«Здесь все мое!», или Как УПЦ КП регистрирует свои общины

«Здесь все мое!», или Как УПЦ КП регистрирует свои общины

19/10/2016 880
Самовольный захват культовых сооружений прямым текстом запрещен в законодательстве Украины. И хотя подавляющему числу церковных патриотов закон не писан, последняя волна храмового рейдерства «выбросила» в публичное поле достаточно много интригующих схем, с помощью которых новым «хозяевам» церковной собственности помогали завладеть чужим имуществом.

Поскольку судебная система пострадавшего в последние бурные годы украинского государства сегодня действует по принципу сломанных часов, дважды в сутки показывающих правильное время, сторонники метода «отобрать и поделить» все же вынуждены как-то прикрывать и аргументировать свои действия. Пресловутые «референдумы» в сельских приходах не имеют законной силы, и рейдеры проводят их скорее для того, чтобы «поиграть мышцами». А вот прописаться в чужой квартире – вариант.

Грибовица, Волынская область


Общину Киевского патриархата начали «лепить» здесь довольно давно. Однако до 2015 года речь шла лишь о подготовке устава, без регистрации юридического лица. Благочиние УПЦ в этом районе небольшое, а село Грибовица с давних времен слывет довольно-таки нелегкой вотчиной для священнослужителей.

В 1998 году сюда перевели молодого священника с семьей – в основном для того, чтобы загасить бурлящий на приходе конфликт. Новый настоятель оказался юридически грамотным. Община УПЦ, пользующаяся старинным Свято-Покровским храмом, имеет обновленный устав с четко прописанным адресом – улица Школьная, 35 Б. Не каждая сельская религиозная община может похвастаться «пропиской» с улицей и номером здания, а также безупречно оформленной в постоянное пользование землей под предоставленным ей культовым сооружением.

Запрос в реестр по юридическому адресу общины УПЦ КП, которая зарегистрировалась в Грибовице ровно за месяц до открытого конфликта с УПЦ, в августе 2015, дал неожиданный ответ. Как оказалось, регистраторы, ничтоже сумняшеся, внесли в базу данных по грибовицкой общине Киевского патриархата тот же адрес, по которому ранее была зарегистрирована Свято-Покровская община УПЦ! И если, по факту, уговорить внезапно уверовавших прихожан УПЦ КП отдать храм его законному владельцу будет достаточно сложно, задать несколько неудобных вопросов чиновникам все же придется.

14793988_10210884212925406_102061513_n.jpg14805398_10210884212965407_891429759_n.jpg


Как поясняет ситуацию руководитель Синодального юридического отдела УПЦ протоиерей Александр Бахов, в законодательстве нет четкой инструкции, считать ли правонарушением регистрацию новой религиозной общины там, где уже молятся другие люди. А вот технические действия регистраторов, мягко говоря, сомнительны. «Указывая в уставе конкретный юридический адрес, основоположники новой общины должны были предоставить хоть какие-то подтверждения того, что у них есть право на это помещение», – объясняет о. Александр. По его словам, это должно было быть или право собственности, или договор о передаче храма в пользование, или хотя бы согласие существующей и имеющей все права на церковь общины УПЦ. Кстати, этот момент косвенно оговорен в законе, согласно которому передача храма двум общинам может состояться исключительно по согласию всех участвующих сторон.

Аналогия в этом деле проста. В частной (купленной, унаследованной, приватизированной) квартире новый жилец может быть прописан решением собственника. А вот на жилплощадь, принадлежащую государству, в прежние времена нового человека могли подселить исключительно по согласию всех прописанных взрослых. Эпопея Киевского патриархата в Грибовице, однако, пошла по сюжетной линии сказки о лубяной и ледяной избушке. «Прописанную» в храме общину УПЦ попросту выжили из него, а теперь ведут дело к тому, чтобы и «выписать» – разорвать охранный договор.

Мильча, Ровенская область


Община УПЦ официально пользовалась старинным храмом Рождества Пресвятой Богородицы с 1991 года. Аналогично, участок под храмом также находился и находится в пользовании этого юридического лица. Однако после проведенного «референдума» с перевесом сторонников Киевского патриархата конфликт возник и здесь. Поначалу прихожане УПЦ ушли молиться в соседнее село, а община УПЦ КП, не заходя в закрытый до дальнейших выяснений храм, собиралась с новым священником в церковном доме.

Сложилось так, что первые интервью по межконфессиональным конфликтам на Ровенщине автор этого материала записала именно с общиной УПЦ КП в селе Мильча. Ее староста, он же председатель сельсовета Юрий Мищук, упомянул, что его обвиняют в незаконном изменении адреса храма, и что это совершенно не соответствует действительности.

Несколько месяцев спустя стало известно о том, что суд подтвердил право общины УПЦ на это сооружение, а еще через несколько недель было опубликовано еще одно судебное решение. В нем шла речь о том, что Мильчанский сельсовет изменил почтовый адрес храма и зарегистрировал в нем общину УПЦ КП… Данные манипуляции, которые представители исполкома сельсовета пытались отрицать, были признаны незаконными. На записи комментария сельский голова, мягко говоря, кривит душой.

14795774_10210884215805478_1410321047_o.jpg

Сага о Тернопольской ОДА


На территории Тернопольской области находится не только древняя православная святыня, Свято-Успенская Почаевская лавра, но и крохотный приход села Куликив, в этом же Кременецком районе. На его территории – крошечная церковь, бывшая часовня, построенная на месте сгоревшего в Первую мировую войну храма. Свято-Покровскую церковку со временем достраивали и расширяли, но она осталась небольшой и невысокой.

14801000_10210884221765627_416646860_n.jpg


Это культовое сооружение примечательно тем, что в его стенах православная служба велась на украинском языке с 1937 года! Сложно понять мотивацию тех, кто летом 2015 вытеснил из него прихожан УПЦ, ведь обычно новообращенные верующие заявляют, что им мешал ходить в церковь непонятный, вражеский и агрессорский одновременно церковнославянский язык богослужения.

По словам представителя Тернопольской епархии УПЦ протоиерея Георгия Прокопчука, медиа-слухи о том, что в этом селе якобы прекратила свое существование община Украинской Православной Церкви, были несколько преувеличены. Само село фактически состоит из одной улицы, прихожан там действительно крайне мало, но служба все же ведется – в одном из домов верующих.

В целом ситуация в этом селе скорее была бы типичной для того, что происходит в Кременецком районе последние пару лет. Прицел всего этого понятен: Почаевская лавра – слишком лакомое воспоминание для тех, кто в свое время вытеснил из нее православие и явно хочет вернуться назад. Почему казус в селе Куликив выделяется из ряда подобных инцидентов?

Ведь деятели из Тернопольской ОДА в разгуле креативности не постеснялись перекроить уставы общин УПЦ в селе Колосовая и Башуки. Чиновникам, играющим на руку рейдерам, совсем не приходит в голову, что они запустили в украинское общество механизм, вполне способный вернуться к ним же самим. В разгуле беззакония не так и сложно представить себе ситуацию, когда в правоустанавливающих документах кто-то подменит пару букв, и ничего не подозревающий собственник на этом основании потеряет право на имущество. Чье это будет имущество?

Точно по такой же схеме собирались поступить и с общиной в селе Куликив. Однако в рабочем процессе обнаружилась небольшая неприятность: оказалось, что община УПЦ КП здесь уже есть, еще с 90-х годов. Правда, только на бумаге. При этом, как писали в областных СМИ, основали ее те же люди, которые об этом призабыли и немного позже затеяли еще и «переход» из УПЦ.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: