Юраш: Мы отдали Софию УПЦ КП, потому что эта Церковь достойно проявила ...

Юраш: Мы отдали Софию УПЦ КП, потому что эта Церковь достойно проявила себя на Майдане

01/03/2016 3701

Таким бриллиантом чиновнической мысли в обрамлении других, не менее блестящих тезисов директора Департамента по делам религий и национальностей Андрея Юраша зрители Украины могли наслаждаться 24 февраля в программе Олеся Дония «Остання барикада».

Программа, как Вы уже могли догадаться, была посвящена обсуждению скандального решения Министерства культуры Украины о передаче в пользование УПЦ КП «Малой Софии». Однако вместо ожидаемой дискуссии (а эта тема вызвала в обществе весьма бурную реакцию), получился пресный пропагандистский продукт, который по задумке авторов должен был убедить зрителя в правильности и мудрости решения, принятого главой Минкульта В.Кириленко (который случайно оказался членом Высшего церковного совета УПЦ КП). О том, что эта программа стала площадкой для тривиальной агитации в пользу решений власти говорит и тщательный подбор гостей, и сладкое их единодушие, и выстроенная линия обсуждения темы.

В гости к Донию в этот вечер были приглашены:

Андрей Юраш – директор департамента по делам религий и национальностей Минкульта,

Владимир Бондаренко – политик,

Вячеслав Корниенко – заместитель директора «Софии Киевской»,

Сергей Шумило – директор Международного института афонского наследия в Украине.

Все эти люди, кроме Сергея Шумило, имели свои распределённые функции и, соответственно, каждый, в меру своих способностей, пытался, что называется, работать в команде.

Владимир Бондаренко, приглашённый как представитель старой власти (но, заметьте, не «злочинный» представитель) должен был поведать зрителю, как раньше Киевский Патриархат обижали и притесняли, а землю и храмы отдавали только Московскому. Его задача была простой, но важной: внушить зрителю мысль, что Украинская Православная Церковь как «антиукраинская» организация совершенно не заслуживала права служить в такой национальной святыне, как София Киевская. Тем самым готовилась и удобрялась почва для последующего соло А. Юраша. Получилось у Владимира Дмитриевича, прямо скажем, с переменным успехом.

Вячеслав Корниенко обязан был соглашаться с высказываниями остальных гостей (кроме Сергея Шумило) и ведущим. Его застенчивая улыбка символизировала безоговорочное единодушие руководства Софиевского заповедника с любыми решениями Минкульта. Справился замечательно.

Андрей Юраш как бесспорный лидер имел полную свободу слов и действий. Выступал вдохновенно, окрылённо и с большим воодушевлением. Возможно, поэтому высказывал некоторые, скажем так, эксцентричные мысли.

Задача Олеся Дония как ведущего была координация слов и действий приглашённых гостей. Также он время от времени напоминал, что, хотя он и «человек мирской», но Московский Патриархат не любит.

Чуть позже Сергей Шумило, который пытался отстаивать в этой компании свою, оппозиционную точку зрения, писал об этой встрече: «Там планировалось, что будут две точки зрения против двух противоположных… Я предлагал, для разнообразия, пригласить ещё известного независимого эксперта Тимура Бобровского или главу Опекунского Совета «Софии Киевской» Фёдора Зернецкого, но вместо них пришёл заместитель директора заповедника, которого я тоже уважаю, но он на зарплате у Минкультуры))) Потому вышло, что я один против четверых…»

Не секрет, что София Киевская до сегодняшнего дня олицетворяла собой нейтралитет в отношениях государства и всех украинских конфессий. Несмотря на неоднократные обращения Церквей отдать храмы Софии для богослужений (известно, в частности, о письме Главы УПЦ к президенту Януковичу в 2010 году), власть неизменно отвечала отказом. За годы независимости к руководству в Украине приходили люди разных конфессиональных предпочтений, но ни разу София Киевская не была отдана какой-то одной Церкви. Поэтому неудивительно, что отношение к этой национальной святыне стало лакмусовой бумажкой справедливого и паритетного отношения государства ко всем украинским конфессиям.

Поскольку нынешняя власть этот паритет грубо нарушила, то она должна была предоставить украинцам весьма убедительные аргументы в пользу принятого ею решения. И сделать это должен был, в первую очередь, Андрей Юраш, как человек, представляющий государство по всем вопросам, связанным с церковной жизнью.

Нынешний директор Департамента по делам религий никогда не скрывал своих симпатий к УПЦ КП и антипатий по отношению к Украинской Православной Церкви, а потому нет ничего удивительного в том, что вся аргументация относительно решения о передаче «Малой Софии» Киевскому Патриархату свелась к разглагольствованиям о том, насколько УПЦ КП достойнее, патриотичнее и авторитетнее, чем Украинская Православная Церковь.

Юраш: Вопрос сохранения «Малой Софии» отпал, там нечего сохранять. Мы обсуждаем фейк.

На протяжении всей программы господин Юраш шесть раз высказывал мысль о том, что решение о передаче УПЦ КП «Малой Софии» никак не связано с идеологией, и нужно рассматривать этот вопрос вне идеологических составляющих.

Что ж, очевидно, у Андрея Васильевича особенное, глубоко государственное видение термина «идеология», и высказанная им мысль о том, что представители УПЦ КП во время событий Евромайдана вели себя «исключительно достойно» и потому заслуживают Софии больше чем кто-либо, к вопросам идеологии никакого отношения не имеет. Однако этот тезис явно требует своего завершения, чего господин Юраш не сделал, видимо, из соображений врождённой деликатности. Ведь, согласно элементарной логике, если УПЦ КП заслуживает Софию, поскольку она вела себя на Майдане достойно, значит Минкульт проигнорировал УПЦ именно по причине недостойного поведения этой Церкви. Другими словами, призывы Киевского Патриархата к активизации протестов на Евромайдане – это по-христиански, а попытки монахов и клириков УПЦ (вставших между «Беркутом» и активистами 21 января 2014 года) остановить развивающийся силовой конфликт – такое поведение в юрашевское понятие церковного «достоинства» не входит.

002.jpg

Не менее удивительно утверждение чиновника и о том, что УПЦ КП «имеет самый высокий уровень доверия и вообще, и в православной среде». Кого Андрей Васильевич имел ввиду под словом «православная среда», осталось неразрешимой загадкой. Относил ли он к таковым Патриарха Сербской Церкви Иринея, высказывающегося об УПЦ КП вполне определённо: «Раскольники из так называемого «Киевского Патриархата» давно отвергнуты Православными Церквями и относятся к Православию только по имени»? Или он вспомнил слова Патриарха Болгарской Православной Церкви Неофита: «т.н. УПЦ Киевского Патриархата – не признана ни одной Поместной Православной Церковью мира». А, может, он имел ввиду Синаксис Предстоятелей Православных Церквей в Шамбези, на котором представителей Киевского Патриархата не было вообще, а единственной Православной Церковью в Украине в который раз была названа УПЦ?

А. Юраш: Президент Украины понимает, что он, как раз, принадлежит к тем 20%, которые ещё формально там, но объективно…

Впрочем, можно догадаться, что Андрей Васильевич имел ввиду данные социологических исследований, которые проводились в апреле 2015 года. Согласно этим опросам 40% украинцев относят себя к Киевскому Патриархату, и только 20% – к УПЦ. А следовательно, говоря словами Юраша, есть «принципиальное несоответствие между статистикой и реальными ожиданиями и ориентациями верующих», то есть храмы УПЦ КП, якобы, не вмещают в себя всех желающих и потому нуждаются в помощи государства для расширения сферы своего влияния.

Однако же нет никаких данных о том, что за последнее время возросло КОЛИЧЕСТВО ПРИХОЖАН В ХРАМАХ Киевского Патриархата. Церкви УПЦ КП отнюдь не ломятся от возросшего числа верующих. Андрей Юраш как религиовед не может не знать о том, что абсолютное большинство опрошенных людей в церковь заходят в лучшем случае раз в год – освятить куличи на Пасху, а свою позицию по принадлежности к тому или иному патриархату определяют по передачам и публикациям украинских СМИ, в том числе, и таким «объективным», как «Остання барикада». Для подтверждения этого тезиса достаточно вспомнить результаты соцопроса 2010 года, когда СМИ ещё не подходили к оцениванию Церкви с линейкой патриотизма. Согласно данным компании «Research & branding group» 62% жителей Украины считали Патриарха РПЦ Кирилла украинцем, а 49% верующих Киевского Патриархата вообще не знали имени главы своей организации.

Самый простой и действенный способ определить истинное количество православных верующих в Украине предложил Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей УПЦ протоиерей Николай Данилевич. Согласно его расчётам православные приходы насчитывают в среднем около 150 человек. Соответственно, умножая количество приходов на среднее количество прихожан, получаем более-менее точную цифру.

Относительно УПЦ: 12741 х 150 = 1 911 150, то есть, почти 2 млн. человек.
Относительно УПЦ КП: 4700 х 150 = 700 000 человек.
Относительно УАПЦ: 1400 х 150 = 210 000 человек.

Таким образом, получается, что прихожан УПЦ в Украине – не 20%, а 4,5% населения. Но и верующих Киевского Патриархата – 1,6%, а никак не 40%!

Впрочем, и 40% Юрашу показалось мало; он, почему-то, решил объединить вместе приходы УПЦ КП и УАПЦ! И это при том, что буквально на днях стало известно об обращении Архиерейского собора и Патриаршего совета УАПЦ, в котором, в частности, было сказано: «Нынешняя власть искусственно и целенаправленно делит граждан Украины на своих и чужих и «с презрением и циничным пренебрежением» относится к Украинской Автокефальной Православной Церкви». А ведь Юраш – самый что ни на есть главный представитель власти в отношениях с Церковью!

Но Андрей Васильевич позволяет себе не просто жонглировать цифрами. В своих глазах он столь авторитетен, что считает себя вправе давать советы президенту Украины относительно его конфессиональных предпочтений: «Президент понимает, что он, как раз, принадлежит к тем 20%, которые ещё формально там, но объективно…»

В конце концов, устав от цифр и исчерпав запас агитационных заготовок, чиновник просто сообщил: «Решение (про передачу Софии) не принималось. Это была мысль, которая, как говорили античные философы, витала в воздухе, а мы её просто уловили»!

В. Бондаренко: Я радий, що ті, кого побили при похованні Патріарха Володимира, отримали сатисфакцію

003.jpg

Безусловно, в этой программе солировал Андрей Юраш. Но это соло не было бы столь ярким, если бы его выгодно не оттенял бэк-вокал: суровый обвинитель Владимир Бондаренко, таинственно улыбающийся Вячеслав Корниенко и, конечно, хозяин эфира – «мирской человек» (как он сам себя охарактеризовал) Александр Доний.

Надо сказать, что в нынешнем украинском обществе, несмотря на бодрую декоммунизацию, абсолютно так же, как и во времена СССР, для успешной карьеры необходимо чутко подстраивать свои взгляды под «линию партии». Только в советское время это был социализм, а сейчас – национал-патриотизм. Безусловно, из всех присутствующих наибольший опыт в политическом маневрировании был у Владимира Бондаренко. Проведя в своё время 10 лет на комсомольско-партийных должностях он, как никто другой, знает, когда нужно что-то горячо поддержать, а когда – что-нибудь с негодованием обличить.

Бондаренко не является ни церковным экспертом, ни специалистом-историком. Объективно на этой программе ему было делать нечего. Его роль была в изречении голословных негативных сентенций об УПЦ: «У нас сейчас две разные конфессии, у которых абсолютно разное отношение к нашей державе и к нашим символам. Поэтому общество и реагирует. Вы посмотрите, как изменилось количество прихожан в Киевском Патриархате и в Московском».

Вот только в советское время можно было обличать не задумываясь, сплошным потоком, а сейчас ведь могут и за руку поймать.

Так господин Бондаренко в эмоциональном обличительном запале заявил: «Посетил госпиталь инвалидов войны в Пуще. Там не отпевают покойников, не молятся об Украине, о державе. Они продолжают свою информационную деятельность как государства, которое не признает, что у нас есть война с Россией».


Как удалось выяснить СПЖ, Владимир Дмитриевич, вероятно, имел ввиду госпитальный храм великомученика Пантелеимона. Нам удалось связаться с его настоятелем иереем Александром Колесниченко, который сообщил, что на протяжении последнего года никто к нему с просьбой об отпевании не обращался (помещение храма представляет собой вместе с алтарём комнатку 17 м2), а на церковных службах молятся за всех, о ком были поданы записки, никому не отказывая. Впрочем, если бы господин Бондаренко хоть иногда посещал церковь, то он бы знал, что в любом храме УПЦ на каждой Литургии произносится прошение о «Богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея».

Кроме того, можно также привести примеры, когда священники в бучанских госпитальных храмах регулярно проводят панихиды по погибшим украинским воинам, жертвам Голодомора, проводят таинство Соборования для пациентов госпиталя.

И стоит ли говорить, что последняя сентенция господина Бондаренко окончательно прояснила его позицию по обсуждаемой теме – месть и злорадство: «Рішенню я аплодую. Я радий, що ті, кого побили при похованні Патріарха Володимира, отримали сатисфакцію».

В этом контексте вспоминается фраза Андрея Юраша: «Мы исходим из безапелляционно универсального принципа: перед государством все религиозные организации равны, и отношение к ним совершенно одинаковое». Но действительно ли равны, Андрей Васильевич? Судя по тому, как от одной конфессии Юрашем с благодарностью принимаются награды, а о другой не зазорно высказаться, как о «агентах ФСБ», – всё же не совсем. Наблюдая за тем, как легко и регулярно Андреем Васильевичем распространяется, мягко говоря, неправдивая информация об УПЦ, а Киевскому Патриархату под надуманным предлогом не жалко отдать национальную святыню, можно прийти к выводу – юрашевское представление о равенстве едва ли адекватно. А на ум, почему-то, приходит цитата из антиутопии Джорджа Оруэлла «Скотный двор»: «Все животные равны. Но некоторые животные равны более, чем другие».

Как известно, если звезды зажигаются, значит это кому-нибудь нужно. То, что Софию отдали именно в этот момент – явно неслучайно. Приунывшие после Шамбези и Гаванской встречи патриоты, где Киевский Патриархат был откровенно проигнорирован и православными иерархами, и даже Папой Римским, остро нуждались в мощном заряде позитивных эмоций. И пускай даже Патриарх Константипольский Варфоломей, на которого националистами возлагаются такие надежды, отмежевывается от любых проявлений ереси этнофилетизма (национализма) в церковной жизни, власти в Украине не дадут в обиду церковную структуру, которая столь активно её поддерживает.

«Чим менше буде Московського Патріархату на цій землі, тим буде краще», – именно такой фразой подвёл итог своей программы «Остання барикада» её создатель, ведущий, а по совместительству и народный депутат Украины Александр Доний, добавив при этом: «Це була програма про культуру».

В общем-то в этих двух фразах Доний тезисно изложил не только содержание своей часовой программы, но и нынешнее кредо по отношение к украинскому Православию современных украинских комиссаров Минкульта: «Курс – на государственную карманную Церковь».

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Микола Шкрібляк
Шумило, який начеб то "пытался отстаивать в этой компании свою, оппозиционную точку зрения", якщо це так було насправді, то він духовний сліпець. Насправді дуже добре, що "Теплу Софію" передали Церкві. Ще ліпше те, що Українській, не за вивіскою, а за словом і чином. Нехай Всемилостивий Господь укріпить сили духовні і тілесні тих Великих українських Константинів, які ухвалили це доленосне рішення. Нехай додасть сили духа Його Святості патріарху Філарету, що сподобився ласки Божої не лише відновити Богослуження у звалтованому безбожницькою владою храмі, а й перейменувати його на честь великого українського князя-державника Ярослава Мудрого.
[COLOR=#444444]На відміну від теперішніш князів віку цього, [/COLOR]Ярослав Мудрий добре усвідомлював соціальну і суспільно-політичну роль Національної Церкви, її важливе значення у державотворчому процесі. Розуміючи, що функціонуючи в межах певного етнічного організму, Національна Церква формує, легітимізує та освячує не лише універсальні онтологічні цінності, а й стає основою національно-державного, суспільно-економічного і політичного поступу кожного конкретного народу в лоні якого вона розвивається. Тому не випадково саме за його князювання були сформовані усі необхідні структурні та організаційні інститути, які є базисними для побудови Помісної Церкви. Зокрема, вперше з часів Аскольдового та Володимирового хрещення Київ став осідком митрополита, адже до цього митрополити Київські перебували за межами Києва. Для утвердження Києва як митрополичого центру князь розпорядився спеціально збудувати величний кафедральний собор – Св. Софію Київську як противагу Софії Константинопольській, а головне провести вибори митрополита Київського з русичів (обрано було Іларіона (1051 – 1088 рр.), який став главою Київської Митрополії. Ось чому Ярослав Мудрий - Мудрий на віки, а наші мужновладці лише на час перебування при владі. Розпочату Ярославом Мудрим справу зі звільнення Києво-Руської Церкви від грецького, а отже східно-азійського засилля активно продовжували його син Ізяслав (1054 – 1078 рр.) та онук Святополк ІІ (1093 – 1113 рр.). Вони віддавали перевагу духовно-культурним і політичним зв’язкам християнською Європою і, зокрема, з Римом, але не з Константинополем, авторитет якого почав нестримно через вязання ціпів із Мосоквією.
Олександр Єрмоленко
[B]Микола Шкрібляк, гарно Ви все розповідаєте, як би не кілька "але"! В першу чергу, передача "Малої Софії" не може бути мудрим рішенням, в звьязку з несприятливою політичною та міжконфесійною ситуацією. УПЦ КП - не монополіст в українському церковному середовищі, тому надавати перевагу цій конфесії, тому що "вона гідно показала себе на Майдані", як висловився пан Юраш, ну зовсім НЕ мудро!
[/B]По-друге, враховуючи те, якої позиції притримуються у відношенні до УПЦ КП Помісні Церкви, передача цього храму саме УПЦ КП є ще більш НЕ мудре рішенням. Навіть Папа римський дав зрозуміти, що з "Київським патріархатом" не рахуються, як з церковною спільнотою. Що хоче зробити влада? Самоізолюватись від всіх світових церковних спільнот?
Третє і останнє - не намагайтесь переписувати історію! Не думайте, що навколо всі дУрні, і тільки у вас - патент на правду. Час все і всіх розсудить.