобную мысль высказал и первый президент Украины Леонид Кравчук.

fil5.jpg


Второй президент, Леонид Кучма, тоже не в восторге от состояния государства: «Мы об экономике вообще забыли, мы разваливаемся начисто! Мы становимся сырьевым придатком».

Говорят об этом и западные СМИ. И отнюдь не какие-то второстепенные, а самые что ни на есть авторитетные.

fil6.jpg

fil7.jpg


Допускают возможность распада нашего государства и соседние с Украиной страны. И далеко не только Россия. Польша, Венгрия и Румыния уже сделали все необходимые действия и заявления, чтобы обосновать свои территориальные претензии к нам. И общественность, и политические силы в этих странах уже подготовлены к такому варианту развития событий.

Один из основных медиа-ресурсов вроде как дружественной нам Прибалтики опубликовал даже карту такого распада.

fil8.jpg


Кстати, Украинская Православная Церковь постоянно и последовательно выступает за целостность украинского государства и сохранение независимости.

Существует и еще одна группа рисков той жесткой привязки Церкви к государству, о которой говорит г-н Денисенко. Это риски того, что государство будет принуждать независимую Церковь следовать в русле своей государственной политики. В Украине такая опасность существует в контексте навязывания обществу так называемых европейских либерально-демократических ценностей. Это и признание однополых браков, и права на эвтаназию, и альтернативные формы семьи, и женское священство, и еще много чего.

Что же имеем в концовке?

А имеем то, что привязка церковной автокефалии к политическим реалиям (независимости) не оправдана ни с какой точки зрения. Эта привязка есть роковая ошибка г-на Денисенко, которая делает невозможной создание автокефальной Церкви в Украине в т.н. «филаретовском» варианте. Если в Украине когда-нибудь и возникнет каноническая автокефальная Церковь, то ее появление будет обусловлено в первую очередь религиозными, а не политическими факторами.

И еще один вывод можно сделать из высказываний г-на Денисенко: его детище – Киевский патриархат – является политическим национально-ориентированным проектом. Тем, кто в своем мировоззрении ставит на первое место Украину, этот проект подходит как нельзя лучше. Но тем, кто ищет Бога и хочет идти за Христом, явно не сюда. «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6, 33).

Читайте материалы СПЖ теперь и в Telegram.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: