Святой Иоанн Кронштадтский – обличитель антирелигиозных взглядов Л. То ...

Святой Иоанн Кронштадтский – обличитель антирелигиозных взглядов Л. Толстого

06/03/2016 1778

Святой праведный Иоанн Кронштадтский (1829-1908) – великий молитвенник русской земли, подвижник благочестия, мудрый и смиренный пастырь Православной Церкви. Среди великого сонма подвижников веры и благочестия имя отца Иоанна Кронштадтского занимает исключительное место. Ещё при жизни его называли живой легендой и духовным маяком для всего русского народа. По словам выдающегося богослова Русской Православной Церкви – архиепископа Никанора (Бровковича) (1826-1890): «Отец Иоанн Кронштадтский – это поразительное знамение времени».

Его знали и любили, к нему ехали со всех концов Руси, его просили о помощи. И он всегда находил для каждого время и силы. Для многих паломников особенно ценной была проповедь батюшки, ведь она согревала сердца людей. Вся его жизнь была живой проповедью святости и света святого Евангелия. Своим служением ближнему и примером истинной любви отец Иоанн вернул многих заблудших людей к Православной вере. Это был посланник Божий, который показал людям путь к духовному исцелению и спасению. Он дал надежное руководство в духовной жизни для всех, кто ищет душевного спасения, для всех «алчущих и жаждущих правды» (Мф. 5:6). Вся его жизнь – это пример истинного служения Богу и людям. Это пример настоящего пастыря Церкви Христовой.

Эпоха, в которую жил и трудился святой праведный Иоанн Кронштадтский, представляет собой время социальных и общественных потрясений с одной стороны, и духовно-религиозного застоя с другой. Многие понимали, что только Церковь способна внести ясность в жизнь народа, помочь восстановить веру, вдохнуть живой дух в умирающее и измученное народное тело. Для достижения таких высоких целей нужны были и соответствующего уровня пастыри. Таким светильником Руси и украшением Церкви в конце XIX – начале XX века стал Иоанн Кронштадтский.

Всероссийский батюшка жил в предреволюционное время, время духовно-нравственного упадка, полного обнищания веры. «Посмотрите, как мир приближается к концу; везде безверие, везде клевета на Творца, везде дерзкая надменность и безверие...».

И в это неспокойное время, когда о вечной жизни забыли, когда верят в безликий мировой разум и эволюцию мира, когда гордость поборола многих, когда зачерствевшие сердца упали в безверие, а об обществе смело можно было сказать, что страсти победили многих, именно в этот грозный час прозвучал голос Кронштадтского пастыря.

Прозвучал его голос, который пронесся по всей Руси и смягчил сердца многих. Человеческие души услышали голос любящего пастыря, который призывал всех. Отец Иоанн не только обращался к голосу совести, но и учил, что делать, чтобы спастись: покайтесь, омойте слезами все свои грехи!

Святой праведный Иоанн Кронштадтский указывал, что спасение возможно только в Церкви, ибо только в Церкви находится вечно Господь наш Иисус Христос. Только в Церкви истина и спасение; а вне Церкви – ложь и смерть; только для тех, кто находится в Церкви существует безмерная жертва за грехи. Отец Иоанн видел, что только в Церкви человек может жить, а не существовать. Церковь является единственной дорогой к Богу, в Ней весь праздник. Как указывает протоиерей Г. Флоровский: «У отца Иоанна видим возвращение к духу Святых Отцов: Церковь есть вечная Истина».

Отец Иоанн чётко понимал, что необходимо христианам: общее нравственное очищение, всенародное глубокое покаяние, замена языческого на христианское, поэтому всегда повторял: очистимся, омоемся слезами покаяния, примиримся с Богом, и Он примирится с нами.

Ереси и расколы отец Иоанн объяснял, как предательство Христа, как мучительное раздирание Его Святого Тела – Церкви. В их основе лежит одно – бесовская гордыня. Именно поэтому отец Иоанн был непримиримым борцом против любых посягательств на Святое Тело Христово, на Церковь.

Иоанн Кронштадтский вел постоянную борьбу против лютого врага Христова – Л. Толстого, который умело прикрывал свои богохульства за прежней славой талантливого писателя. Люди не видели еретика, а видели большого русского писателя, автора романов «Война и мир», «Анна Каренина». Поэтому, святой пастырь изначально открывает настоящие имена Льва Толстого: «лев, ищущий кого поглотить» (1 Пет. 5:8); Иуда предатель («если бы ему с детства дали понятие о христианстве, то из него не вышел бы такой Иуда предатель»); предтеча антихриста; слепой безумец, который нигде не видит Господа Бога; учитель безбожников, атеист и антихрист; новый Арий, который дерзко поднял свою седую голову против Христа и Церкви и увлек за собой многих своих почитателей; безумец, который верит, что верно мыслит; отступник от Бога, поклонник своего «я» (себе поклоняется как кумиру), поклонник слепого человеческого разума.

Отец Иоанн задает вопрос: почему Бог попустил явиться Л. Толстому и подобным атеистам, и анархистам в бурное время? И видит единственный ответ: чтобы появились сильные защитники, апологеты Церкви, и тогда Истина Божья проявится в новой красе.

Великий русский священнослужитель противостоял «великому» русскому писателю (в прошлом великий писатель, ведь даже литературные критики отмечали насколько упал литературный уровень Л. Толстого после духовного кризиса, после «Арзамасского ужаса»), который через дьявольскую гордыню стал одним из злейших еретиков последнего времени, и весь свой писательский талант направил на самое дерзкое сатанинское богохульство и уничтожение всего святого. Иоанн Кронштадтский противостоял тому, чья слава земная, а значит мгновенная и мимолетная. Противостоял тому, кто храбр только чернилами на бумаге. Противостоял тому, кто исказил свою личность до нравственного уродства, до отвращения. Святой праведный Иоанн Кронштадтский и граф Л. Толстой были как будто два противоположных полюса: на одном – слава и святость Русской Церкви, на другом – отлучённый от Церкви еретик.

Русское общество живо интересовалось этой «битвой гигантов»: один гигант добра и правды, другой – зла и лжи. Одного дал народ, вынес его на своих плечах и прославил как воплощение всего святого, всего чистого и великого; другой – это плод интеллигенции, той ее части, которая отрицает Бога, хулит Его имя, которая прославляет своего идола за то, что он бросил грязью в Святую Церковь. Поэтому неудивительно, почему на сторону отца Иоанна становилось большинство. Л. Толстой не мог не считаться с авторитетом и аудиторией «всероссийского батюшки».

Иоанн Кронштадтский признавал, что в своем бывшем литературном творчестве Л. Толстой действительно имел талант, но с началом богохульства на святыню этот талант он полностью потерял, а все, что осталось направил против Бога и Церкви. Для любого мыслящего человека очевидным является полное невежество бывшего писателя Л. Толстого в религиозной сфере, хотя он всеми силами пытался это скрыть: «Толстой – колосс, но в своей сфере, в области литературы романтической и драматической, а в области религиозной он настоящий пигмей, ничего не знающий»; «Толстой полный невежда по отношению к религии, он азбуки христианской не знает. Он только романист, который ловко красивыми словами плетет антибогословские сети ... Он – пример полного неприятия христианства»; «Он знал только как писать легкие романы, а теперь вступил в борьбу с Церковью, но ничего не получается»; «Толстой – бывший романист, а ныне самозванец-богослов. Он ничего не понимает в богословии. Нарядился в одежду мужика, чтобы вдоволь посмеяться над верой его и России». Указанные цитаты святого праведного Иоанна Кронштадтского ярко указывают кем на самом деле стал Л. Толстой, до какого безумства и гордыни он упал. Они указывают, что именно из-за гордыни и лукавства Л. Толстой не смог понять высоту христианского учения, не смог понять Истину. По мнению Иоанна Кронштадтского, Л. Толстой даже и не пытался понять Истину христианской веры, ведь единственная его «вера» – это вера в хаос.

Л. Толстой стал для отца Иоанна символом предательства Православной веры, воплощением опасной антирелигиозной тенденции в обществе: «Многие люди сделались духовными трупами. «Живут» так, будто не придется умирать и давать отчет о своей жизни. Покаяние для них нет, а сердце далеко от Бога». Для отца Иоанна Л. Толстой – это проповедник зла, язычества и безверия в сочетании с радикализмом. Истинный пастырь не мог молчать против того, кто открыто и сознательно посягнул на все догматы Православной веры, кто стремился отобрать веру в людей – то, чем человеческая душа живет, дышит. Не мог молчать пастырь против того, кто пишет и печатает всё, что вздумает, соблазняя этим народ православный.

Для Иоанна Кронштадтского было вполне очевидно, что Л. Толстой всеми силами стремился полностью разрушить веру в Иисуса Христа (в Того, в Кого он никогда не верил), лишить людей Спасителя. Восстал на Христа – единственный источник жизни, потому что не уверовал в Него, а потому неверующий Л. Толстой уже осужден: «верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя единородного Сына Божьего» (Ин. 3:18); «верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36); «а нечестивые погибнут, и враги Господни, как тук агнцев, исчезнут, в дыму исчезнут» (Пс. 36:20).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский считает, что Л. Толстой своим безверием превзошел бесов, ибо и бесы веруют, и трепещут (Иак. 2:19). «Для Толстого не существовало веры в Бога (была вера в безликое существо, которое дало жизнь человеку. Здесь Иоанн Кронштадтский видит толстовский абсурд: как что-то безликое, безличностное могло дать начало личностному? На этот вопрос Л. Толстой и сам не имел ответа, но с невыразимой фанатичностью проповедовал), он полностью уничтожил веру для себя, а потому стремился уничтожить ее и в других. В своей клевете на веру он стремился найти себе самооправдание», – указывает пастырь.

Этот разрушитель не способен ничего взамен дать людям, – указывает отец Иоанн, – он способен лишь оставить душу в хаосе, пустоте и мраке. Хаос, пустота и мрак у Л. Толстого вместо бесценного сокровища русского народа – Православной веры. Очевидно, что «мудрость» Толстого – это безумие. Настолько ужасны плоды толстовского учения и стремления «усовершенствовать» человечество. Святой праведный Иоанн Кронштадтский отмечает, что Л. Толстой хотя и мечтал об «усовершенствовании» всего человечества, но сам оставался бесконечно далеким от совершенства и самого понятия «совершенство», ведь у Л. Толстого, – указывает Иоанн Кронштадтский, – достичь совершенства – это сделать всех безбожниками и моральными дикарями.

Истинный пастырь не мог молчать против того, кто объявил войну Истине и Церкви. Не мог молчать, когда Л. Толстой проповедовал безбожие, и смерть, ведь удаление от Бога (единого Источника жизни) – это смерть. Без Бога нет жизни. От отца Иоанна, как ученика Христова, трудно было бы ожидать другую реакцию: «Это моя обязанность как пастыря, у которого разворовывают его овец!».

Невозможно даже представить себе, чтобы великий русский пастырь молчал и спрятался! Весь мир нуждался в том, чтобы авторитетный голос поднялся против Л. Толстого. А кто же мог говорить для него авторитетнее, как не Иоанн Кронштадтский?! В словах святого пастыря справедливость, правда, защита, исповедничество!

Отец Иоанн прекрасно понимал, учитывая славу Толстого и его влияние на общественное сознание, к каким разрушительным последствиям может привести проповедь «новой религии» безверия и анархии. Иоанн Кронштадтский отмечал: «Много слепцов духовных учились и учатся у Л. Толстого, которого с жадностью читают и попадают в его сети, отчуждаются от Бога, впадают в отчаяние и заканчивают самоубийством. Вот плоды дьявольского таланта, который сеют враги Божии».

Кощунство и ересь Л. Толстого заставили Иоанна Кронштадтского как верующего и православного священника бороться с ним жестко, яростно. Именно поэтому критика в. Иоанна была бескомпромиссной, сокрушительной – par pari (с лат. «равным за равное»). Критика за злобную и несправедливую клевету Л. Толстого на христианскую веру. Эмоциональный элемент в критике Иоанна Кронштадтского вызван безграничной любовью к пастве, которую всеми силами нужно было сохранить от пагубного влияния.

Л. Толстой знал, что его религиозные «поиски» (богохульные творения, которые были результатом подражания западному безбожию и озлобления за отлучение от Церкви (это затмило его мировую «славу»), его явная клевета и злостное восстание на святыню встречали праведный гнев святого пастыря – Иоанна Кронштадтского.

Л. Толстой знал о правдивой критике, но не отвечал отцу Иоанну. Неизвестно ни одной статьи этого еретика против о. Иоанна. Возможной причиной, почему Л. Толстой не отвечал было то, что из-за своей гордыни считал это ниже своего аристократического «достоинства», которое он уже давно потерял (если оно вообще у него было). Именно гордыня руководила Л. Толстым в его восстании на все святое, в восстании на Церковь и Христа: «разгордился как сатана и не сочтет нужным покаяться». Только один раз Толстой написал об Иоанне Кронштадтском, написал правду, пожалуй, сам этого, не поняв: «Между нами и ними нет ничего общего» (то есть, между толстовцами-безбожниками, и верующими духовными чадами отца Иоанна).

Русский писатель Н.С. Лесков (1831-1895) верно указал, что нельзя хромать на оба колена, нельзя одновременно любить Л. Толстого и Иоанна Кронштадтского. Нельзя, ведь Толстой бунтовал против Бога, а Иоанн Кронштадтский полностью доверял Богу и просил Его помощи. Но пути отца Иоанна и Л. Толстого сошлись в одной точке – спасение и жизнь вечная. В этой точке отец Иоанн боролся за спасение человеческих душ, а Л. Толстой за то, чтобы их погубить.

Свое отношение к толстовскому «новому христианству» Иоанн Кронштадтский сначала выразил устно, с амвона, затем опубликовал. Он постоянно обличал ересь Л. Толстого, которого ждала вечная погибель: «Ибо вот, удаляющие себя от Тебя гибнут; Ты истребляешь всякого отступающего от Тебя» (Пс. 72:27).

Иоанн Кронштадтский открыто развенчал образ, который почитала вся неверующая интеллигенция, он выступил против их идола. За это на отца Иоанна посыпались упреки, упреки за то, что он стал за Православие. На эту критику в свою сторону отец Иоанн отвечал: «Бог с ними. Пусть ругают нас, а мы будем держать себя с достоинством священного сана».

Иоанн Кронштадтский критикует Л. Толстого за то, что тот сам сбился с истинного пути, указанного Господом, но из-за гордыни стремится как можно больше людей убедить в своей правоте, стремится убедить своими нелепыми мыслями. Отец Иоанн советует Л. Толстому вспомнить слова Священного Писания: «Кто соблазнит одного из малых этих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:6).

Отец Иоанн обращается ко всем, кто колеблется: «Не найти другого пути, как только во Христе. Другие пути ведут к погибели. Это сатана открывает эти «новые» пути. Никакие Толстые никогда не найдут и не покажут нам другого пути, потому что наш путь – верный». О Л. Толстом сказано в Писании «они постыдятся, когда дни их пройдут».

Для отца Иоанна полностью ясна первооснова учения Л. Толстого: гордость, высокомерие, обожествление самого себя, презрение к Самому Богу и Церкви. На первом месте стоит гордость, именно эта гордость окончательно ослепила душу Л. Толстого. «Тот находится во тьме, и во тьме ходит, и не знает, куда идет, потому что тьма ослепила ему глаза» (1 Ин. 2:11). Именно из-за этой гордости он начал верить только себе (Иоанн Кронштадтский указывает, что у Л. Толстого idea fix – верить только в себя) и в свой ум, именно из-за этой гордости Л. Толстой восстал на Христа. Иоанн Кронштадтский добавляет, что это было не просто восстание, а крайняя злоба. Злоба на Христа, злоба беспричинная, злоба греховная. По мнению святого праведного Иоанна Кронштадтского, Л. Толстой все критикует и смешивает с грязью, а малейшую критику в свою сторону не может выдержать. «Вот, – говорит отец Иоанн, – где проявляется толстовская неисправимая гордыня».

Плоды этого учения также ясны: распущенность умов, сердец, морали, безверие и безбожие, поклонения своему уму, гордыня бесовская, самоубийство. По мнению отца Иоанна, единственное к чему может привести подобное учение – разрушение всех законов Божьих и человеческих: «По плодам их узнаете их» (Мф. 7:16).

Л. Толстой посягнул на истину Евангелия и всего Священного Писания, издевается и смеется над Ним, намеревается полностью Его изменить под своё учение – мёртвую воду. Нельзя было допустить, чтобы этот еретик изменил Истину на явную ложь. Стоит указать яркие слова Иоанна Кронштадтского, раскрывающие истинную натуру Л. Толстого: «Верить лжи = верить Л. Толстому». Это простое арифметическое равенство Иоанн Кронштадтский предлагает нам помнить всегда.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский как апологет, как истинный пастырь Церкви, как ученик Христов не мог молчать и бездействовать. Не мог молчать, ведь Толстой стремился уничтожить то, что было безусловно важным, драгоценным и святым для людей всех веков.

Причиной такой наглости Л. Толстого была гордыня, которая годами разрушала его душу. «Гордыня породила в его душе», – говорит отец Иоанн, – чувство собственного совершенства и превосходства над всеми. Поэтому Л. Толстой и почувствовал себя судьей Слова Божьего». Для Иоанна Кронштадтского кажется очевидным, что слова пророка «Горе тем, которые мудры в своих глазах и разумны пред самими собой!» (Ис. 5:21) касаются именно надменного Л. Толстого, а потому мнимая мудрость его обречена на гибель, и разум безбожника Толстого будет отвержен, как он отверг Разум Божий и сам вознес себя выше Бога.

Для Иоанна Кронштадтского особенно большим кощунством Л. Толстого над христианскими святынями, перед глазами всех верующих, было его восстание на таинство Евхаристии. Таинство великой милости Божией к грешному человеку, милость, которой мы можем спасаться от греха и смерти: «Едящий Мою плоть и пьющий Мою кровь имеет жизнь вечную, и Я воскрешу его в последний день» (Ин. 6:54). Толстой полностью отрицает это великое таинство, отрицает без всяких доказательств. Вместо доказательств у него только злоба на святыню. Святой пастырь указывает Л. Толстому на слова Того, против Кого он боролся: «Ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12:37); «Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших» (Ин. 8:24). Для святого праведного Иоанна Кронштадтского является полностью понятным то, что все богохульные слова и безверие Л. Толстого будут осуждены в день суда: «А нынешние небеса и земля, содержимые тем же Словом, сберегаются для огня на день суда и погибели нечестивых людей» (2 Пет. 3:7).

Святой праведный Иоанн Кронштадтский делает вывод относительно еретика Л. Толстого: «Церковь две тысячи лет победила множество подобных еретиков и осталась святой, истинной, славной, непобедимой». Великий русский пастырь напоминает всем верующим, что Церковь не способны победить силы ада (Мф. 16:18), ведь Сам Бог её создал, и Он постоянно Её опекает. Только в Церкви покоится Дух Истины, который постоянно свидетельствует всему миру о ее истине. Церковь – это Тело Христово «Тело Его, полнота Наполняющего все во всем» (Еф. 1:23). Церковь – это дом Бога Живого, это столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15), и никаким безумным Толстым этот Святой дом не разрушить.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: