Православная Церковь в Украине в условиях информационной войны. Часть ...

Православная Церковь в Украине в условиях информационной войны. Часть 2: «…идите, научите все народы…» (Мф. 28:19)

31/10/2016 609
А что же Церковь? Как она реагирует на сложившуюся, довольно непростую для нее, ситуацию? Пусть мои слова вызовут негативную реакцию среди некоторой части православных, но я должен это сказать: во всем, что сейчас происходит в Украине по отношению к Православной Церкви, ВИНОВАТЫ МЫ САМИ! 

Читайте также: Православная Церковь в Украине в условиях информационной войны. Часть 1: Трудные вопросы

И самая большая беда состоит в том, что мы никак не хотим этого признавать. Да, мы часто говорим о покаянии, о том, что мы несовершенны, но на деле редко кто находит в себе смелость публично покаяться в том, что именно мы довели положение дел в Церковной жизни до той ситуации, когда под угрозой оказалось само существование Канонического Православия в Украине. При этом у нас под рукой всегда находится отговорка, что, согласно завету Господа нашего Иисуса Христа, «Врата ада не одолеют Церкви!» (Мф 16:18). Однако мы почему-то забываем тот факт, что речь здесь идет о Церкви в целом, забываем факты истории, когда на той или иной территории каноническое православие либо вообще прекращало свое существование, либо количество приходов сокращалось до нескольких десятков (1).

Но почему же так получилось? Ведь мало кто будет сомневаться в том, что подавляющее большинство священников, епископов и мирян искренне преданы Христу и Его Церкви? Почему мы оказались в такой трудной ситуации? Почему общество не слышит нашего голоса, а если и слышит его, то не верит нам? Почему у нас все время срабатывает известная поговорка: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»?

Основная причина произошедшего состоит в том, что после начала возрождения церковной жизни на территории постсоветского пространства мы не поняли того, что жизнь изменилась, что изменились люди, попросту говоря – мы не поняли того, что оказались в другой исторической реальности. Эта ошибка привела к тому, что мы активно начали восстанавливать дореволюционное православие. Мы занялись исключительно внешним благоустройством церковной жизни, а в отношениях с обществом сделали ставку на диалог с властью, надеясь на возрождение так называемой «симфонии» между Церковью и государством: в пылу внешнего благоустройства церковной жизни никто так и не заметил того глубокого, внутреннего крена, который содержала в себе идея «симфонии» между Церковью и государством. Идея, которая не смогла учесть онтологическую несовместимость Царства Небесного и падшей земной действительности.

Мы забыли главное, забыли о миссии Церкви в этом мире. А в это время (я имею в виду 25 лет независимости Украины) наши противники шли к душам людей другим, более эффективным путем.

Мы не смогли объяснить людям того, что такое Церковь, чему она служит, какова Ее Природа и т.д. И этим не замедлили воспользоваться наши недруги. Они просто сыграли на человеческих страстях и преподнесли украинскому обществу идею «симфонии» в красивой националистической обертке. Они не спешили строить храмы, они выбрали правильный курс – курс на то, чтобы завладеть умами людей. За годы независимости они воспитали несколько поколений людей буквально обожествляющих все национальное. Они создали образ врага из своего северного соседа и внедрили в массовое сознание миф о том, что каноническая украинская Церковь – есть служанка Москвы, и следовательно, – враг Украины. Фактически они создали новую религию под названием «украинский национализм». Главным постулатом которой, в отношении православной Церкви, является мысль о том, что Церковь должна служить государству (ну чем не симфония?), что интересы нации выше любых других интересов: «Религиозная гомогенность – пишет один из проводников этой идеи, – одна страна, одна религия, одна церковь – рассматривается как условие консолидации государства; религиозные диссиденты, как и религиозные радикалы, которые уверены, что только один Иисус Христос и никто иной является главой Церкви, считаются угрозой национальным церквям и преследуются (это, кстати, фактически означает, что угрозой для национального государства становится каноническая Православная Церковь. – Прим. авт.). Национальные церкви продуцируют идеологии, которые содержат специфично национальные темы и укрепляют легитимность недавно образованных государств… “Не государство создано для религии – а религия для государства”. Государство является главенствующим во всем… Нация не хочет “просто” освящаться религией, она сама становится ею, а национализм переделывается на заменитель религии: жить, умереть, страдать, любить и ненавидеть во имя нации становится большей добродетелью, нежели страдание во имя абстрактного Бога» (2). Как следствие, сегодня достаточно большая часть населения в Украине ничего и слышать не хочет о каноническом православии и как мантру твердит лозунги об основании в Украине своей «украинской православной церкви».

Мы совершили ту же ошибку, что и до революции, а именно: до революции православие часто воспринималось людьми как некий инструмент для патриотического воспитания населения, в результате чего у большинства сложилось вполне устойчивое мнение о том, что Православная Церковь – преимущественно националистическое явление. Фактически же это означало формирование в сознании людей того времени устойчивого стереотипа о Церкви без Христа и жизни по евангельским заповедям. Если прибавить сюда еще и сугубо административное давление, осуществлявшееся со стороны светских властей на Церковь, то становится ясно, почему в истории России начала XX века имела место глобальная катастрофа. «…Не потому ли так сильно ударила революция по Церкви, – заметил Святейший Патриарх Кирилл в одном из своих публичных выступлений, – что в сознании многих людей Церковь отождествлялась с властью, воспринималась как ее инструмент?» (3).

Что делать?


Итак, с вопросом «кто виноват» мы разобрались. Мы виноваты! Вряд ли нам стоило ожидать лояльности от СМИ и право-радикалов, от власти и других христианских конфессий (из которых самой агрессивной по отношению к УПЦ являются украинские греко-католики).

Увы, но за последние 25 лет Церкви так и не удалось создать реальные церковные СМИ. Конечно, в каждой епархии есть своя епархиальная газета, но она скорее является не средством массовой информации (т.е. таким информационным органом, цель которого доносить позицию Церкви до широких масс расцерковленного, обманутого пропагандой украинского населения), а внутрикорпоративным информационным листком, качество которого, чаще всего, делает его малоинтересным и для самих православных (увы, на мой взгляд, этот вывод касается большинства печатных церковных СМИ).

В том числе при прошлом руководстве Церкви были упущены все мало-мальские возможности сотрудничества со светскими, более или менее лояльными к УПЦ, СМИ. А если наши священнослужители и появлялись на экранах ТВ или давали интервью в светских газетах и журналах, то темы раскола, украинского национализма, информационной войны ими, как правило, не затрагивались.

Правда, при нынешнем руководстве ситуация несколько изменилась в лучшую сторону: появился ряд сайтов, с помощью которых Церковь пытается отстоять свои интересы, мы стали называть вещи своими именами, перестали бояться критики и открытой дискуссии. Но, увы, всего этого слишком мало для того, чтобы кардинально переломить ситуацию в свою пользу: согласно статистике интернет-изданиям доверяет слишком мало людей, да и общее количество православных электронных СМИ (из которых, наверное, только сайт Союза Православных журналистов может называться реальным электронным СМИ) недостаточно для того, чтобы эффективно противостоять нашим оппонентам.

И все же ситуация работает на нас: обнищание большинства населения, несоответствие между декларируемой властью программой реформ и реальной жизнью (кстати, очень напоминает ситуацию с СССР), отрицательное отношение большинства населения к военному конфликту на Востоке Украины и прочие сложности, имеющие место в современной украинской действительности, постепенно раскрывают людям глаза и вселяют надежду на то, что голос Православной Церкви в Украине может быть услышан обществом.

Так что же нам теперь делать? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно обратиться к истории Церкви. И если мы это сделаем, то увидим, что Церковь всегда активно противостояла ересям, раскольникам, как, впрочем, и всем тем, кто пытался скомпрометировать в глазах людей веру Христову. И если сегодня внутриполитическая ситуация в стране работает на нас, то наше молчание работает против нас. Своим испугом перед майданом мы сами дали повод раскольникам и националистам начать гонения против нас. Так не пришло ли время вспомнить слова св. Иоанна Златоуста о том, что ХУДШЕЕ ИЗ ГОНЕНИЙ – ЭТО ОТСУТСТВИЕ ГОНЕНИЙ! Давайте вспомним о том, что в Евангелии Христос чаще всего призывает своих служителей НЕ БОЯТЬСЯ! На мой взгляд, первое, что мы должны сделать сегодня, так это обратиться к украинскому обществу и назвать вещи своими именами. А именно:

  • Мы должны донести до людей всеми возможными средствами факт того, что так называемый «киевский патриархат» – это раскольническая группировка, не признанная никем в православном мире. И мы должны объяснить людям, почему это так! В любом случае, нравится это кому-то или нет, но общество должно понять, что в Украине нет разделения Православия, что в Украине уже существует Каноническая Церковь, находящаяся в единстве со Вселенским Православием, что не может быть и речи ни о каком объединении с раскольникам, и что у раскольников только один путь вхождения в Церковь – через покаяние.
  • Нужно как можно чаще напоминать обществу о том, что Церковь никогда не служила и не будет служить ничему тленному, временному, преходящему. Дело Церкви – служить спасению человека во Христе. Так что по сути своей Церковь – это больница, в которой подаются лекарства (Благодатные Таинства) для исцеления человеческих душ, а лучше сказать, для исцеления всего человека от греха, страдания и смерти.
  • Конечно, мы не должны принимать участие в политической борьбе. И более того, мы должны с уважением принять выбор украинского народа. Но все же, нужно постараться донести до людей всю пагубность крайне-националистической идеологии. Должны попытаться раскрыть перед людьми всю лживость философии гедонизма (поиска наслаждений). Философии, которой отравлены сегодня миллионы людей в Украине. И сделать это нужно на современном, доступном для людей языке. Не нужно бояться отвечать на самые насущные и острые вопросы, которые ставит перед нами жизнь. Не нужно замыкаться в себе, а наоборот, нужно развернуться лицом к обществу, стараться быть открытыми и доступными.

Но для того, чтобы все это можно было осуществить, нам нужно заняться созданием реальных церковных СМИ, работа которых будет отличаться высоким профессионализмом и, в первую очередь, будет направлена на то, чтобы раскрыть позицию Церкви и донести проповедь Евангелия секулярному обществу. Нам, наконец-то, необходимо перестать быть «молчащей церковью». В конце концов, Христос посылал Своих учеников на проповедь: «Итак идите, научите все народы…» (Мф. 28:19), а не заповедал им замкнуться в своем узком кругу и ждать, когда Бог Сам приведет тех, кто в Него уверовал.

Более того, Церковь должна не только нести Слово Божие в массы, но и уметь размышлять о том, как мы смотримся в глазах нехристиан. Мы должны уметь спокойно и взвешенно анализировать то, в чем правда или, наоборот, неправда этих представлений, должны уметь адекватно реагировать на вызовы времени. Без этого ни у нашей страны, ни у Православной Церкви в Украине нет будущего. Увы, но наши 5% прихожан (из которых большинство составляют люди преклонного возраста), не способны остановить демографический и духовный кризис украинского общества. Кризис, который уже в самое ближайшее время может поставить под вопрос само существование независимой Украины. И поэтому мы должны уметь выйти из покоя келий к людям, мы должны стать более открытыми и доступными, должны суметь переступить через некоторые свои психологические стереотипы (чаще мешающие нам быть православными, нежели наоборот). И еще раз скажу: самый реальный способ, которым это можно осуществить, – это создание реальных церковных СМИ.

Доклад прочитан на семинаре «Проблематика политически ангажированного использования религиозного фактора в СМИ»


Ссылки:

1. Так, с возникновением ислама православие фактически исчезло с территории некоторых исламских государств (современные Иран, Ирак). Также в истории были случаи, когда Церковь переставала быть православной по причине искажения вероучения (например, армянская и коптская церкви, которые уклонились в ересь монофизитства). А первый из Православных Патриархатов – Константинопольский, сегодня насчитывает менее 100 приходов. Хотя в свое время Константинопольская Церковь была крупнейшей Православной Церковью в мире.
2. Національна академія наук України. Институт філософії імені Г. С. Сковороди. Релігія і нація: в суспільному житті України й світу. С. 90-91, 192-194 (Перевод автора).
3. Из выступления Патриарха Кирилла. Еженедельник «Седмица». 2009. № 29-30. с. 21.

Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов: