«Держава – це бог»? О путях украинской ...

«Держава – це бог»? О путях украинской автокефалии в новом фильме об УПЦ

23/06/2017 664
12 июня в Киеве в Доме кино состоялась премьера документального фильма «Украинская Православная Церковь: в вере и истине».

Фильм был довольно многообещающим как по анонсам, так и по составу интервьюируемых людей, среди которых были архиереи нескольких Православных Поместных Церквей, известные богословы и историки Церкви, в частности, из числа преподавателей Киевской духовной академии.

С одной стороны, 25 лет исторического Харьковского собора 1992 г. определяют основную сюжетную линию фильма – история украинского раскола и положение канонической УПЦ в современности. Именно с этого в фильме начинается вступительное слово управделами УПЦ митрополита Бориспольского и Броварского Антония.

С другой – и это отчетливо видно при просмотре фильма, – аудитория приобщается к новому взгляду на украинский раскол: о Церкви – только в Церкви. Фильм не ищет виноватых и не пестрит громкими инвективами, от начала и до конца будучи лишенным политической составляющей. Сюжет выстроен настолько логически верно и богословски грамотно, что создается справедливое впечатление: даже если бы в фильме имя Филарета или понятие раскола звучало каждые пять минут, в конце зритель задумался бы не об идеологах «Національної Церкви», а о том, зачем вообще Церковь и какова она – истинная Церковь Христова.

Первое, на что следует обратить внимание, – это краткий исторический экскурс от проф. прот. Николая Данилевича – преподавателя Византологии в Киевской духовной академии. Тут зритель узнает о том, что раздел на епископии, архиепископии, митрополии и патриархии образовался в те времена, когда все они находились в составе единого государства – Византийской империи. Выражаясь научным языком, это произошло в позднюю римскую и ранневизантийскую эпоху IV-V вв. В то время «имперская жизнь превалировала над национальной, а церковная идентичность была не национальной, а универсальной», – резюмировал о. Николай.

Таким образом, идеологам непризнанного мировым православием «Киевского патриархата» следует не забывать, что статус их «предстоятеля» уходит своими корнями не в «Русский мир» (о чем можно подумать, глядя на куколь Филарета), а в «Византийский мир», и, как бы там ни было, патриархат – это все же имперское изобретение.

Далее о. Николай говорит, что такое понятие как первенство чести принадлежало тем Церквям, в которых непосредственно проповедовали апостолы. Исключением из правила стала Константинопольская Церковь, поскольку Константинополь стал «Городом царя и синклита». Это было утверждено в 28 правиле IV Вселенского собора. После развала империи ситуация меняется: автокефалия теперь может быть сверхнациональной и национальной. Однако здесь важно то, что все вышеперечисленные организационные особенности были подчинены одной единственной цели – проповеди Евангелия. Каждая историческая эпоха определяла статус Церкви в широком диапазоне административных способов ее существования в мире, но исключительно в контексте ее миссии.

Косвенно фильм не обошел вниманием и известные антицерковные законы, которые планировали принять в украинском парламенте. При этом главный контраргумент сформулирован довольно просто и исключительно в рамках Устава УПЦ – на примере двух пунктов из вышеуказанного документа:

1) УПЦ является самостоятельной и независимой в своем управлении.

2) УПЦ соединена с поместными Церквями через РПЦ.

Таким образом, любые спекуляции на теме «центра» сводятся к двум важным нюансам:

3) канонической неграмотности составителей законопроектов, которые не удосуживаются прочитать основные документы, регламентирующие жизнь «вражеской» УПЦ;

4) «маниакальным» аппетитам вышеуказанных субъектов, поскольку, если государство будет решать, где и кого поминать за богослужением, то оно, по сути, решает за людей, как им молиться.

В любой другой действительно европейской стране это прозвучало бы как нонсенс. Статус УПЦ не имеет аналогов в мировом Православии, поскольку предполагает независимость Церкви и в то же время – единство с Поместными Церквями через такую же, по сути, независимую Церковь. И УПЦ под омофором Блаженнейшего Митрополита Онуфрия состоит в единстве со всем Мировым Православием. В осознании трагедии украинского раскола все будет зависеть от того, как мы понимаем термин «автокефалия», и главным образом само понятие Соборной и Апостольской Церкви.

Следующий тезис был озвучен митрополитом Месогейским и Лавреотикским Николаем (Элладская Церковь): «Автокефалия важна в том случае, если она облегчит пастырское окормление и поможет людям идти к святости; только если без нее невозможно полноценное церковное бытие». Таким образом, раскольникам предстоит ответить на очень простой вопрос: насколько титул патриарха приближает верующих к Богу? Исчезнет ли Православие в Украине, если Церковью будет руководить митрополит, а клобук заменит куколь? Или дело вообще не в Боге? Может, в «Киевском патриархате», прямо как в известном произведении Ницше, «Бог умер»?

Принцип «Независимому государству – независимая Церковь» не выражает собой каноническую закономерность и не может быть доминантой процесса обретения автокефалии, как заметил проф. КДА о. Алексей Добош. Церковь не в горизонтали политических перипетий и титулов, она в вертикали обожения и стремления к совершенству, которое и есть Сам Христос.

Красной нитью на протяжении всего фильма проходит главный тезис: Украине необходима не автокефалия, а единство, и именно единство порождает автокефалию, а не наоборот. Именно это принцип был продемонстрирован на примере высказывания покойного предстоятеля УПЦ митрополита Киевского Владимира (Сабодана), который, цитируя С. Хантингтона, отметил следующее:

«Украина – расколотая страна с двумя разными культурами… Восток и Запад разные, но неразделимые, и их основание лежит в Крещении князя Владимира; Церковь признана инициировать рождение социокультурного пространства, в котором антагонизм восточных и западных элементов культуры будет творчески переплавлен в синтетическое единство на основе православной традиции – таков путь на пути к поместной Церкви».

Стремление к попранию канонов и самого понятия церковной жизни являет собой ни что иное, как грех. Профессор КДА архим. Сильвестр (Стойчев) проводит в фильме параллель между филаретовским расколом и вавилонским смешением языков, поскольку в обоих случаях люди были ослеплены гордостью на пути к выбранной ими цели. «Грех, – говорит в фильме архим. Сильвестр, – разделяет, а Церковь объединяет, возвращая потерянное единство».

Фильм заставляет задуматься о том, что Церковь называется Церковью только тогда, когда первое и экклезиологически единственное место в ней занимает Христос. В «Киевском патриархате» не осталось места для Христа: все проповеди и интервью идеологов раскола сводятся к политике и, по сути, мирской борьбе. Они не призывают к покаянию, а играют на чувстве национального самосознания, ведя людей не к Спасителю, а к откровенной политике.

Интересно, какие строго богословские статьи и исследования вышли в последнее время из-под пера «патриарха» или «спикера» КП? Сколько раз они упоминают о Христе в своем «пастырском служении»? По всей видимости, вера раскольников покоится только на национальном самосознании. Оно и есть их бог. «Киевский патриархат» не желает единства, поскольку путь к нему лежит через покаяние. Раскольникам попросту не хватает мужества, ведь так сложно будет взглянуть в глаза своей пастве и сказать: «Да, мы вас обманывали 25 лет. И мы не Церковь. Простите нас». Намного проще добиваться общения «на равных», но насколько равным оно сможет быть у Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Онуфрия, центр жизни которого – Христос, и «патриарха» Филарета, бог которого облечен в национальный флаг и проповедует веру в политику, стоя ногами на иконе Христа?

«Киевский патриархат» живет без Христа, как показал фильм, поскольку «Бог есть Любовь» (1Ин. 4: 16), а где заканчивается Любовь, по словам свт. Николая Сербского, там начинается справедливость. Именно лживую «справедливость» ищет КП в своих проповедях, обвиняя каноническую Церковь во всех грехах, трактуя по-своему – а значит, лживо, – события церковной жизни в Украине начала 90-х. И все это – лишь бы не посмотреть в глаза пастве и не признать себя лжецами. Им не нужна Любовь; им не нужен Бог – им нужен обман. И не зря иерарх Эллдаской Церкви назвал чудом объединение раскольников с канонической Церковью, ведь подлинное покаяние (ματανοια) – это одно из величайших чудес в христианстве. А без покаяния раскольников уврачевание раскола, терзающего украинское Православие, невозможно и немыслимо.


Возврат к списку

Ваш комментарий

Добавлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Войти как пользователь:
Войти как пользователь
Вы можете войти на сайт, если вы зарегистрированы на одном из этих сервисов:

Баба Гапка
Даже если бы автокефалия уже сто лет была и существовал канонический киевский патриархат сегодняшнее государство все равно боролось бы с Церковью просто потому что весь этот национализм, сатанинские писульки Донцовва и прочих идеологов укр. нацизма, абсолютно несовместимы с Евангелием..